ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот досье на Х. Б. – Фрея мягко опустилась рядом с Мэтсоном на толстый ковер из настоящей шерсти, уселась, подогнув ноги, и наугад открыла папку. Агенты поработали на славу: в отчетах присутствовали данные, не допущенные жесткой цензурой ООН в СМИ, а потому не известные ни общественности, ни горстке «критично» настроенных аналитиков и обозревателей. Закон позволял им критиковать сколько вздумается характер герра Бертольда, привычки, способности и манеру бриться… но факты им не были известны.

В отличие от «ОбМАН Инкорпорэйтед», прозвище которой звучало в эту минуту иронически ввиду высокой точности сведений, представленных владельцу корпорации.

Читать эти материалы было тяжело даже ему.

Год рождения Хорста Бертольда: 1954-й. Он родился вскоре после начала Космической эры. Как и Мэтсон Глэйзер-Холлидей, он был реликтом тех времен, когда в небе изредка мелькали только «летающие тарелки» – так ошибочно называли противоракетное оружие американских ВВС, доказавшее свою неэффективность в кратковременной конфронтации 1982 года. Хорст, уроженец Берлина – Западного Берлина, как его тогда называли, поскольку (и это нелегко вспомнить) Германия была в те дни разделена, был выходцем из среднего класса. Его отец владел мясным рынком. Весьма показательным Мэтсону показалось то, что Бертольд-старший в прошлом офицер СС и член особого подразделения, уничтожившего тысячи невинных людей славянского и еврейского происхождения… хотя рыночный бизнес Иоганна Бертольда в 50-х и 60-х годах тут ни при чем. В 1972 году восемнадцатилетний Бертольд-младший впервые проявил себя. (Излишне упоминать, что на его отца были наложены некие ограничения, хотя официальные власти Западной Германии не преследовали его за преступления 40-х, и он даже избежал расправы израильских отрядов коммандос, прикрывших к 1970 году свою лавочку по выслеживанию бывших массовых убийц.) В 1972 году Хорст стал лидером организации «Рейнхольдюгенд».

Уроженец Гамбурга Эрнст Рейнхольд возглавлял партию, стремившуюся еще раз объединить Германию, представив ее нейтральной в военном и экономическом смысле силой между Востоком и Западом. Это заняло еще десять лет, но в конфликте 1982 года он получил от США и СССР то, чего хотел: объединенную свободную Германию под ее нынешним именем, полную энергии и сил.

Под началом Рейнхольда Новая Единая Германия изначально вела нечестную игру, но никого это по-настоящему не удивило. Восток и Запад торопливо строили в крупных населенных центрах типа Чикаго и Москвы палаточные лагеря в тайной надежде, что китайско-кубинское крыло коммунистической партии не воспользуется ситуацией и не вторгнется в их пределы…

Секретный протокол Рейнхольда гласил, что НЕГ не будет сохранять нейтралитет. Напротив.

Новая Единая Германия уничтожит Китай.

Такова была неприглядная основа, на которой рейх вновь обрел единство. Его военные специалисты изобрели в соответствии с директивами оружие, нанесшее в 1987 году окончательный удар по Народному Китаю. Изучая досье, Мэтсон просмотрел эту часть бегло, поскольку рейх применил столь ужасающие технологии, что в сравнении с ними нервнопаралитический газ американцев казался полем с маргаритками. Мэтсону не хотелось видеть даже упоминаний об изобретениях «Круппа и сыновей», встретивших тысячи миллионов китайцев, разлившиеся до самой Волги и вторгшиеся из захваченной в 1983 году Сибири на Аляску. В итоге был заключен мирный договор, от которого побледнел бы даже Фауст; отныне планете предстояло бороться с Новой Единой Германией взамен Народного Китая.

Разумеется, это запутало ситуацию до крайности. Ведь Новая Единая Германия законным образом добилась контроля над землями всей планеты, а следовательно, и над ООН как организацией, управляющей всей Солнечной системой. Теперь она была у них в руках. А бывший член «Рейнхольдюгенда» Хорст Бертольд стал ее генеральным секретарем и пообещал своим избирателям – к 1985 году должность стала выборной – заняться вопросом колонизации. Он обязался окончательно решить мучительную проблему Терры, ныне перенаселенной под стать Японии в 1960-м, ибо попытки колонизовать другие планеты Солнечной системы с их спутниками, искусственными куполами и тому подобным потерпели полный крах.

С помощью изобретения доктора фон Айнема Хорст отыскал обитаемую планету в звездной системе, слишком далекой от Солнца, чтобы до нее могла дотянуться компания коммерческих перевозок Мори Аппельбаума. Решением проблемы стала Китовая Пасть и агрегаты «Телпора» при розничных филиалах «Тропы Хоффмана лимитед».

На первый взгляд решение казалось восхитительным, однако…

– Видишь? – сказал Мэтсон Фрее. – Вот письменный вариант речи Хорста Бертольда перед его избранием и перед тем, как объявился фон Айнем со своим «Телпором». Обещание было дано до того, как телепортация на систему Фомальгаута стала технически возможна – фактически перед тем, как беспилотные разведывательные корабли открыли существование Девятой планеты Фомальгаута.

– И что же?

– А вот что: полномочия у нашего генерального секретаря появились прежде решения проблемы. Для немецкого менталитета это означает лишь одно – проблему с крысами на ферме решает кошка. – Или, как теперь ему стало казаться, ее решает фабрика собачьего корма.

Некий литератор 1950-х иронически предлагал в подражание Свифту решить «негритянский вопрос» в США строительством гигантских фабрик по переработке негров в собачий корм. Разумеется, сатира, подобная «Скромному предложению» Свифта – трактату, в котором проблему голода среди ирландцев предлагалось решить поеданием детей… Свифт при этом горько сожалел о собственной бездетности и о том, что ему нечего предложить на этот рынок. Ужасно. Но тем не менее…

Все указывало не только на серьезность проблемы перенаселенности и недостаток пищи, но и на то, что всерьез рассматривались безумные, шизофренические решения. Недолгая Третья мировая война (которую официально именовали не иначе как «миротворческой акцией», по примеру Корейской войны, называемой «полицейской акцией») позаботилась об участи нескольких миллионов человек. Этого оказалось недостаточно, войну признали «частичным решением» и рассматривали во многих влиятельных кругах именно таким образом. Не как катастрофу, а как полумеру.

А Хорст Бертольд пообещал идеальное решение. И его козырем была Китовая Пасть.

– Я всегда с подозрением относился к Китовой Пасти, – еле слышно произнес Мэтсон. – Не прочти я Свифта, К. Райта Миллза и отчет Германа Канна по корпорации Рэнд… – Он взглянул на Фрею. – Всегда найдутся люди, которые предпочитают решать проблему таким образом. – И, продолжая слушать шум толпы на аудиозаписи, якобы представляющей собой празднование запуска с Китовой Пасти капсулы на Терру, он подумал, что они опять столкнулись именно с такими людьми и таким решением.

Иначе говоря, уже нашлись – генеральный секретарь Хорст Бертольд вкупе с «Тропой Хоффмана» и ее империей с колтуном из экономических выростов. И еще дражайший доктор Зепп фон Айнем с многочисленными филиалами «Телпора», действующими, как ни странно, только в одностороннем режиме.

– Эта земля, – пробормотал Мэтсон, вольно цитируя давно забытого мудреца из прошлого, – которую все мы должны посетить однажды, лежит по ту сторону могилы. Но никто не вернулся, чтобы рассказать о ней. И до тех пор, пока…

– Пока никто не вернется, – подхватила Фрея, – ты будешь подозревать все поселение Неоколонизированной территории. Аудио– и видеозаписей недостаточно, поскольку тебе известно, как легко их подделать. – Она указала на магнитофон, продолжавший воспроизводить запись.

– Заказчик, – поправил Мэтсон, – с его голосом крови, говоря словами наших друзей из рейха, и единственным стóящим межзвездным флагманом – кажется, под названием «Средоточие», если перевести «Омфал» с надменного греческого. Так вот, он подозревает, что через восемнадцать лет изнурительного путешествия к Фомальгауту в глубоком сне, который на самом деле заставляет человека ворочаться в гипнотическом забытье при замедленном метаболизме, прибудет на Китовую Пасть и не найдет там ни пива, ни кегельбанов. Там не будет общежитий со счастливыми поселенцами, улыбающихся детишек в независимых школах и ручных экзотических представителей местной фауны.

5
{"b":"228714","o":1}