ЛитМир - Электронная Библиотека

Она ничего не сказала, просто смотрела перед собой. Все это бог весть зачем фиксировало записывающее устройство у нее в сумочке.

– На той стороне он предпримет попытку военного переворота с помощью агентов, снаряженных вооружением, собранным из привезенных в багаже компонентов, – продолжал негр. – Остановит эмиграцию, немедленно выведет из строя все «Телпоры», вышвырнет президента Омара Джонса…

– Так что? – перебила она. – Зачем рассказывать мне то, что мне и так известно?

– А вот что: я отправляюсь к Хорсту Бертольду за два часа до шести, – ответил Доскер. – То есть в четыре часа. – Его голос был ледяным и суровым. – Я служащий «ОбМАН Инкорпорэйтед», но вступил в эту организацию не для того, чтобы участвовать в борьбе за власть. На Терре Мэтсон Г.-Х. занимает положенное ему третье место в иерархии подчинения. На Китовой Пасти…

– Уточните, что именно мне следует сделать до четырех часов, – сказала Фрея. – У меня в запасе семь часов.

– Сообщите Мэтсону, что, когда он с двумя тысячами оперативных агентов «ОбМАН Инкорпорэйтед» прибудет на системные пункты ТХЛ, их не телепортируют, а арестуют и, вероятно, безболезненно убьют. Как это принято у немцев.

– Так вот чего вы хотите? Мэтсон погибает, а мошенники в лице… – она судорожно взмахнула руками, словно цепляясь за воздух, – Бертольда, Ферри и фон Айнема будут управлять совместным политико-экономическим предприятием на Терре и Китовой Пасти, не опасаясь…

– Я не хочу, чтобы он предпринял подобную попытку.

– Послушайте, – горько перебила Фрея. – Переворот, который Мэтсон намерен совершить на Китовой Пасти, основан на его предположении о существовании местной армии из трех сотен ни о чем не подозревающих добровольцев. Думаю, вам не о чем беспокоиться: проблема в том, что Мэтсон действительно доверяет лживым телепередачам. Он и впрямь невероятно наивен. Неужели вы полагаете, что земля обетованная с крошечной добровольческой армией поджидает вождя вроде Мэта с реальной, подкрепленной современным вооружением силой – и готова подчиниться ему по первому требованию? А если так, почему же ни Бертольд, ни Ферри до сих пор не сделали этого сами?

Доскер в замешательстве уставился на нее.

– Мне кажется, – продолжала она, – Мэт совершает ошибку. Дело не в безнравственности, а в том, что на той стороне ему и двум тысячам его ветеранов придется столкнуться… – Она запнулась. – Не знаю с чем. Но никакой государственный переворот у него не получится. Кто бы ни правил Неоколонизированной территорией, он справится с Мэтом, и это меня пугает. Конечно, я хотела бы остановить его, с радостью объяснила бы, что один из его старших служащих, знающий все подробности о планируемом перевороте, собирается предупредить власти в четыре часа дня. Я приложу все старания, Доскер, чтобы он оставил эту идею и осознал, что его, как последнего глупца, в терминалах поджидает западня. Но и моих, и ваших доводов может оказаться…

– А что, по-вашему, там на планете, Фрея?

– Смерть.

– Для всех? – Он впился в нее взглядом. – Сорок миллионов? Неужели?

– Время Гилберта, Салливана и Джерома Керна ушло. Мы живем на планете с населением семь миллиардов. Китовая Пасть могла бы решить проблему, но медленно, тогда как существует более эффективный способ, известный всем высшим чиновникам в ООН и предложенный герром Хорстом Бертольдом.

– Нет, – сказал Доскер, и его лицо приобрело неприятный серый оттенок. – С этим покончено в 1945 году.

– Вы уверены? А вам не хотелось бы эмигрировать?

Он помолчал, а потом изумил ее своим ответом:

– Да.

– Но почему?

– Я эмигрирую сегодня вечером, в шесть по новоньюйоркскому времени, – ответил Доскер. – С лазерным пистолетом в левой руке. Я угощу их пинком в пах, потому что мне не терпится добраться до них.

– Вам не удастся даже шелохнуться. Едва вы покажетесь на планете…

– Я достану хотя бы одного из них голыми руками. Мне сгодится любой.

– Начните здесь. С Хорста Бертольда.

Он уставился на нее.

– У нас есть военные технологии, – сказала Фрея и замолчала, потому что дверцу «летяги» открыл другой – веселый – служащий.

– Нашел, где закоротило, Ал? – осведомился он.

– Да, – ответил Ал Доскер и для вида повозился под приборной панелью, пряча лицо. – Теперь все должно быть в порядке. Перезаряди метабатарею, вставь ее на место, и «летяга» готова к старту.

Удовлетворенный служащий удалился, оставив дверцу «летяги» открытой, и Фрея снова ненадолго осталась наедине с пилотом.

– Вы можете ошибаться, – заметил Ал Доскер.

– Вряд ли, – возразила Фрея. – Там не может быть армии всего из трех сотен рядовых-добровольцев, поскольку в этом случае Ферри и Бертольд (как минимум один из них) уже вмешались бы. Ведь нам прекрасно известен образ их мыслей. На Китовой Пасти, Доскер, просто не может быть вакуума власти.

– Все готово к полету, мисс, – окликнул один из техников, и его слова подтвердило речевое устройство «летяги»:

– Я чувствую себя в миллион раз лучше и теперь готова отправиться по вашему маршруту, сэр или мадам, как только отсюда удалится лишний индивид.

– Не знаю, что и делать, – содрогнувшись, произнес Доскер.

– Для начала не ходите ни к Ферри, ни Бертольду.

Он кивнул. Ей все же удалось убедить его, с этой частью работы было покончено.

– С шести часов Мэту пригодится любая помощь, – сказала она. – С момента, когда его первый оперативной агент ступит на Китовую Пасть. Доскер, почему бы вам не полететь туда? Пусть вы пилот, а не агент, вы могли бы помочь.

«Летяга» раздраженно взревела двигателем.

– Не угодно ли вам, сэр или мадам…

– А вы телепортируетесь вместе с ними? – поинтересовался Доскер.

– По графику я отправляюсь в пять. Чтобы снять жилье для нас с Мэтом. Меня будут звать – запомните это имя, чтобы найти нас, – миссис Сильвия Трент. А Мэт станет Стюартом Трентом. Ладно?

– Ладно, – пробормотал Доскер, вылез из кабины и захлопнул дверцу.

«Летяга» немедленно начала подъем.

Фрея успокоилась. Выплюнув капсулу с синильной кислотой, она бросила ее в устье мусоропровода «летяги» и вернула в исходное положение свои наручные «часы».

Она сказала пилоту чистую правду. Она знала это – знала, но никак не могла переубедить Мэтсона. Профессионалы будут ждать наготове на далекой планете, но, даже если они не ожидают переворота и не видят ничего особенного в том, что две тысячи мужчин занимают филиалы «Телпора» по всей Терре… даже в этом случае они сумеют справиться с Мэтом. Он просто не настолько силен, и они наверняка справятся с ним.

Однако сам Мэт в это не верил. Он видел возможность захвата власти, и это знание впилось в его тело острым гарпуном, и из этой раны истекала кровь желаний. Предположим, существует армия всего из трехсот добровольцев. Предположим. Надежда и возможность ее осуществления воспламенили его.

«А детей находят в капусте», – вертелось у нее в голове, пока «летяга» уносила ее к новоньюйоркским офисам «ОбМАН Инкорпорэйтед».

«Валяй, Мэт, продолжай верить».

Глава 8

Рахмаэль бен Аппельбаум сказал юной, симпатичной и весьма одаренной в смысле бюста секретарше:

– Мое имя Стюарт Трент. Сегодня была телепортирована моя жена, и мне ужасно хочется проскользнуть за ней следом. Я понимаю, что вы уже закрываетесь.

Он уделил своему замыслу достаточно времени. Это был его козырь, которому предстояло стать в игре сюрпризом для всех.

Девушка устремила на него проницательный взгляд:

– Вы уверены, мистер Трент, что желаете…

– Моя жена, – решительно повторил он, – уже там. Она отправилась в пять часов. – После короткой паузы он добавил: – У меня два чемодана. Их несет мой слуга. – В офис «Тропы Хоффмана» уверенно вошел робот с парой пухлых чемоданов из искусственной воловьей кожи.

– Пожалуйста, заполните эти формуляры, мистер Трент, – произнесла сексапильная секретарша. – Я попрошу техников «Телпора» принять еще одного пассажира, поскольку, как вы сказали, мы действительно закрываемся.

16
{"b":"228714","o":1}