ЛитМир - Электронная Библиотека

— Синицын, что у вас творится?!

— Товарищ командир, этот, без костюма, псионик чудовищной силы, это он нас так приложил. Половина личного состава небоеспособна, продержимся сколько сможем.

— Лейтенант, — Петренко повернулся к Сереге — ваша группа наш единственный шанс. Если вы не справитесь нам конец.

Сергей отдал честь капитан-лейтенанту и повернулся к нам.

— Схема два, контратакуем.

Мы дружно двинулись вперед тремя отделениями. Схема два означала, что атаковать будем по трем направлениям: Артем со своими — слева, Серега — по центру, я — справа.

Минута, и мы входим в развалины служащие укрытием левому флангу. Там вовсю кипит рукопашная. Жестами показываю Стасу, чтоб шел со мной, остальные две двойки заходят в проемы чуть дальше. Ударят в спину, когда мы начнем.

Я заскакиваю первым, Стас за мной, держа щит наготове. А внутри дела плохи. Двое наших тяжей сражаются с превосходящими силами противника. Первый, у дальней стены, отбивается от тройки зомби. Судя по скованным движениям — он ранен и долго не продержится. Мертвяки прижали его к стене и не дают пользоваться плазмометом. Силой у него взять не выходит, трупешники если и слабее то не намного. Чвак! Один зомби пропустил удар в голову, и его башка разлетелась как арбуз. Минус один. Правда, за успех тотчас пришлось расплатиться, боец пропустил удар одного из зомби. Никогда бы не подумал, что тяж может так летать. Удар отбросил десантника на метр назад и впечатал в стену. Боец остался жив и даже не упал, скафандр защитил, но похоже "поплыл". Еще один пропущенный удар и зомби его просто разорвут.

Бросив Стасу, зачем-то доставшему силовой нож: "Помоги ему, я к правому". Я рванулся ко второму тяжу, который сражался с двумя себе подобными. Таких я раньше никогда не видел, ни в живую, ни на голозаписях. Даже показалось, что это не бойцы в скафандрах, а живые существа неизвестного вида. Но разве могут быть существа только с глазами на лице? Костюмы, судя по виду, были хорошо бронированы, ничего похожего на оружие я не заметил. Руки существ заканчивались пальцами с неестественно длинными последними фалангами — сантиметров двадцать. Со стороны они очень походили на когти, которыми они орудовали весьма умело, заставляя тяжа уйти в глухую оборону. Но самым интересным, на мой взгляд, было, то, что этими своими когтями они успешно отражали удары силового лезвия космодесантника.

До противников было метров десять, и я сходу набрал неплохую скорость. Помощь тяжу требовалась как можно быстрее. Но меня заметили. Одно из существ отпрыгнуло в сторону и вытянуло руку раскрытой ладонью в мою сторону. На ладони запульсировало болотно-зеленым. Решив не искушать судьбу, я кувыркнулся вперед в сторону, уходя с линии огня. Вовремя. Место, где я находился пол секунды назад, пронзил тускло зеленый луч неизвестного мне оружия. Противник спешил исправить свой промах и попытался снова направить на меня ладонь. Поздно, я был уже достаточно близко. Активировав клинки, я одним ударил по руке чуть выше кисти, отрубив ее начисто, а второй вонзил противнику в голову и тут же бросился на помощь тяжу, которого противник сбил с ног и собирался добить. На ладони, направленной на космодесантника уже пульсировал зеленый сгусток.

Я успел. Всем телом врезавшись в противника сбил ему прицел, выстрел попал в пол в метре от цели, и заставил сделать пару шагов в сторону. Дальше уже не оплошал тяж. Он навскидку, с пола, снизу вверх, дал очередь из тяжелого плазмомета по существу. Броня у того оказалась отличной. На животе и груди она выдержала, отразив весь урон, а вот на голове нет. Существо рухнуло на пол с двумя дырками в голове.

Я перевел взгляд на Стаса. У него было все в порядке. Он оттеснил мертвецов от первого тяжа и теперь уверенно их уничтожал. Как раз сейчас он, пробив копьем голову одному мертвецу, ушел от удара второго и машинально всадил ему в грудь силовой нож. Мертвец замер и упал, не пытаясь больше встать. Несколько секунд мы смотрели на него, ожидая какого-то подвоха, но все было чисто, он был мертв окончательно.

Не теряя времени, я вышел на общую волну:

— Внимание всем, в рукопашной мертвецов окончательно уничтожают силовые ножи. Повторяю — в рукопашной убивайте их силовыми ножами как обычных противников.

Из развалин вышли остальные бойцы моего отделения.

— Что у вас?

— Было три мертвяка, мы их успокоили. На участке Сергея похоже серьезная заварушка.

— Дима, Ахмед, помогите раненым, — киваю на тяжей, — остальные за мной.

Мы в темпе вальса двинули на помощь Сереге. Они вшестером, конечно, любого псионика уделают, не смотря на всю его "чудовищную" силу, но он там не один так, что возможно всякое.

Подошли мы на самое интересное. Первое отделение прошло насквозь позиции левого фланга и вело бой на открытом месте. Наши, выстроившись полукругом, вели непрерывный огонь по непонятному созданию, висящему в полуметре над землей, метрах в двадцати от них.

Нужно ли говорить, что о таких созданиях я раньше не слышал? Думаю, нет. Это существо, принадлежащее неизвестной расе, больше всего напоминало высохший труп, со светящимися бардовыми глазами.

Оно и впрямь было очень сильным псиоником, удерживать щит под непрерывным огнем шести стволов дорогого стоит. Наши начали приближаться, на прекращая огня. Похоже, Сергей решил под прикрытием огня подойти вплотную и прикончить гада ножами. Неплохой вариант. Жаль только высохший это тоже понял. Продолжая удерживать щит, он выпустил конусом нечто больше всего напоминавшее волну, состоящую из псионической энергии, которая не сохраняла никакого контакта с телом мумии. У всех нынешних рас подобное считалось невозможным, как впрочем, атаковать псионикой, удерживая щит под интенсивным огнем.

Волной ребят сбило с ног и, оглушив, поволокло по земле, но Серега ухитрился устоять. В последний момент он выставил перед собой силовой нож, удерживая его двумя руками, и создав по щиту на каждой руке. В результате, пробитая ножом волна как бы обтекла его, не причинив вреда. Где он только такому научился? Сергей тут же попробовал контратаковать копьем — безуспешно, и сразу переключился на плеть, которой при определенном навыке можно зацепить противника за щитом, как бы перехлестнув защиту. Бардовоглазый знал об этом тоже, поэтому он убрал щит. Вместо него его окутала псионическая энергия, равномерно распределившись по всему телу. Плеть Сергея бессильно ударила по непонятной защите, а сам он едва успел уйти от непонятного комка запущенным его противником. Комок, как и волна, контакта с телом не имел, но это не помешало ему пробить в стене, в которую он угодил, дыру размером с кулак. Последовавший за этим удар плетью, хоть и принятый на щит, отбросил нашего командира на пару шагов назад. Сергея шатало, но отступать он, похоже, не собирался. Глупец! Куда он лезет в одиночку? Он что не видит, что сам не справится? Не годится с этим противником правильный бой псионик против псионика, слишком он силен.

— Серега отходи! — не выдержав, закричал я. — Один ты с ним не справишься!

Не знаю, услышал он меня или нет, но отойти не успел. Над ним возник квадрат, стороной метра два, который резко устремился вниз. Сергей почувствовал атаку и успел выставить щит. Это оказалось бесполезным — мощь, вложенная в квадрат, оказалась такова, что Серегу буквально вбило в землю. Во все стороны брызнул поднятый ударом щебень, а по земле пошли трещины. Мерзкая, высохшая тварь, буквально за секунду, еще дважды успела полоснуть плетью по неподвижно лежащему командиру.

Бросив своим "Прикройте!" я вошел в ИСС и бросился к мумии. Холодная ярость овладела мной, настойчиво требуя выхода. Он меня заметил. В голове зазвучало нечто похожее на смех, но я отмахнулся, сосредоточившись на противнике. В меня полетели комки — безуспешно, я легко уклонялся от них, продолжая сокращать дистанцию. Тогда надо мной образовался квадрат, но я снова легко выскочил из зоны поражения, когда ты двигаешься два метра не дистанция. Противник опять сменил способ атаки, теперь пришлось уворачиваться от тонких псионических полос, длинной метра полтора, одна шла горизонтально, другая — вертикально. Интересно, какое воздействие они оказывают? Скорей всего режущее. Мне осталось метров десять, пройду за пару секунд, а в ближнем бою мне есть чем его удивить. Ссохшийся явно не горел желанием вступать в рукопашную и решил отбросить меня волной. Пришлось воспользоваться Серегиной наработкой. Я активировал лезвия, сложив их перед собой клином. Защитное поле было активно с начала боя, благо под костюмом не видно. Волна обтекла меня, даже не замедлив. И тут в голове возник дикий, панический крик, срывающийся на визг.

28
{"b":"228710","o":1}