ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Учитель Дымов
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
Богатство. Психологические рисуночные тесты
Кай
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Все романы в одном томе
Ария для богов
Континентальный сдвиг
Осторожно, в доме няня!

И Святополк решает положиться во всем на волю великого князя, ведь сыном его зовет.

Едва Святополк покинул княжеский дворец, за ворота успел выйти, как Блуд навстречу и из-под кустастых бровей поглядывает хитро.

— Тя ли очи мои зрят, Святополк? Пожаловал-таки в Киев.

— Желанный ли я в Киеве, боярин Блуд?

— Кому и не желанный, однако не запамятовал, кто тебя в отрочестве пестовал.

— Мне ль забыть ласку твою, боярин.

— Не во гневе ли великий князь?

— Неласков.

Блуд по сторонам посмотрел:

— Ох-хо, князь Святополк, постарел князь Владимир, нет того, каким ты его знал. Гречанку вспоминает. Не наказанье ли Перуна над ним?

— Аль великий князь мать мою честил? Да и к другим женам была ли любовь?

— Мимо меня то не проходило! — Блуд укоризненно покачал головой, знал, как больней ударить Святополка.

— Ты, боярин, воеводой у Ярополка был, когда мать моя еще женой его была.

Блуд сделал вид, что не услышал, свое повел:

— На пиру Владимир объявил, что выделяет Борису Ростов, а ноне в Царьград посылает. Ох, чует душа моя, не в Ростове удел Бориса, у великого князя Борис в любимцах. Владимир мыслит оставить стол киевский сыну гречанки.

— Открой истину, боярин-воевода, кто отец мой, Владимир, Ярополк?

— Истину ищешь, князь Святополк? Как могу утверждать я? Одному Богу ведомо твое зачатие да матери твоей, а она его с собой унесла.

— Сызнова от ответа уклонился, боярин Блуд, великого князя остерегаешься. Мне ль забыть твои намеки? Не в них ли истина?

Блуд сызнова увернулся от ответа:

— К чему ищешь ее, не вороши старое, забудь о том… В гости зайди, князь Святополк, порадуй боярыню, мы ныне с ней вдвоем остались. Георгий-то наш с валкой за солью в Таврию подался.

— Уж ли обезденежел, боярин, что сына отправил, аль холопа на то не сыскал?

— Сам напросился. Видать, за разумом отправился. Авось судьба к нему милостива будет… А печенеги, так они нынче присмирели… — И, расставаясь, промолвил: — Заглянь к нам с Настеной, глядишь, чего и припомню.

* * *

День воскресный, но Борис в порт завернул. С той поры, как отец дозволил ему сплавать в Константинополь, княжич часто появлялся в порту, смотрел, как корабельщики готовят ладьи в дальнее плавание. Еще с началом весны проконопатили, смоляным варом залили днище и высокие борта, закончили кроить и шить толстину под паруса. Они будут цветастые, подобно варяжским: красные, синие, зеленые, белые…

В порту безлюдно, только стража от лихих людей выставлена, они, случается, в Киеве озоруют…

На будущей неделе начнется погрузка товара, которым гости киевские торг в. Константинополе поведут, а он, Борис, одаривать чиновников базилевса и патриарха Константинопольского…

Ждет не дождется Борис, когда взметнутся весла и попутный ветер наполнит паруса. Поплывут ладьи вниз по Днепру. Не беда, что пороги, впервой ли русичам проходить их. А когда выйдут корабли в открытое море, птицами понесут они Бориса. Княжич не задумывается о трудностях, которые предстоит преодолеть, пока ладьи не бросят якоря в константинопольской бухте…

Возвращаясь в палаты, встретил Святополка. Лицо у брата мрачное, на приветствие Бориса едва буркнул. Борис не обиделся, спросил:

— Что гнетет тя, брат старший? Не отец ли обидел? Либо в княжестве твоем стряслось чего?

— Нет, в Турове я господин; Про отца, великого князя, спрашиваешь, Борис, так когда он милость свою ко мне выказывал? Он тебя да еще Глеба любовью одаривал.

На лице Бориса с едва пробившейся растительностью мелькнула печаль.

— Отчего, старший брат мой, ты ко мне со злобствованием, давно то примечаю, с ранних лет.

— Не смекаешь? — усмехнулся Святополк.

— Нет, брате.

— То и худо, коли не догадываешься. — И бороденку жидкую подергал. — Так, сказываешь, отец те Ростов в княжение выделил, там, где прежде Ярослав сидел?

— То великого князя сказ.

— А сам ты, поди, в Киеве желал бы остаться?

— К чему речь ведешь?

— Да так, к слову пришлось.

— Будет, как отец велит.

Промолчал Святополк. Постояли братья и, не сказав больше друг другу ни слова, разошлись.

* * *

В тот день позвал Владимир иерея Десятинной церкви Анастаса и повел с ним разговор о предстоящей поездке Бориса в Константинополь.

— Поручаю те, иерей, сопровождать князя в Царьград, а на обратном пути покажи город ромеев Херсонес, который открыл ворота великому князю киевскому. Много воды утекло с той поры, и я не забыл, какую помощь оказал ты мне, Анастас.

Невысокий, плотный иерей с лысой головой и седой бородой заморгал подслеповато:

— Коли б не ведал, княже, с чем ты к Херсонесу пришел, то не указал бы, откуда вода в город поступает. А сколь попреков услышал я от херсонесцев… И сказал я им: «Язычники веру нашу принять к вам явились, а вы их за стенами города держите…» Поступки мои Господь направлял.

— Однако не только об этом хотел услышать, Анастас. Наказ дам те. Мягок Борис, а ему княжить и, может, великим князем киевским останется после меня.

— Не познать душу человека.

— Знаю и не того требую. Примерами достойными взрасти в душе Бориса семена славы воинской. Пусть гордость за победы русичей будет ему в пути спутницей. В Царьграде предстанут перед ним подвиги Олега, который заставил императора признать Русь и подписать мир, а греки уразумели, что мы не токмо Великая Скифь, но государство. — Владимир поднял палец. — Государство! А чтоб государство уважали, надобно, чтобы оно силой обладало воинской. И великому князю киевскому об этом повседневно бы помнить, в разум взять и быть готовым меч обнажить на недруга, ибо порвут государство на уделы, погибнет оно. Кто станет уважать Русь Киевскую, коли в ней силы не будет?

Владимир подошел к иерею, заглянул в глаза:

— Уяснил ли ты, иерей Анастас, чего жду от тя? Пополни книжный ум Бориса тем, чего не додали вы с Варфоломеем. Русич к славе должен тянуться.

— Нелегкую задачу возлагаешь на меня, великий князь. Молодое дерево в росте за солнцем тянется, как могу повернуть его?

— Примерами достойными пробуди жажду к славе, Корсунянин. Обрати его любопытство к истории великих походов. Александр Македонский немногим старше Бориса был, однако какой славой покрыл себя, полмира покорил. Отец мой славы каждодневно искал…

* * *

От великого князя Анастас вышел с неспокойной душой. Прежде думал, поплывет с Борисом духовником и наставником, ан иной урок дал Владимир. Исполнимо ли желание великого князя? Воином ли рожден Борис, нет, в чем помыслы его, не рано ль судить, пока князем не сел. Владимир утверждает, нет жизни без славы. Но так ли? Всяк сущий свое предназначение имеет, так Всевышним дадено…

Великий князь — воин, и слава ему видится в ратных подвигах, слуга Божий — в наставлениях заблудших на путь праведный, смерд — растить хлеб, ремесленника — мастеровой труд красит…

Мысли иерея Анастаса на предстоящую поездку перебрасываются. Тридцать лет тому назад покинул Анастас Константинополь, в Херсонесе пожил, потом в Киев жизнь его забросила, чтобы язычников русов к истинной вере повернуть.

Хорошо помнится, как все это было, люд к Днепру силой сгоняли, кое-кто пытался бежать, но их гридни возвращали. А уж когда главного бога язычников в Днепр столкнули и он поплыл в низовья, люд побежал за ним с воем и воплями…

В памяти Анастаса Константинополь предстал: форум и площади, дворцы и храмы, мрамор построек и памятников, колонн и арок. Все это он покажет князю Борису.

Если выпадет удача, молодой князь русов увидит выезд базилевса, старшего брата своей матери Анны… Базилевс предстанет во всем величии, и гвардия будет сопровождать императора, а народ ликовать…

Солнце поднялось высоко, пригревало. На Анастасе черная ряса до пят, и, обходя лужи, иерей приподнимал полы.

Лет пять назад в Киеве замостили сосновыми плахами дорогу в Гору к палатам великого князя, ко двору митрополита, торжищу и к перевозу через Днепр. Но возчики нередко съезжали на обочину. На мостовых разбивались колеса, сыпались.

11
{"b":"228719","o":1}