ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец мы добрались до боевой рубки. Тут развернулось настоящее побоище, коридор был просто забит телами, нам пришлось расчищать себе путь. В самой рубке было ничуть не лучше — изуродованные тела, разбитые приборы. Пытаясь добраться до главного голоэкрана, я случайно задел кучу тел плотно висящих вместе — вероятно во время боя они упали друг на друга. Тела подались в стороны, и нечто среди них вдруг привлекло мое внимание. Это была рука, оторванная и изуродованная взрывом плазменной гранаты. Впрочем, она сохранилась достаточно, чтобы я вспомнил, где такое видел. Пазл сложился, но облегчения это не принесло. Подбираю руку и вкидываю в отделение на спине заменяющее рюкзак. Смотрю по сторонам, ребята возятся у приборов.

— Как там с оборудованием?

— Все уничтожено, данные безвозвратно стерты, — тут же отвечает Вася. — Противнику ничего не досталось.

— Я на "Нахимов", Рыжая за старшего.

— Зачем, командир?

— Я знаю, кто это сделал.

— И кто же? — ребятам не на шутку интересно.

— Друзья наших старых знакомых с сорок первого.

Добираюсь до места высадки и вызываю челнок, оттуда связываюсь с Зозулей.

— Товарищ контр-адмирал мне нужно срочно связаться с вице-адмиралом Слепковым.

— Ты что, каптри, головой там ударился? С чего с тобой начальнику разведки разговаривать?

— Товарищ адмирал, дело чрезвычайной важности и высшей степени секретности.

— Ладно, Борисов, я с ним свяжусь, но если что, драить тебе гальюны до самой пенсии.

— Согласен, товарищ адмирал.

Зозуля отключился, а я принялся ждать, когда мы прибудем на "Адмирал Нахимов". Через пару минут меня вызвал командующий флотилией.

— Не знаю, Борисов, почему, но вице-адмирал согласен с тобой поговорить.

— Спасибо за помощь, товарищ контр-адмирал.

— Не за что. Интересный ты кадр, Борисов, всего каптри, а Слепков тебя хорошо знает.

— Пересекались пару раз — туманно ответил я.

— Пересекались значит… Ладно, прибудешь на борт, будет тебе связь — сказал Зозуля и отключился.

Через пять минут мы влетели в стыковочный отсек. Меня уже ждали и сразу провели в резервный пункт связи. Там уже находился Зозуля, а с экрана смотрел Слепков.

— Здравствуй, Глеб, зачем вызывал? — сразу взял быка за рога вице-адмирал.

— Здравствуйте, Степан Борисович, смотрите — и достал найденную руку.

Первые секунды Слепков смотрел недоуменно, потом прильнул к экрану, видимо, чтоб рассмотреть получше и через секунду откинулся на спинку стула, похоже узнал.

— Думаешь, они?

— Уверен, Степан Борисович.

— Почему?

— Во-первых, вот это — я покрутил найденную руку, — во-вторых, слишком мало тел экипажа осталось на борту.

— Тела могло унести в космос, — вмешался до того молчавший Зозуля.

— Из крайних отсеков, да, но не из центра корабля где до ближайшей пробоины куча поворотов и десятки метров — парировал я.

— Как не вовремя, — пробормотал Слепков. В отличии от Зозули он знал, что я имел в виду. И продолжил — Спасибо за информацию Глеб, это действительно очень важно. Теперь, когда с этим разобрались, есть новое задание. Михаил Сергеевич, оставишь здесь несколько кораблей для продолжения осмотра и охраны, а с остальными отправишься на Шсишас.

— Шсишас? — контр-адмирал на минуту задумался — Зачем? Это ведь та планета, которую в первую земляно-шранскую превратили в радиоактивное кладбище. Мы и здесь еще не все узнали.

— Главное вы уже узнали — отрезал начальник разведки. — Наши патрульные в том секторе, час назад перехватили слабый сигнал о помощи. Твоя флотилия самое крупное соединение кораблей поблизости. Там могут быть силы шранов, и нужно будет поиграть мускулами. Так что вперед и с песней.

— Кого хоть спасаем? — решил уточнить Зозуля.

— Точно не знаю, но такая кодировка сигнала используется только высшим американским командованием.

— Дела… — протянул Зозуля.

— До связи — попрощался Степан Борисович и отключился.

— Ну что Борисов, — повернулся ко мне Михаил Сергеевич — отзывай свою группу, полетите с нами.

Через час флотилия прыгнула к Шсишасу.

В системе нас ждал сюрприз. Там корабли шранов вели бой с превосходящими силами противника. Силуэты судов не соответствовали ни одному типу кораблей любой из известных нам рас. Более того, по некоторым признакам можно было судить о том, что здесь находятся корабли нескольких рас. Подойдя поближе, мы уловили слабый сигнал — шраны отчаянно звали на помощь, а неизвестный противник успешно их глушил.

Меня вызвал Зозуля:

— Значит так, Борисов, мы взяли пеленг американского сигнала, источник находится на планете. Ты со своей группой высадишься и выяснишь что там и как. Мы тем временем ударим во фланг вон тем красавцам, — адмирал показал рукой на голоэкран, где отображалось сражение шранов с неизвестными. — Постарайтесь управиться по быстрее. Неизвестно чего ждать от этих гостей.

Я отдал честь и двинулся выполнять приказ.

Уже через десять минут, с борта летящего к планете челнока, мы наблюдали как перестроившаяся в боевой порядок флотилия идет на сближение с противником. Мысленно пожелав нашим удачи в бою, я сосредоточился на задании. Точно засечь источник сигнала не удалось, помехи мешали, но удалось сузить область поиска до семи квадратных километров. Происходи это на обычной планете, справились бы достаточно быстро, но что из себя представляет планета, бывшая некогда радиоактивным кладбищем мы не могли себе представить.

Как оказалось, нас ждал лес, не очень густой и не слишком высокий. С листьями странного красного цвета. Насколько я знаю, почти вся растительность в мирах шранов имеет привычный для нас зеленый цвет, интересно. Сколько сот лет прошло, а нормальная экология так и не восстановилась.

Челнок ушел вверх, пилот будет ждать сигнала на низкой орбите, а мы, разбившись на тройки, начали прочесывание. Поначалу не было ничего необычного, а потом я почувствовал слабый запах гнили, тот же что на уничтоженном "Спартаке". Мысленно выругался и подал сигнал "Внимание! Опасность!". Дальше мы продвигались еще осторожнее, а запах гнили усиливался.

Минут через двадцать пришел сигнал от левофланговой тройки, они обнаружили челнок. Спустя еще пять — мы внимательно изучали местность вокруг. Неизвестный пилот был профессионалом, сумел приземлить корабль не предназначенный для полетов в атмосфере на большой поляне, но посадка прошла не очень удачно, о чем свидетельствовали поваленные деревья. Сам челнок был изрядно поврежден, а поляна и деревья вокруг несли на себе следы недавнего боя, кто-то очень хотел добраться до пассажиров. Я сосредоточился, пытаясь почувствовать, есть ли кто живой в челноке. Конечно, до этого я такое проделывал только вблизи, но чем черт не шутит, вдруг получится. Неожиданно получилось. В челноке было двое — люди, не понимаю, почему, но я был в этом уверен. Интереснее было другое, к нам с тыла приближалось пятеро существ, от которых прямо смердело гнилью. Они медленно сокращали дистанцию намереваясь ударить нам в спину. Проклятье, надо пошевеливаться. Если там пятерка "телохранителей" нам придется туго.

Даю команду окружить челнок и занять оборону, а сам направляюсь к наполовину вырванному люку. Внутри челнока, в метре от входа находится один из экипажа и явно держит дверь на прицеле. Друзей они точно не ждут, а времени на переговоры нет. Придется прорываться.

Бросаю внутрь светошумовую гранату, взрыв, и делаю прыжок-кувырок внутрь, так чтоб оказаться максимально близко к бойцу. Надомной проходит плазменная очередь, выпущенная явно наугад, даже в боевых скафандрах затемнение длится не меньше секунды, мне хватит. Выбиваю плазмер и сильно толкаю в грудь. Оппонент впечатывается в переборку и плавно сползает вниз, что-то я перестарался. Отбрасываю чужое оружие ногой подальше и направляю свое на слабо потряхивающего головой пассажира челнока. Опять стараюсь почувствовать, что творится вокруг. Второй пассажир находится там, где и был, а вот гнилая пятерка подобралась ближе метров на пятьдесят. Надо торопиться, скоро они будут здесь. Вызываю Васю и даю задание проверить второго в челноке, остальным приказываю соблюдать максимальную внимательность и готовится к бою, так как к нам идут гости. Через минуту Вася сообщает, что все под контролем, второй ранен, причем, тяжело и он уже начал оказывать помощь. Мой оппонент уже очухался, но активных действий не предпринимает, пора задавать вопросы.

45
{"b":"228710","o":1}