ЛитМир - Электронная Библиотека

После нескольких дней бесплодных поисков нам оставалось только горько сожалеть о товарище, который либо погиб в схватке с хищником, либо, не справившись с течением, был увлечён стремниной в водопад. Потому и воспринималось сейчас его появление в казарме, как возвращение с того света.

Подойдя к лежаку Зелёного, я присел на край и осмотрел парня. Голова обмотана свежей полосой холста. Грудь тоже вся перетянута белой тканью. Но запаха гниения нет. Наоборот, в воздухе витал лёгкий аромат полевых трав и ещё чего-то, больше всего напоминавшего мне полковой лазарет. Цвет лица хоть и бледный, но не болезненный. Видно, что человек потерял много крови, ослабел, но при этом — движется на поправку.

— Ты где был? — спросил я.

Зелёный чуть заметно вздохнул и, обведя всех собравшихся долгим взглядом, ответил:

— Я не знаю…

— Как это? — не понял я, — Тебя не было десять дней! Возвращаешься весь забинтованный и обмазанный травяными мазями… И ты — не знаешь? Такого быть не может!

— Я и правда не знаю, — ответил парень слабым голосом, — знаю только, что это пещера была. И там — девушка… Знахарка… Она меня и лечила. Но где это было — не знаю…

— Ладно, — я хлопнул по колену ладонью, — тогда давай рассказывай, что с тобой случилось. С самого начала.

Собравшись с мыслями, Зелёный начал свой рассказ.

Вспомнил, что в тот день, когда выехал на охоту, где-то через час езды увидел на земле следы очень крупного кабана. Решив его добыть, пошёл по следу. Чем дальше, тем выше по склону забирался кабан. След порой терялся среди камней и кустарника, но не исчезал совсем. Вскоре Зелёный услышал слабый шорох опавшей листвы и похрюкивание. Впереди, в полусотне шагов, раскинулись заросли дикого орешника. Вероятнее всего, именно там и находился кабан, разбрасывавший листву и поедавший лесные орехи.

Зелёный, спрыгнув с лошади, решил взобраться на дерево, росшее на краю ореховых зарослей, чтобы получше осмотреться и понять, где же именно находится желанная добыча. В горах уже наступила глубокая осень. По ночам случались лёгкие заморозки. Листва с деревьев и кустов полностью облетела. Поэтому разглядеть среди голых ветвей тушу передвигающегося в поисках еды зверя было делом не сложным.

Взобравшись на толстый сук, простиравшийся над зарослями орешника, и осмотревшись, Зелёный и в самом деле увидел кабана, своим рылом разбрасывавшего во все стороны листву и клочья дёрна в поисках орехов. Неподалёку, где-то за кустами, шумел речной поток.

«Здоровенный-то какой! Такого, пожалуй, стрелой не возьмёшь, — подумал Зелёный, разглядывая будущую добычу, — что же делать?»

Упускать кабана парню не хотелось. Уж больно знатной могла оказаться добыча. Но его уже достаточно приличный опыт охотника подсказывал, что от стрел толку не будет.

«Нужна рогатина!» — наконец решил он.

Слез с дерева, отошёл подальше от зарослей орешника и срубил мечом деревце подходящей толщины. Обрубив всё лишнее, слегка расщепил ствол с одного конца. Затем вогнал в расщеп рукоять своего длинного кинжала и принялся туго обматывать его кожаным ремешком. В результате у Зелёного в руках оказалось что-то похожее на охотничью рогатину, наконечником которой служил клинок кинжала длинной в две ладони. Не самое подходящее оружие. Но при удачном ударе может получиться завалить кабана с первого раза. Особенно, если сначала вогнать в него хотя бы пару стрел…

Чтобы лошадь не убежала, Зелёный накинул поводья на ветви росшего неподалёку куста. На луку седла повесил меч, чтоб он не мешал при движении по кустам. Сам же, осторожно подобравшись поближе к рывшемуся в земле кабану, укрылся за стволом одного из росших вокруг деревьев. Воткнул в землю рядом с собой самодельную рогатину. Потом, слегка высунувшись из-за дерева, наложил на тетиву стрелу и медленно поднял лук…

Ничего не подозревающий кабан продолжал, похрюкивая и временами поглядывая по сторонам, поедать орехи.

Дождавшись, когда кабан развернётся левым боком, Зелёный выстрелил. Коротко свистнув, стрела вонзилась кабану под лопатку. Тот, оглушительно взвизгнув, прянул в сторону. Потом

остановился, высоко поднял рыло и, принюхиваясь, стал поворачивать голову из стороны в сторону. Стоял он полубоком, левой задней ногой к стрелку. Стрелять так, чтоб нанести кабану серьёзную рану, было неудобно. Охотник решил выждать более подходящий момент.

Между тем кабан, медленно поворачиваясь по кругу, продолжал нюхать воздух, видимо, пытаясь определить, откуда исходит опасность. Вокруг всё было тихо… Продолжая поворачиваться, он подставил под выстрел свой правый бок. Не желая затягивать охоту, Зелёный во второй раз спустил тетиву. Вновь коротко просвистела стрела. Однако на этот раз кабан был уже наготове. Крутанувшись на месте, он успел увернуться от смертоносного удара и, определив, где находится враг, устремился прямо на охотника. Зелёный успел выпустить ещё одну стрелу, которая воткнулась в загривок несущегося зверя и застряла в нём. Отбросив лук, парень схватился за рогатину. Выскочив из-за дерева, он упёрся пяткой древка в землю у древесных корней и выставил наконечник на уровне груди мчавшегося на него секача.

Едва успел. С прерывистым всхрапыванием кабан налетел на выставленный клинок, древко изогнулось дугой и — громко хрустнув, разлетелось пополам. Кабан, продолжавший по инерции двигаться дальше, ткнулся мордой в ствол дерева и остановился. Нож по самую рукоять утонул в его груди. Однако он продолжал, покачиваясь, стоять.

Зелёный, в момент удара отскочивший за дерево, боялся пошевелиться, ожидая, когда же эта туша рухнет на землю. Однако кабан, постояв немного, развернулся и неверными шагами, шатаясь из стороны в сторону, медленно побрёл по направлению к шумевшей за кустами реке. Из груди его торчал обломок древка длинной с руку! Но кабан продолжал идти! Зелёный не понимал, почему после такого удара кабан продолжал жить!?

(«Ещё бы! — подал реплику во время рассказа Полоз, — Кинжал-то у него под шкурой вдоль рёбер скользнул. И под салом застрял. А внутрь не прошёл. Вот потому и не помер кабанчик сразу…»)

Зелёный решил добить кабана. Поднял с земли лук, наложил стрелу и медленно огибая кусты и стараясь не шуметь, двинулся следом. Оставалось сделать последний, смертельный, выстрел. Сзади, под затылок. Тогда кабану верная смерть.

И тут вдруг дико заржала лошадь, оставленная на опушке. Невольно оглянувшись, Зелёный застыл на месте. Холод начал подниматься от низа живота к груди. Ноги сделались мягкими, как у тряпичной куклы и не хотели слушаться. Под тем деревом, где минуту назад прятался Зелёный, находился громадный горный барс. Первое, что поразило в нём Зелёного — это именно размеры — величиной со среднего тигра. Припав на передние лапы, изготовившись к прыжку, барс, не мигая, смотрел на человека. Не было никаких сомнений в том, что он видел и кабана. Однако, он, кажется, понимал, что кабан доживает свои последние мгновения и никуда не денется. А вот стоящий перед ним человек представлял из себя реальную угрозу. И, кроме того, перекрывал дорогу к вкусному кабаньему мясу.

(- А знаете, что я вспомнил в тот момент, когда барса увидел? — отвлёкся от рассказа Зелёный, — Я вспомнил ваши слова, господин сержант. Вы нам как-то сказали, что нет таких людей, которые не боятся. Просто одни в минуту опасности поддаются своему страху и — проигрывают. А другие — скатывают его в тугой комок и запихивают себе куда поглубже, чтоб в неподходящий момент штаны не замарать. Вот они-то и становятся победителями!)

Оценив ситуацию, барс принял единственно верное решение: бросился в стремительную атаку. Зелёный, за секунду до этого справившийся с приступом слабости, успел натянуть тетиву и выстрелить. Стрела, пущенная почти в упор, впилась в правое плечо хищника. И в тот же миг оба соперника покатились по земле, сплетаясь в смертельных объятиях. Лук вылетел из рук охотника, выбитый мощным ударом кошачьей лапы. Из оружия у Зелёного оставался только засапожный нож. Сунув левый локоть барсу в пасть, Зелёный ногами крепко охватил гибкое

41
{"b":"228711","o":1}