ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако что же он тогда найдет?

Если, как ему казалось, аудио– и видеозаписи, поступающие с Китовой Пасти на Терру через «Телпоры» фон Айнема, не более чем прикрытие, то какова стоящая за ними реальность?

Мэтсону трудно было представить себе это, поскольку речь шла о сорока миллионах человек. Фабрика собачьего корма? Или, не дай бог, все сорок миллионов мужчин, женщин и детей мертвы? Не превратилась ли планета в погост, где не осталось никого и некому даже выдернуть золотые зубные коронки, поскольку отныне мы пользуемся нержавеющей сталью?

Это было для него загадкой, но кто-то знал ответ. Возможно, на подсознательном, инстинктивном уровне его знала вся Новая Единая Германия, обеспечившая себе львиную долю власти в ООН и управляющая отныне девятью планетами Солнечной системы. Как и в 1940-х, немцы осознавали существование газовых камер, отгораживаясь от этого осознания клетками с щебечущими пташками и высокими звуконепроницаемыми стенами… вот если бы трубы не извергали день напролет странный едкий дым…

– Они знают, – произнес вслух Мэтсон. Ответ был известен Хорсту Бертольду, и совладельцу ТХЛ Теодориху Ферри, и дряхлому, но по-прежнему могущественному старику фон Айнему. А заодно ста тридцати пяти миллионам жителям Новой Единой Германии – впрочем, до известной степени не на вербальном уровне. Бесполезно вызывать специалиста-психолога из «ОбМАН Инкорпорэйтед» в комнатку мюнхенского сапожника, чтобы вколоть ему ряд положенных препаратов, провести стандартные квазипсионные расшифровки, снять электроэнцефалограмму его парапсихологических реакций и узнать истину.

Это проклятое дело оставалось туманным. И на сей раз суть была не в клетках с щебечущими птицами и немецких газовых камерах, а в чем-то другом, не менее действенном. «Тропа Хоффмана лимитед» публиковала многоцветные, объемные, великолепно исполненные брошюры, представляющие захватывающую жизнь по ту сторону «Телпоров», телевидение день и ночь гоняло нескончаемую дурманящую рекламу – почти безлюдная степь на Китовой Пасти с ее благоухающей атмосферой (применен обонятельный сигнал) и теплыми ночами в сиянии двух лун, которым невозможно сказать «нет»… В общем, земля романтики, свободы, эксперимента и кибуцев без пустыни – природа, готовая к сотрудничеству; апельсины зреют в естественных условиях и вырастают до величины грейпфрутов, а последние напоминают арбузы или женские груди.

Мэтсон решительно объявил:

– Я пошлю через обычный «Телпор» опытного агента под видом холостого бизнесмена, который надеется открыть на Китовой Пасти часовую мастерскую. Ему будет имплантирован под кожу мощный передатчик, который…

– Знаю, – терпеливо вставила Фрея. Был вечер, и она, очевидно, жаждала отвлечься от суровой реальности их общего дела. – Он будет регулярно посылать на особой волне сигнал сверхвысокой частоты, который будут принимать здесь. Но на это уйдут недели.

– Хорошо. – Его осенило. Оперативный агент «ОбМАН Инкорпорэйтед» отправит с помощью «Телпора» обычное письмо, содержащее кодированное послание. Вот и все. Если письмо придет – прекрасно. Если нет…

– Ты будешь ждать долго-долго, – сказала Фрея. – Никакое закодированное письмо не придет. И тогда ты заподозришь, что наш заказчик мистер бен Аппельбаум наткнулся в долгой тьме, которая есть наша коллективная жизнь, на что-то зловещее и огромное. Что тогда? Полетишь туда сам?

– Тогда я пошлю туда тебя, – сказал Мэтсон. – Оперативным агентом.

– Нет, – мгновенно ответила она.

– Значит, Китовая Пасть пугает и тебя. Несмотря на все эти бесплатные блестящие брошюры, которые стоят бешеных денег.

– Я уверена, что Рахмаэль прав. Я знала об этом, еще когда он только вошел в офис – и когда прочла твое примечание. Я не полечу, и точка. – Она спокойно смотрела на своего шефа-любовника.

– Тогда я возьму наугад любого из наших оперативных агентов. – Он говорил не всерьез – стоит ли делать любовницу разменной пешкой в игре? Но доказал желаемое: их общие страхи имели не только умозрительный характер. На этой стадии размышлений ни Фрея, ни он не рискнут отправиться с помощью «Телпора» на Китовую Пасть, как это делают ежедневно тысячи простодушных граждан Терры с их пожитками и высокими непорочными надеждами.

«Терпеть не могу делать из кого-то козла отпущения, – подумал он. – Однако…»

– Это будет Питер Бернсайд. Наш агент в Детройте. Скажем ему, что намерены учредить на Китовой Пасти филиал «ОбМАН Инкорпорэйтед» под прикрытием. Магазин скобяных товаров либо мастерскую по ремонту телевизоров. Отыщи досье Питера – изучим его способности. «Принесем в жертву одного из наших людей», – решил Мэтсон, и при этой мысли ему стало больно и муторно. Впрочем, это следовало сделать уже давно.

Однако побудить их к действию смог лишь обанкротившийся Рахмаэль бен Аппельбаум. Человек, преследуемый чудовищами-кредиторами, готовыми сыграть на всех его личных недостатках и секретах. Человек, пожелавший предпринять путешествие длиной в тридцать шесть лет из желания доказать, что кто-то ведет нечистую игру в стране молока и протеина, лежащей за вратами «Телпора», в стране, куда за пять поскредов может отправиться любой взрослый терранин, затем чтобы…

Бог весть зачем.

Он не питал иллюзий: ни богу, ни главенствующей над ООН немецкой иерархии, а заодно и ТХЛ ни к чему анализировать запись с шумом толпы на церемонии запуска капсулы времени, чтобы узнать ответ.

А ему пришлось анализировать. Его работой были расследования, и он вдруг с растущим страхом понял, что, возможно, он единственное существо на Терре, действительно способное разгадать эту загадку.

Правда, через восемнадцать лет космического полета… За это время бессчетные миллионы и даже миллиарды (если экстраполяции точны) людей смогут отправиться с помощью «Телпора» в ужасающее путешествие в один конец.

«Если ты умен, – мрачно решил Мэтсон, – то никогда не соблазнишься путешествием в один конец. Куда бы то ни было. Даже в Бойсе, штат Айдахо… или через улицу. В начале пути будь уверен, что сможешь добраться назад».

Глава 4

В час ночи сон Рахмаэля бен Аппельбаума был грубо прерван – дело обычное, поскольку разнокалиберные механизмы-кредиторы доставали его теперь круглосуточно. Впрочем, сейчас это был не робот-кредитор в обличье хищника, а человек. Негр, маленький, с лукавой физиономией. Он стоял в дверях жилища Рахмаэля, держа в вытянутой руке удостоверение личности.

– Я из Образовательно-менторской ассоциации наблюдения, – произнес негр и добавил, что у него есть лицензия пилота межпланетных перевозок класса «А».

Это разбудило Рахмаэля.

– Вы стартуете на «Омфале» с Луны?

– Если отыщу корабль. – Темнокожий человечек коротко улыбнулся. – Я могу войти? Мне хотелось бы проводить вас до ремонтного дока на Луне, чтобы без ошибок. Я знаю, что ваши служащие вооружены, ведь иначе… – Он последовал за Рахмаэлем в гостиную – по сути, его единственную комнату. Таковы уж были условия жизни на Терре. – Иначе «Тропа Хоффмана» уже с прошлого месяца перебрасывала бы на «Омфале» оборудование для своих куполов на Марсе, верно?

– Верно, – согласился Рахмаэль, машинально одеваясь.

– Меня зовут Ал Доскер. Я невзначай оказал вам еще услугу, мистер бен Аппельбаум. Завалил робота-кредитора, поджидавшего в холле. – Он продемонстрировал пистолет. – Полагаю, в суде дело назвали бы «уничтожением собственности». Хотя, когда мы с вами уйдем, ни одно устройство ТХЛ нас не отследит. – Добавив вполголоса, что Аппельбаум сможет убедиться в этом лично, пилот похлопал себя по груди, увешанной «охотниками на жучков» – миниатюрными электронными приборами, засекающими присутствие в непосредственной близости видео– и аудиорецепторов.

Вскоре мужчины уже поднимались на летную площадку на крыше.

И вдруг Рахмаэль снова очутился в поселении.

– Эта еда моя, – сказал Фред.

«Боже мой, – подумал Рахмаэль. – Я снова здесь».

6
{"b":"228714","o":1}