ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, у него ничего не вышло. Тогда, еще не знали, на что способен кшатрий в бою, и попытка схватить его провалилась. Систему защиты корабля тоже не смогли обойти.

Два года было тихо, а потом грянуло. Исчезнувший кшатрий возглавил народное восстание и после трех лет войны захватил власть в Патале. После победы он провел ряд политических и социальных реформ, в результате которых страна быстро преодолела период разрухи и начала развиваться. Для нового общественного строя главным было служение своей стране и ее жителям, а не бездумное накопление денег. Магнаты больше ничего не решали, все их фабрики и заводы перешли в государственную собственность. В частной собственности теперь могли быть только небольшие предприятия. Основой нового строя стали воины — не просто солдаты, а воины по духу, представители любых профессий, которые не сгибались под гнетом обстоятельств в любых условиях.

Другие страны насторожено наблюдали за успехами Паталы и, через двадцать лет, началась Мировая война. Денежные мешки испугались потери власти, так как народы других стран с надеждой смотрели на новое государство, и решили уничтожить неугодного конкурента. Пятнадцать лет длилась та война. Она стоила нашему народу половины населения планеты. Но кшатрий и его последователи победили. Слишком многие, во враждебных странах, поддержали новатора. Промышленники были частью перебиты, частью — арестованы и осуждены. С их приспешниками поступили так же. Потом началась долгая работа по восстановлению планеты и созданию нового общества.

Кшатрий прожил еще двести лет. За это время мы прошли путь, который другие расы проходят за тысячу лет. Для нашей планеты это был золотой век. Несмотря на все наши просьбы, он только перед смертью рассказал о себе и то общие сведенья. И попросил нас ждать. Ждать возвращения кшатриев и помочь им, если сможем и захотим. И вот мы дождались.

Теперь мы хотим вернуть долг тем, кто изменил нашу жизнь.

— Что случилось с его кораблем?

— Он бесследно пропал и мы до сих пор не можем найти, где он спрятан. Правда, его изображения сохранились.

— Надеетесь преодолеть защиту?

— Нет, конечно. Только кшатрий может попасть на борт. Но этот корабль величайшая святыня нашего народа. Он обязательно стал бы объектом паломничества.

— Расскажи, пожалуйста, побольше о том, чем кшатрии занимались.

— Нет. Не смотри так удивленно, сейчас объясню почему. Вскоре после смерти кшатрия мы открыли тайну гиперпрыжка и решили посетить ближайшую солнечную систему. Представь себе наше удивление, когда на границе гравитационного колодца в голове у всей команды корабля возник голос сообщивший, что данная звездная система принадлежит кшатриям и ее посещение возможно только с их разрешения. А поскольку никого из экипажа в списках нет, голос предложил им развернуться и улетать туда, откуда прилетели, во избежание несчастных случаев.

Вот так мы узнали, куда направлялся наш будущий Учитель и лидер. Почему он отклонился от курса и попал к нам навсегда останется загадкой.

Завтра мы направим корабль к границам этой системы, и ты получишь ответы на все свои вопросы. Причем ответы будут гораздо более полные и подробные чем те, что я могу тебе дать. Согласен потерпеть до завтра?

— Согласен. Но мне все равно непонятна ваша уверенность в том, что я кшатрий.

Мучалинда рассмеялся странным шипящим смехом.

— Какой ты недоверчивый Глеб. Наш Учитель ни разу не ошибся в своих прогнозах. Завтра сам убедишься. Даже если ты не кшатрий наше отношение к тебе и твоим спутникам не изменится. Вы достойные воины и доказали это. Мы предоставим вам нужную информацию, не забудь, кстати, сделать запрос, а то с этими торжествами совсем забыли о цели вашего визита, и начнем торговое и дипломатическое сотрудничество с твоей страной, а может и военное. Там посмотрим. Теперь давай просто насладимся окружающей нас красотой.

Еще час мы сидели на балконе и разговаривали на разные темы: я рассказывал об Империи, а Мучалинда о Нагионе. Потом мы вернулись в зал, где с ребятами уже сидели какие-то чины из армии Нагиона и продолжили процедуру сближения двух культур. Все разошлись по комнатам глубоко за полночь, сближение культур удалось.

Утром и мы, и наги не стали тянуть резину. По-быстрому позавтракали вместе с Мучалиндой и его окружением, и направились на посадочную площадку, грузится в челнок. Линкор ждал нас на орбите и направился в зону прыжка, как только мы оказались на борту.

Сам гиперпрыжок занял меньше часа, мы из системы в три раза дольше выбирались. Корабль вышел в обычный космос в пяти минутах лету от границ гравитационного колодца здешней звезды и теперь неторопливо приближался к системе.

На правах почетного гостя мне разрешили присутствовать на капитанском мостике, и теперь я с удивлением рассматривал схему системы на голоэкране. Экран показывал полнейшую чушь, а именно: саму звезду и радиус гравитационного колодца. И больше ничего. Такого просто не может быть. В любой системе есть хотя бы астероиды, тут же — девственный космос.

— Капитан, — обратился я к, стоящему на неподалеку, командиру корабля — мы точно на месте?

— Да Великий, это именно та система. Мы предполагаем, что все объекты скрыты неким маскирующим полем.

— Не называйте меня, пожалуйста, великим, капитан — в очередной раз попробовал прекратить это "величание" я, достали блин. За те несколько часов, которые нахожусь на корабле, положение живой легенды меня изрядно утомило. ВСЕ наги буквально смотрели мне в рот и чуть ли не бегом бросались исполнять малейшие мои пожелания, либо то, что они считали таковыми. Кому-то это наверняка понравилось бы, но меня дико напрягало.

— Как прикажете Великий — ответил капитан, слегка согнувшись в уважительном поклоне. Ну, вот что сними делать? А ведь он один из самых адекватных!

— Вниманию подошедших к границе! — внезапно возник в голове лишенный половой принадлежности голос. — Данная звездная система принадлежит кшатриям. Посещение возможно только после получения соответствующего разрешения. В случае несанкционированного пересечения границы вы будете уничтожены.

Судя по тому, как дернулись от неожиданности некоторые члены экипажа, данный голос слышал не только я.

— У нас на борту находится кшатрий, — вслух ответил капитан. — Он хотел бы получить доступ в систему.

— Почему он не говорит сам за себя?

— Потому, что не уверен в том, что действительно кшатрий — вступил в диалог я.

— Сейчас проверим — с металлическим спокойствием обнадежил голос. — Базовые системы минимальны, но соответствуют всем необходимым критериям. Рад вас приветствовать кшатрий. Желаете попасть на территорию базы?

— Да — только и успел сказать я. Сразу после моего согласия тело окутало голубоватое свечение, и рубка линкора исчезла, сменившись серыми стенами. Покрутив головой удалось выяснить, что нахожусь я в идеально круглой комнате диаметром метров пять и что ничего похожего на двери в ней не наблюдается. Капец котенку, замуровали демоны — молнией пронеслось в голове. В слух же я спросил:

— Ну, и как это понимать?

— Прошу прощения кшатрий, — тут же откликнулся голос, который теперь не возникал в голове, а был нормально слышен — база несколько десятков тысячелетий пребывала в режиме консервации. Теперь мне необходимо протестировать все системы, привести их в готовность и создать атмосферу приемлемую для вашего биологического вида.

— Сколько времени это займет?

— Пользуясь стандартами принятого у вас на родине измерения времени — около пяти минут.

— Быстро, однако.

— Не очень. Кое-где встречаются небольшие неполадки, которые приходится устранять. К счастью ремонтный центр функционирует без сбоев и наниты отлично справляются со своей задачей.

— Раз справляются, значит — хорошо. А ты вообще кто такой?

— Я — даймон этой базы.

— Кто?

— Даймон.

— А по подробнее?

— Мне не понятен ваш вопрос кшатрий. Сформулируйте его, пожалуйста, по-другому.

53
{"b":"228710","o":1}