ЛитМир - Электронная Библиотека

Отпечатанное на казенных бланках «Видфон корпорейшн» сообщение гласило:

«КУПИЛ ПЕРВОЕ АПЕЛЬСИНОВОЕ ДЕРЕВО. КАЖЕТСЯ, УРОЖАЙ БУДЕТ БОЛЬШОЙ. ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ С МОЛЛИ».

Фрея пошевелилась и приподнялась, бретелька ночной сорочки из паучьего шелка соскользнула с бледного обнаженного плеча.

– В чем дело? – пробормотала она.

– Первое кодированное сообщение от Б. Ф., – пояснил Мэтсон, рассеянно постукивая себя по колену сложенным посланием и погрузившись в размышления.

Она села в постели и потянулась за пачкой сигарет «Беринг».

– Что он пишет, Мэт?

– Шестая версия сообщения.

– Значит, обстановка вполне соответствует описанной. – Фрея, казалось, окончательно проснулась и закурила, не сводя с него глаз.

– Да. Но психологи ТХЛ, работающие там, могли прихватить оперативного агента. Промыть ему мозги, получить всю информацию и послать сообщение, утратившее смысл. Имела бы ценность только трансляция одним из нечетных кодов, показывающая, что условия на Китовой Пасти не соответствуют описанным. У психологов ТХЛ не было бы повода подделывать такое сообщение.

– Следовательно, тебе ничего не известно.

– Но, возможно, ему удастся включить «Принца Альберта». – Неделя пролетит быстро, к тому времени с «Омфалом» легко будет связаться. И ввести в курс дела его единственного пилота, не погрузившегося в глубокий сон.

Впрочем, если через неделю…

– Если данные со спутника не поступят, – задумчиво продолжал Мэтсон, – это по-прежнему ничего не будет доказывать. Потому что тогда Берген передаст сообщение «н», означающее, что спутник неисправен. Они сделают то же самое, если поймают агента. И мы снова окажемся у разбитого корыта! – Он зашагал по спальне, затем взял у девушки, сидящей на смятых простынях, тлеющую сигарету, несколько раз жадно затянулся и обжег пальцы. – Мне не прожить восемнадцать лет, – сказал он. И мысленно посетовал на то, что никогда не узнает правды о Китовой Пасти. Ему просто не дано прожить такой срок.

– Тебе будет семьдесят девять, – деловито заметила Фрея. – Ты еще будешь жив. Но с массой искусственных органов взамен настоящих.

«Я не настолько терпелив, – осознал Мэтсон. – Ведь за восемнадцать лет новорожденный становится, по сути, взрослым!»

Фрея отобрала у него свою сигарету и поморщилась, обжигая пальцы.

– Что ж, не отправить ли тебе туда…

– Я полечу сам, – перебил Мэтсон.

Она молча уставилась на него.

– Боже, только не это.

– Я буду не один, а с «семьей». Из каждого филиала «Тропы Хоффмана лимитед» одновременно отправится команда из «ОбМАН Инкорпорэйтед»… – У него было две тысячи бойцов, среди них много ветеранов войны; на Китовой Пасти они объединятся. Персональное снаряжение отряда, в том числе оборудование для передачи, записи и контроля, позволит учредить частное полицейское агентство. – Итак, ты остаешься командовать здесь, на Терре, – сказал он Фрее. – До моего возвращения. «То есть на тридцать шесть лет, – мысленно съязвил он. – Тогда мне будет девяносто семь… Нет, нам удастся добыть на Китовой Пасти оборудование для глубокого сна. Я помню, как их переправляли туда, – наверное, поэтому здесь их и не хватает. Изначально предполагалось, что, если колонизация не удастся, они смогут покинуть колонию – отчалить, как они говорили между собой, – вернуться в Солнечную систему на корабле с оборудованием для глубокого сна… на одном из гигантских лайнеров, построенных на Китовой Пасти из сборных конструкций, высланных через врата «Телпора» доктора фон Айнема».

– Переворот, – вмешалась в ход его мыслей Фрея. – Фактически это будет государственный переворот.

– Что? – испуганно переспросил он. – Нет, о господи. Я никогда…

– Если ты уведешь две тысячи агентов, «ОбМАН Инкорпорэйтед» перестанет здесь существовать, от нее останется лишь тень. Но там, на планете, она будет чудовищной. А тебе известно, Мэтсон, пусть на подсознательном уровне, что у ООН нет армии на Китовой Пасти. Кто сможет оказать тебе сопротивление? Президента Неоколонизированной территории Омара Джонса через два года ждет переизбрание – может, ты хочешь подождать…

– По первому зову с Китовой Пасти к Омару Джонсу через каждый пункт «Телпора» по всей Терре устремятся войска, – резко заговорил Мэтсон. – Вооруженные всевозможным тактическим оружием вплоть до цефалотропных снарядов.

Последние внушали ему особенную ненависть – и страх.

– При условии, что такое требование поступит. Но, оказавшись на той стороне, ты сможешь контролировать ситуацию. Тебе под силу будет заблокировать любой вызов такого рода. Ведь мы только об этом и говорим. Признайся, ты увлекся идеей Рахмаэля, понимая, что можно управлять всей информацией на той стороне. – Она смолкла и продолжала курить, по-женски пристально следя за ним.

– Да, – коротко бросил он. – Нам это под силу. Психологи ТХЛ могут быть вооружены и готовы действовать против индивидов. Но не против двух тысяч обученных полицейских. Мы захватим контроль примерно за полчаса. Если только Хорст Бертольд уже не посылает туда тайно войска. «Но к чему ему это? – подумал Мэтсон. – Сейчас им противостоят лишь сбитые с толку эмигранты, ищущие работу, новый дом и новые корни… в мире, который не могут покинуть».

– И помни, – заговорила Фрея, снова поправляя бретельку ночной сорочки на усыпанном бледными веснушками плече. – Принимающие станции телепортационной системы должны быть оборудованы в космосе, и сначала каждую из них придется доставить туда на межзвездном гиперкосмическом корабле, а на это потребуются годы. Поэтому ты можешь воспрепятствовать Бертольду и ООН, просто выведя из строя приемные станции «Телпора» – если там что-то заподозрят.

– И если я смогу отреагировать достаточно быстро.

– Еще как сможешь, – спокойно сказала она. – Возьмешь своих лучших людей со снаряжением – если только… – Она помолчала и облизнула губы, словно задавшись чисто академическим вопросом.

– Договаривай, черт побери! – потребовал он.

– Твоих агентов могут раскрыть в пути. И тебя тоже. И подготовиться. Теперь мне это ясно. – Она весело рассмеялась. – Ты платишь поскреды, улыбаешься похожим на горгулий лысым техникам из Новой Единой Германии, управляющим «Телпорами», отдаешь в их руки свое тело для обработки полем… и как ни в чем не бывало исчезаешь, чтобы появиться в двадцати четырех световых годах оттуда на Китовой Пасти, – а тебя срезают лазером, прежде чем ты окончательно сформируешься. Это займет пятнадцать минут. Целых пятнадцать минут, Мэт, ты будешь беззащитен, наполовину материализован и здесь и там. И все твои оперативные агенты тоже. И все их снаряжение.

Он уставился на нее.

– Такова кара за гибрис, – подытожила она.

– О чем ты?

– Это греческое слово обозначает гордыню. Кара за попытку подняться над местом, назначенным тебе богами. Быть может, они не желают, чтобы ты захватил контроль над Китовой Пастью, милый Мэтти. Быть может, богам не угодно, чтобы ты превысил свои полномочия.

– Черт побери, но мне так или иначе нужно будет отправиться туда…

– Верно, почему бы тогда не взять власть и не отодвинуть с пути общительного и безвольного Омара Джонса? В конце концов… – Она загасила сигарету. – Так или иначе, ты обречен остаться там; почему бы тебе не пожить рядом с обычными ои полои, простолюдинами? Здесь ты силен… но Хорст Бертольд и ООН с финансовой поддержкой «Тропы Хоффмана» сильнее. Ну а там… – Она пожала плечами, словно ей опостылели человеческие амбиции или человеческое тщеславие. – Там совсем другая ситуация.

Мэт понял, что никто не составит ему конкуренции, если он разом перебросит весь свой эскорт и оружие на Китовую Пасть, пользуясь по иронии судьбы не чем иным, как официальными станциями фон Айнема. Он невольно ухмыльнулся: его позабавила мысль о ТХЛ, которая всерьез заботится о том, чтобы он и его ветераны-агенты достигли Неоколонизированной территории.

– Представь, как в 2032 году, – продолжала Фрея, – появляется немытый, бородатый, несущий чепуху Рахмаэль бен Аппельбаум на своем огромном «Омфале» и обнаруживает на планете предвиденные им адские условия – и тебя в роли главного заправилы. Готова поспорить, что именно это поразит его больше всего.

14
{"b":"228714","o":1}