ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Застонала мать, заплакала:

— Да, мой дорогой, и братья и сестра у тебя есть.

Поведала она ему, как ушли они один за другим да и не вернулись.

— Ну, раз так, замеси мне на твоих слезах лепешек в дорогу дальнюю, пойду я по белу свету, авось на их след нападу.

Выбралась мать из-под избы, насыпала муки в квашню и замесила тесто, поливая его слезами горючими. Взял Кремень свежие лепешки да и пошел вдоль борозды, по следам своих братьев. Шел он, шел, обошел пропасть глубокую, палицей дракона вырытую, да и дошел до сада прекрасного. Только хотел вступить туда, как услыхал голос девичий:

Парень милый, погоди,
Нету ко дворцу пути,
Не ходи в волшебный сад,
Будешь сам потом не рад.
Как увидит пес-дракон,
Что ты лезешь на рожон,
Горе горькое нас ждет —
Он тебя тотчас убьет!

Остановился Кремень и, увидев девушку изможденную, бледную, заплаканную, пожалел ее и протянул кусок лепешки. Поднесла девушка лепешку ко рту, да и застыла вся, глаз не сводя с прохожего.

— Откуда у тебя эта лепешка?

— Из дому. Мне мать ее дала.

— Мать?.. Чья мать?

— Моя.

— Не может быть, ведь этот хлеб на слезах моей матушки испечен.

— На слезах твоей матушки? Значит, ты моя сестра.

Рассказал ей Кремень-молодец, как послала мать двух сыновей, молодых да красивых, чтоб дочь отыскали и домой привели.

— И вот ушли они, — говорит ей молодец, — как в воду канули, ни слуху о них, ни духу. Знает матушка лишь день, когда они ушли, а когда домой вернутся — кто ведает?

— Это я вдоль борозды из дому пошла, а за мною следом и братья мои. Встретиться-то мы встретились, но домой нам дракон вернуться не дал.

— Сестрица милая, давай убежим.

— Коли ты мне брат, то возвращайся скорее домой да о матушке позаботься, ибо нас навряд ли она увидит. Сколько раз ни пыталась я бежать, а едва три шага сделаю, как дракон меня уж ловит, избивает и обратно возвращает.

— А как мне его распознать?

— При встрече с чужим он всегда спрашивает: «Что ж, будем бороться или бражничать?» На ответ «давай бороться» приказывает он мечу своему:

«Меч мой, вылезай,
Ножны покидай,
С ног его сбивай!»

Так и подкосил он обоих братьев моих да забросил в яму.

Ну, а если ответ будет иным, да пожелает гость незваный «бражничать», ведет его змей во дворец, за стол усаживает и начинает потчевать — тремя волами жареными, вином да хлебом. И таков уж обычай его: как обглодает кость, так и огреет гостя по голове, чтобы разбить мосол и мозг из него высосать. А коли кто покрепче и выдержит такое обращение, то все одно ему конец придет, так как, покушав, дракон вновь к мечу обращается:

«Меч мой, вылезай,
Ножны покидай,
С ног его сбивай!»

Только девушка рассказ свой закончила, как вдруг поднялась вдали страшная туча черная, загремели громы грозные, а из-за тучи молнией ринулась на них палица дракона. Схватил ее Кремень-молодец одною рукою, повертел над головой да и кинул обратно. Почернела, помутнела еще больше туча и раздался гневный голос змея:

— Эх, недобрые гости ждут меня!

И прямо с горы вихрем скатился оборотень, пыль столбом вокруг себя вздымая, стукнулся оземь и обернулся драконом.

— Чего желаешь, добрый молодец, бороться или бражничать?

— Давай раньше поедим, за столом посидим, а потом и поборемся!

Вошли они во дворец, поставил змей на стол трех волов жареных, бочку вина и давай уплетать. Обглодал он кость, схватил ее, да хлоп! молодца по голове. Но тут коса на камень нашла! Обгрыз и Кремень-молодец кость да как влепит дракону прямо в лоб с такой силой, что у того искры из глаз посыпались. Пока змей очухался, Кремень выхватил у него меч из ножен, да об колено — вначале пополам, а затем на четыре, на восемь частей разломил. Бросил он куски на пол и ногами затоптал, чтобы следа не осталось. Очнулся дракон, хватился, а сабли уж не стало. Видит, что дело плохо, не удалась его хитрость, вышел он во двор да и заорал что есть мочи:

— Выходи, молодец, поборемся на току на медном.

Вышли они на медный ток, выкованный 99 змей-горынычами за 99 дней 99 молотами на стольких же наковальнях. Тут они схватились не на жизнь, а на смерть, ударили они палицами — вдребезги палицы разлетелись. Схватились они тогда врукопашную, кто кого одолеет — по праву сильного. Скалы крошились, горы сквозь землю проваливались, от деревьев щепки летели, в небе молнии сверкали, да громы гремели, так боролся дракон проклятый с Кремнем-молодцем. Боролись они, боролись, пока выбились из сил, и повалились наземь от усталости великой. И так они разгорячились, что из пасти дракона вырывалось пламя синее, а из уст Кремня-молодца зеленое пламя. Лежат они так, еле дух переводят и вдруг видят высоко в синем небе сокола сизого. Как завидел его змей, закричал, что есть мочи:

Сокол, слетай
На реку Дунай,
В бочке самой лучшей,
В клюве могучем
Воду принеси,
Пламя погаси.
За непослушанье
Жди ты наказанье —
Род твой сокрушу,
Жизни порешу
Соколов, синиц
И всех прочих птиц.

А сокол кружится над ними как ни в чем не бывало.

Тогда Кремень-молодец попросил его ласково:

Эх, соколик мой,
Воды ключевой
Притащи скорей
Да огонь залей,
Напои меня,
Прохлади меня.
Будут люди рады,
И тебе в награду
Дам я по закону
Падаль дракона.
Ты слегай, мой свет,
Будет здесь обед
Соколам, синицам
И всем прочим птицам.

Ринулся сокол на землю, пошарил где пошарил и появился вскоре, неся в когтях кувшин воды студеной, родниковой. Утолил он жажду добра молодца, побрызгал его, освежил. Почувствовав силу новую, вскочил Кремень, поднатужился, да как схватит дракона лютого, да как стукнет о сыру землю — тут и конец дракону пришел.

Молдавские сказки - i_089.jpg

Покинули тучи небо ясное, показалось солнышко красное, ветер на крыльях своих принес полей благоуханье. Возвратился Кремень-молодец ко дворцу, нашел сестрицу свою, взял ее за руку и молвит:

— Теперь идем домой, свирепый дракон уж нас не остановит.

Прошла девушка несколько шагов, остановилась и заплакала.

— Ох, братец, не могу я уйти, покинув здесь братьев наших несчастных.

— Да где же они?

— В пропасти глубокой. Дракон покалечил их да бросил туда.

Спустился Кремень в пропасть и вскоре вынес на руках обоих братьев.

Бедняги держали в руках отрезанные ноги и были бледны и худы, жизнь едва в них теплилась. Положил их Кремень на траву зеленую, огляделся окрест да и направился прямо на восток. Шел он, шел по горам, по долинам, по лесам дремучим, по высоким кручам, и вот повстречалась ему в пути старушка.

— День добрый, бабушка!

— Здравствуй, добрый молодец! Куда путь держишь?

— Ищу я мертвую да живую воду.

76
{"b":"228718","o":1}