ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что привело вас в такую даль? — продолжил разговор наг.

— У наших границ появился страшный враг значительно превосходящих нас по силе и развитию. Мы предполагаем, что Вы можете предоставить нам ценную информацию о нем.

— То есть Вы не хотите военной помощи?

— Мы не откажемся от помощи, но неуверенны, что Вы захотите ее предоставлять. Поэтому мы будем благодарны хотя бы за информацию.

— Неужели сердца ваши полны страхом перед неизвестным противником настолько, что Вы бежите за помощью через пол галактики? Ведь нога противника еще не ступила ни на одну из ваших планет? — проговорил старик с удивлением и легкой брезгливостью. В рядах его сопровождения послышалось пренебрежительное хмыканье.

Блин, дать бы тебе дед в лоб, чтоб не записывал в трусы, не разобравшись, но старость надо уважать. Не мое дело переговоры — не мое. Собрав всю волю в кулак, спокойно говорю нагу:

— Мы встречались с этим противником в бою и понимаем, что он гораздо сильней. Информация тоже оружие, мы, по крайней мере, будем знать, чего нам ждать.

— Хорошо, мы предоставим Вам информацию, — змей скорчил такую рожу, будто разом съел килограмм лимонов. — Но вам придется доказать, что вы этого достойны. Поэтому ваши бойцы и мои сойдутся в смертельном поединке. Если твои воины смогут победить, человек, то мы дадим вам то что вы просите, если нет — ты умрешь сразу после них и ничего вы не получите. Все понятно?

— Нет.

— И что же тебе непонятно? — оскалился наг.

— Мои воины не будут драться с твоими.

— Почему это? — старик, похоже, никогда не сталкивался с отказом.

— Потому, что грядет страшная война, в которой каждый солдат будет на счету. Драться будем один на один, мой лучший воин против вашего. Рано или поздно война придет и к вашим границам, и тогда воины вам понадобятся.

— Мы не проиграли ни одной войны — гордо задрал голову змей.

— Мы тоже, — спокойно парировал я — но все бывает в первый раз.

— Хорошо, — согласился, наг минуту подумав. — Твой лучший воин против моего. Даже если он проиграет, ты и остальные твои люди покинете наш корабль живыми. Но люди никогда больше не прилетят к нашим границам, а если прилетят, то будут уничтожены. Согласен?

Товарищ вице-адмирал, ну зачем вы мены сюда послали? Ну не дипломат я. Так и хочется дать в глаз напыщенной рептилии, чтоб был попроще, но нельзя я ведь представитель Империи. И сейчас вот — ну откуда у меня такие полномочия, чтоб за всех решать? Но ответить нужно немедленно.

— Согласен.

— Удан выйди вперед.

Из строя вышел здоровенный наг, хотя это для меня он здоровенный, у них и побольше есть. Ростом змей был больше двух метров, косая сажень в плечах, весил килограмм сто сорок, да еще и псионик. Двигался он быстро и плавно, явно не новичок в рукопашной. Очень серьезный противник.

— Кто будет сражаться от лица Империи?

— Я.

Наг удивленно уставился на меня.

— Чего смотришь, хладнокровный? Челюсть подбери — не выдержал я. — Я их командир, а также лучший боец группы, поэтому драться буду тоже я.

— А ты псионик? — немного пришел в себя старик.

— Нет.

— Но тебе тогда не одолеть Удана!

— Посмотрим.

Змей задумался, а потом родил:

— Вы будете драться только тем, что дано вам от рождения, и Удан не будет использовать псионику.

— Может, поменяете его на рукопашника посильнее? — проявил сочувствие я.

— Он один из лучших воинов нашей расы, даже без псионики! — гневно воскликнул старый наг.

— Ну как хотите, мое дело предложить.

С этими словами я снял китель и фуражку, отдал их ребятам. Потом снял рубашку. Остался только в парадных брюках и туфлях. Хорошо, что даже парадную форму у нас делают удобной и прочной. Благодаря этому я смогу спокойно бить ногами не боясь, что у туфель отлетит подошва в самый не подходящий момент или, что штаны не дадут нормально поднять ногу для удара.

Наг тоже обнажился по пояс и теперь ждал меня. Не совсем уверен, но выражение его лица показалось мне каким-то злорадным, предвкушающим бесплатное развлечение. Такие лица обычно бывают у морально убогих личностей, которые любят издеваться над более слабыми, понимая, что достойно ответить те не могут. Скалься, милый скалься, сейчас ты нарвешься на весьма неприятный для тебя сюрприз.

Мы встали на расстоянии трех метров друг от друга. Все остальные отошли назад метров на десять. Старик что-то крикнул и схватка началась.

Противник, видимо решив разделаться со мной побыстрее, резко бросился на меня целясь в голову кулаком. Быстрый гад. Но подловить меня не удалось. Я сделал шаг вперед — в сторону, нырнул под руку и встречным движением впечатал ему локоть в живот. Наг согнулся, а я вынырнув у него за спиной ударил основанием ладони целясь в затылок. К моему удивлению змей ушел от удара кувырком, вперед максимально использовав свое полусогнутое положение.

Мы вновь стояли лицом к лицу и наг больше не ухмылялся. Что-то не так. Я это чувствую, но понять пока не могу. Не мог он так легко перенести встречный удар локтем. Его сто сорок кило с разгону да на мои восемьдесят пять, на максимум десять квадратных сантиметров ударной поверхности локтя. У него вместо кишок желе должно быть, а он бодр и весел.

Змей снова решил атаковать, на этот раз ногой. Бью стопорящий удар каблуком в голень и, оттолкнувшись от ноги противника, наношу боковой удар каблуком той же ноги в солнечное сплетение. Оппонент, сложившись на ноге пополам, подает на пол. Что мне нравится в эволюции разумных видов, так это то, что большинство уязвимых точек и у землян и у инопланетян находятся в одних и тех же местах. Без разницы на кого ты похож медведя, змею, обезьяну или птицу. Кость голени, слабо прикрытая кожей, после контакта с твердым предметом у всех болит одинаково, а про солнечное сплетение вообще молчу.

Нет, ну ты посмотри опять встает. Мельком успеваю заметить удивленное лицо старика. Он не в курсе, что не так с его бойцом? Непонятно. Этот Удан крепкий середнячок, но не более. Он даже в боевой транс входить не умеет. Любой из нашей группы сделал бы его на раз и все же ему как-то удается выдержать удары, которые свалили любого другого. А что если…

Удан опять пошел в атаку пытаясь достать меня руками, ногами и даже хвостом. Я просто уходил и уклонялся, зля его все больше. И вот когда он в очередной раз попробовал попасть в меня ногой, я скользнул в сторону, ударив носком туфли во внутреннюю сторону его опорной ноги. Наг взвыл как бульдозер и рухнул на пол, держась за поврежденную ногу. Теперь надо расставить все точки над "и".

— Объясните, почему ваш боец использовал в бою псионику? — спрашиваю, повернувшись к старику.

— Это не возможно, по условиям боя вы дрались только дарованным вам от рождения, но без применения псионики. Мы сразу обговорили это. Ни один наг не обесчестит себя нарушением условий поединка!

— Я смог нанести ему повреждения только после того как применил специальную технику разработанную против псиоников. Против обычных бойцов эта техника никаких преимуществ не дает. Все три удара, которые я ему нанес, перед этим вывели бы из строя обычного противника. Проверенно не однократно. Более того я готов доказать это в поединке с любым другим вашим воином.

— Удан, — старик повернулся к лежащему бойцу — это правда?

Боец молчал, опустив голову, но это молчание было красноречивее любых слов.

— Ты обесчестил всю расу нагов и весь Нагион своим проступком! — правильно истолковал его молчание старик. — Смыть подобное можно только кровью! Весь твой десяток вынужден будет пойти в сумтхи!

— Прошу прощения, — вмешался я — не могли бы вы мне объяснить суть происходящего?

— Могу чужак, сумтхи — это служение во имя искупления. Когда кто-либо из воинов нашего народа преступает законы чести, его боевые товарищи должны искупить его проступок и служить до конца своих дней его противнику или его наследнику. Сам же преступивший подвергается мучительной смертной казни. Ситуация усугубляется тем, что служба слабому противнику является бесчестьем, а вы пока не доказали обратного.

50
{"b":"228710","o":1}