ЛитМир - Электронная Библиотека

— Старшина Борисов, два шага вперед!

Оп-па! Сделав умное лицо, и старательно не показывая удивления, делаю два шага вперёд. Вроде и не сделал пока ничего, а начальство уже хочет меня видеть.

— У тебя в деле написано, что ты неплохо справляешься с псиониками.

— Никак нет, товарищ контр-адмирал!

— Что? Ты хочешь сказать, меня глаза подводят?

— Никак нет, товарищ контр-адмирал!

— Вот как? Объясни.

— Свои успехи в данной области считаю скромными. Что написано в личном деле не знаю — не читал. И отвечать за это соответственно не могу.

— Даже так — адмирал не секунду задумался — Ну, раз ты такой скромный, посмотрим на тебя в условиях приближенных к боевым. Кузнецов, в этой группе псионики есть?

— Есть, пятеро.

— Ну-ка, вызови двоих сильнейших.

Каперанг быстро пролистал бумаги, вытянул нужный листок и скомандовал:

— Сержант Павленко и лейтенант Лысенко, два шага вперёд!

— Вот тебе старшина спарринг партнёры — говорит мне адмирал. — Сейчас посмотрим, правда, написана в личном деле или нет. Иди, бери тренировочный нож и вперёд.

— А вам двоим, — это он уже псионикам — нужно старшину под орех разделать. Псионик ведь в рукопашной десяток таких положит, не напрягаясь или нет? А у вас он всего один.

Пока иду к столу, за ножом, стараюсь по быстрому прокачать ситуацию. Оба бойца после слов адмирала завелись и полны решимости меня по полу размазать. Это странно, на передовой быстро учишься относиться серьёзно даже к самому слабому противнику, а эти уже считают меня грязью на полу. А Мартыненко ведь говорил о записи в личном деле. Не слышали или не придали значения? Я бы как минимум насторожился. Похоже, ребятки служили в оборонительных пехотных частях, их тоже подтягивают в зону конфликта, но первый удар на себя всегда принимают погранцы или космодесант, ну или вместе. Пехота же, часто на самое интересное не успевает, или появляется под конец веселья. Но участие в боевой операции им засчитывают. Они не трусы нет, в случае затяжного боя они высаживаются, окапываются или сходу атакуют (по ситуации) и начинают изводить врага под корень. Но такое бывает редко. В основном мы справляемся сами. И если нас почти всегда взвод, редко рота, то пехоты минимум батальон. Тяжёлая артиллерия так сказать.

Вот ребята походу толком не обстрелянные. Не приходилось им отбиваться от превосходящих сил противника или прорывать вражескую оборону. Про абордажи вообще молчу. Особенно если служили в местах поспокойней. Ладно, дам бойцам полезный опыт они мне потом ещё спасибо скажут.

Беру со стола нож и оборачиваюсь. Тут же вхожу в ИСС[5] и оцениваю обстановку. Стоят красавцы метрах в десяти от меня и метрах в четырех друг от друга. Слышу из-за спины "Бой!". Резко бросаюсь вперед, чтоб оказаться между ними. Что не ожидали такой прыти? Два псионических жгута летят в меня, один справа другой слева, на уровне груди. Кувыркаюсь вперед. Хрен вам, не все так просто. Встаю как раз между ними, на линии огня. Ну, кто так атакует?! Опять жгуты справа и слева и опять на уровне груди! Лучше бы один по ногам, а другой по груди. Видите ведь, что цель верткая попалась. Приседаю, тут же кувыркаюсь в бок к правому и на подъеме всаживаю ему нож в печень. Парень застонал и согнулся от боли. А ты как думал, необстрелянный? Нож хоть учебный и вреда здоровью не наносит, болевые ощущения выдает пополной. Сразу смещаюсь жертве за спину и закрываюсь им как щитом. Вовремя! Его напарник понял всю бесперспективность боковых атак и атаковал жгутом прямо, как копьем. Но мне уже все равно. Удар, предназначавшийся мне, получает его напарник и это не улучшает его самочувствия. Он бы, наверно, упал на спину, но сзади я и меня это совершенно не устраивает, мне нужно на оборот. Потому изо всех сил толкаю его вперед, на его, слегка расстроенного эффективностью своей, атаки друга. Ясно, что не долетит, но мне и не надо. Мне бы дистанцию сократить. Пока нахожусь за летящим в объятья друга оппонентом, тот не атакует, помнит про дружественный огонь. Два метра летун мне до второго сократил и то хлеб. Рывок к последнему оппоненту. Тот уже готов и встречает меня прямым жгутом. Уклоняюсь и перерезаю жгут, противник дергается как от удара током. Не нравится? Подлетаю почти вплотную и делаю ложный замах ножом. Повелся и попробовал руками отвести удар. Хватаю его за выставленную руку, подсечка, оппонент на полу и добивающий ножом в сердце. Подхожу к первому добиваю и его. Он в принципе и так выбыл, но в бою лучше подстраховаться.

Возвращаю на место нож и рапортую о выполнении задания.

— Задание выполнено, товарищ контр-адмирал. Противник в лице двух псиоников условно уничтожен.

— Молодец Борисов порадовал старика. Теперь вижу, правду писали в личном деле. Зайдешь ко мне в пятнадцать ноль-ноль, есть интересное предложение.

— А вам бойцы — это он уже поднимающимся псионикам — нужно работать над техникой и тактикой поединков. Разве это дело когда двоих подготовленных псиоников побеждает одиночка с ножом? Ладно, Кузнецов оглашай списки поступивших, а я пошел.

С этими словами контр-адмирал Степан Алексеевич Мартыненко, которого курсанты любя называют Батей, а враги — "Зверь", вышел из зала и направился по своим делам. Легендарная личность, полный кавалер Ордена Славы. Говорят, он преподает на старших курсах тактику. Это честь учится у такого зубра. Двадцать лет назад полк космодесанта, в ходе конфликта за Окраинную, под командованием, тогда еще капитана первого ранга Мартыненко разбил и уничтожил в трое превосходящие силы американского десанта.

Конфликт тогда был знатный. Наши исследователи обнаружили звездную систему, богатую полезными ископаемыми, с планетой уже пригодной для жизни. Там было основано поселение, в котором на момент начала боевых действий проживало всего около десяти тысяч человек. Гарнизон состоял из пехотного батальона на планете и эскадры из крейсера и четырех эсминцев. По всем международным правилам и постановлениям планета была наша, но носителей демократии это не остановило.

Нужно добавить, что предыдущие лет тридцать ССП успешно вели боевые действия без объявления войны, против противников послабей, и постепенно входили во вкус. Одного прижали там, другого здесь, третий сопротивляется — так принесем ему демократию! У них ведь диктатура и не толерантность. И полетел американский флот нести свободу и равенство. Вот так они отщипывали там кусок и здесь кусок, не встречая серьезного сопротивления, а аппетит, как известно, приходит во время еды. ССП решила попытать удачи с противником посильнее. А тут такая удача — недавно открытая, слабо защищенная система, богатая полезными ископаемыми.

Шестой американский флот скрытно подошел к системе и, заглушив все частоты связи начал вторжение. Командующий объявил звездную систему собственностью ССП, а все корабли и всех гражданских лиц пребывающих в системе — пиратами, незаконно удерживающими их собственность. После чего, в знак доброй воли, предложил всем вышеназванным покинуть систему в течение часа. Командир эскадры долго не раздумывал. Если принять наглые требования то престижу Империи будет нанесен серьезный удар, плюс планета отойдет к ССП на совершенно законных основаниях. Вы согласились со всеми требованиями и покинули планету? Значит, признали, что незаконно захватили нашу собственность. Кто вы после этого? Правильно — пираты. Оплатите нам компенсацию за моральный и физический ущерб от ваших незаконных действий.

Поэтому один эсминец получил приказ любым способом прорваться в зону прыжка и вызвать подкрепление, пока это еще возможно — американский флот постепенно окружал эскадру. Остальные корабли оставались прикрывать отход.

Командир эскадры вызвал американского адмирала и сообщил ему, не стесняясь в выражениях, что он думает о ССП, их требованиях, космофлоте, образе жизни и адмирале в частности. Во время этой речи адмирал несколько раз то краснел, то бледнел, а потом приказал уничтожить наглеца, не дожидаясь окончания отпущенного часа. Но не все оказалось так просто. Понимая, что в обычном бою их быстро уничтожат, командиры кораблей приняли решение идти на таран. Развив максимальную скорость и стреляя из всех орудий, ракетных установок и торпедных аппаратов корабли Империи рванулись к противнику. Американцы, не ждавшие ничего подобного, поначалу растерялись и в результате два эсминца смогли протаранить два крейсера и взорвались вместе с ними. Еще один эсминец, выбравший целью линкор, не смог прорваться сквозь плотный огонь и взорвался, не долетев до цели. Крейсер выбрал своей целью флагманский авианосец и теперь на всей скорости шел на таран. Но американцы, уже оправились от шока и сосредоточили огонь на крейсере. ПРО[6] корабля не справлялось с таким количеством целей, и одна из пущенных американцами ракет попала в район двигателей. Скорость тут же упала и стало ясно, что их расстреляют до того как они протаранят авианосец. Поэтому, капитан крейсера отдал приказ сосредоточить огонь на авианосце. Первый залп орудий нанес слабые повреждения, так как был отражен энергощитами и броней, но он сделал главное — уничтожил в практически всю ПРО противника, с того борта, создав мертвую зону, куда немедленно последовал залп из ракетных установок и торпедных аппаратов. Ракеты были перехвачены, но две торпеды нашли цель. Авианосец будто подбросило, в борту зияла чудовищных размеров пробоина, генератор энергощита вышел из строя. Тут крейсер дал еще один залп из плазменных орудий. Артиллеристы метко попали в уже поврежденную часть корабля, и этот залп оказался критическим. Он, в некоторых местах, пробил авианосец насквозь, но что более важно — повредил главную энергоустановку корабля. К сожалению, это был последний успех крейсера, почти сразу его накрыл слаженный залп двух линкоров и гордый корабль превратился в груду оплавленного метала. На авианосце же так и не смогли починить энергоустановку и через час он взорвался.

вернуться

5

* — измененное состояние сознания, в данном контексте тоже что и боевой транс.

вернуться

6

* — противоракетная оборона

10
{"b":"228710","o":1}