ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Манускрипт Войнича
Я – эфор
Дерзкие забавы
HTML и CSS. Разработка и дизайн веб-сайтов
Сдаюсь на вашу милость
Прощай, мисс Совершенство
Я – Элтон Джон. Вечеринка длиной в жизнь
Как написать и издать книгу свою первую книгу?
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы

– Так это его проблема! Он что, надеется, что я протащу ее в Европу? Подниму со дна? Ну не смотри на меня так! Если я обещал, значит, посмотрю.

– Вот спасибо! Они покажут себя! Девушки профессиональные! – У Егора камень с души свалился.

– И на твою секс-звезду я тоже посмотрю! Заинтриговал! – подминул ему Кристиан.

Глава 3

Лукреция смотрела на свою подругу Анну и твердила только одно:

– Как я могла в это ввязаться? Как это могло со мной произойти? За что мне это? Какая же я дура! И ведь не молодая уже…

Анна даже стала опасаться за нее.

– Да ладно. Что ты? Ничего особо страшного не произошло. Подумаешь.

– Подумаешь?! – взвилась обычно спокойная Лукреция. – Как ты меня не остановила?! Я же не смогу! Господи! – закрыла она лицо руками.

Вспомнилась встреча в кафе. Несмотря на потасканный внешний вид, энергетика у Люды была будь здоров. Да еще водка раззадорила ее. А вот на Лукрецию алкоголь произвел обратное действие, полностью блокировав волю и сознание. Она сделалась просто марионеткой в чужих руках.

Лукреция вновь и вновь прокручивала в голове встречу с Людмилой.

– Дорогие мои девочки! Сам Бог меня к вам послал! – вещала поддатая Мила. – Всегда случаются ответственные моменты в жизни, которые могут решить судьбу! Вот через два дня решается моя судьба! Вова, которому я очень задолжала, ведь он фактически спас мне жизнь, так вот, Вова возлагает на меня огромные надежды! Я еле-еле завоевала доверие девушек как солистка, как человек с большим опытом, который протоптал ножками многие сцены мира. И вот сейчас решается судьба нашего коллектива и, самое главное, судьба моего спасителя Вовки. На себя-то мне плевать, а вот его подводить не могу! Вы должны понимать!

– Соберись! У тебя все получится! Ты что, боишься, что не справишься? – спросила Анна.

– Я-то справлюсь, но дело в том, что именно в этот день я не могу выступать.

– Что значит не можешь? – удивилась Лукреция.

– Не могу! И причина у меня очень уважительная! Можете поверить! – истерично выкрикнула Людмила.

– Да успокойся! Может, они и без тебя справятся! – предположила Лукреция.

– Да ты глупая, что ли? Я – солистка! Без меня – труба!

– Тогда ты должна взять себя в руки и идти, – пожала плечами Лукреция.

– Да не могу я!

– Значит, пусть просмотр перенесут на другой день, – сказала Анна.

– Это вообще исключено! Коллектив пятьдесят человек! Из-за меня одной никто ничего не перенесет! Тем более Вовке стоило огромных сил выйти на человека, который пообещал, что приведет к нам на просмотр какого-то медиамагната, который сможет двинуть наш ансамбль дальше. Заставить этого человека просмотреть коллектив такого уровня, как наш, это настоящее чудо. Мы бы на порог к нему даже не попали! Мультимиллионер! Это – удача, и он придет только в этот день и в этот час! Час моей катастрофы! – бесновалась Мила.

Анна с Лукрецией задумались, и Лукреция снова робко пискнула:

– Тогда ничего не может быть важнее, чем это выступление, и ты обязана пойти.

Вместо очередного приступа ярости Люда вдруг как-то обмякла и опустила голову.

– Не могу… Беременная я… Не сразу поняла. А тут все-таки пошла к врачу и… Мне поставили срок и записали на аборт именно на этот день.

– Аборт? – переспросила Лукреция. – Так запишись на другой день. Хоть бы и на следующий.

– Если бы все так было просто, – скривилась Мила. – Срок такой, что последний день, когда мне могут сделать аборт, – это день выступления. Ни сегодня, ни завтра нельзя, не готовы какие-то анализы… Так что остается только этот день выступления, будь он неладен! А после – зародыш уже признается живым человеком, и в аборте мне откажут. А искать подпольную клинику я не хочу. У меня не то состояние здоровья, да и страх во мне сидит. Подруга у меня была за границей, француженка одна. Она так же затянула, а потом пошла на подпольный аборт. Что-то пошло не так, и подружка моя умерла от кровотечения. Я там была и все помню… Этюд в багровых тонах! – грустно усмехнулась Мила. – Я не для этого вылезла со дна, чтобы так закончить…

– Это понятно! Конечно, аборт надо делать по закону, – вступилась Анна.

– Так и я о том же! Наконец-таки вы начинаете понимать!

– Ты, Люда, подумай. Тебе тридцать шесть, и здоровье уже не очень… Это может быть последний шанс, – робко заявила Лукреция.

– Ты о чем? – вдруг заливисто рассмеялась Людмила. – Думаешь, я могу допустить хотя бы мысль о том, чтобы родить?! Да зачем же мне рожать инвалида на муки вечные?

– Почему инвалида? – спросила Анна, несколько ошарашенно.

– А вы думаете, что я дура полная? Не говорила со знающими людьми? Моя печень вот-вот откажет… К тому же я одно время сидела на героине, и в организме произошли необратимые изменения. Так что я обязана попасть на этот аборт и не калечить никому жизнь. А вместо меня на показ сходишь ты, – посмотрела она на Лукрецию.

– Я? – Лукреция глупо улыбалась.

– Ты, – повторила Люда.

Лукреция нервно оглянулась, словно за ней стоял кто-то, к кому в данный момент обращалась Мила, но за своей спиной никого не обнаружила.

– Я думала, что ты шутишь… – дошло наконец до ее сознания.

– Кроме тебя, больше некому. Ты же занималась танцами.

– Люда, о чем ты говоришь?! Какие танцы? Я почти двадцать лет как закончила обучение танцам! Да и тогда у меня особых успехов не было! Я в архиве работаю!

– Тело все равно должно помнить уроки хореографии! Лукреция, ты должна меня спасти!

– Но почему я?! Вот Анна…. – указала на подругу Лукреция и тут же замолчала.

Но Анна уже успела отреагировать:

– Ты на меня зачем тянешь?! Рост сто семьдесят пять! Тебе же сказали! Я же жирная! Какая «Рябинушка»? Если только в ансамбль «Пончики» или «Шарики».

– Извини, я не подумала, – ответила ошарашенная свалившимся на нее грузом ответственности Лукреция.

– Да, Лукреция, только ты сможешь подменить меня, – с надеждой смотрела на нее Людмила.

– Я не смогу! – воскликнула Лукреция. – Ты всю жизнь была профессиональной танцовщицей и то почувствовала трудности в ансамбле! А я-то что сделаю? – побледнела она.

– Так я привыкла к совсем другим танцам! Поэтому никак не могла собраться в глухо застегнутом сарафане, тебе, может, и сподручнее будет! Помоги мне, Лукреция! – взмолилась Люда.

– Но я даже не знаю, как и что?

– Я принесла тебе запись нашего танца. Изучи! – нашлась Люда.

Лукреция очнулась от воспоминаний и вновь обратилась к Ане:

– Ну как?! Как я выучу танец за один день?! – Лукреция чуть не плакала.

– Ты не паникуй! Соберись! Люди вон в космос летают! – пыталась поддержать ее Анна. – Смотри диск с танцем!

– Да я сто раз уже посмотрела! И что? Это же очень сложно! Такие переходы! Такой узор танца! И ладно бы где в хвосте! А тут я – солистка! – Лукреция испытывала настоящий стресс.

– Повторяй про себя и повторяй!

– Да я уже живу в этом хороводе! – пожаловалась Лукреция.

– Вот и живи! А завтра, даст Бог, ты все на автомате и повторишь! Интересно, как тебя примут девочки из ансамбля?

– Милка предупредила их, сказала, что я не подведу… В общем, ужас!

– Не переживай, все получится! – заверила Лукрецию подруга, но глаза ее при этом не светились, как обычно, оптимизмом.

– А если я опозорюсь? Перед каким-то миллионером? Судьба Люды в моих руках, судьба какого-то Вовы. Не много ли на мои плечи?

– Лукреция, это твой звездный час! Может, ты спасешь много судеб! – Почему-то при этих словах Анна перекрестилась сама и перекрестила Лукрецию. – Главное, что тебе даже косу подвязывать не надо! Твоей и длины и густоты хватит! – справедливо отметила она.

– Не думаю, что это самое главное, – с большим сомнением в голосе ответила Лукреция.

– Да! Самое главное, чтобы кокошник не жал! – выдвинула странную версию Анна.

8
{"b":"228707","o":1}