ЛитМир - Электронная Библиотека

Он склонил голову и уперся лбом в ее плечо.

— Что мне прикажешь теперь делать? Я на тебя рассчитывал, думал, станем нормальной семьей. Переедешь ко мне в замок, будешь за хозяйством смотреть.

Он вспомнил, что замка у него тоже нет, как и крестьян, и дома в городе, и никого из родных.

— Почему бы мне какой-нибудь вампир нож не всадил? Зачем я выжил? – причитал он, сжимая холодную руку. – Ты такая умная, сильная, красивая умерла, а я, ничтожество, буду жить.

Ветер колыхал пламя свечей, стоявших на столике в скромной комнатке. Граф поднялся, вытирая щеки и стараясь вернуть способность трезво мыслить. Он так и не узнал, что произошло, и кто должен ответить за смерть его матери. Кристиан вышел из шатра и пошел к королю, намереваясь потребовать объяснений немедля.

Гордон вошел в королевский шатер, разбитый незадолго до прибытия вандерширских солдат, сопровождавших Его Величество. Прибывший ранее Рагнар сообщил о том, что в замке все разрешилось благополучно и королевскую чету можно ожидать сразу за ним.

Солдаты, стоявшие у входа, вытянулись, отдав честь главнокомандующему и советнику. В шатре, тоже разделенном на несколько комнат, их уже ждали. Виктор пожелал сразу же все узнать, отложив отдых на потом. Жена сидела рядом с ним за небольшим столом. Генри и Чарльз стояли справа от короля. Они поспешили сообщить ему, что Виктория жива и здорова и в данный момент с мужем. Еще несколько старших офицеров стояли позади Николь. Гордон сразу заметил ее бледность и остриженные волосы, догадываясь о том, что ей немало пришлось пережить за последние сутки. Но, несмотря на это, она не пожелала отправляться отдыхать, настояв на том, чтоб ей позволили присутствовать на срочном совете.

Велиамор кивнул королю, оставаясь стоять у входа. Гордон собрался докладывать по форме о всех событиях, но Виктор остановил его. Мужчина поднялся из-за стола и подошел к советнику.

— Я рад видеть тебя живым, – сказал он, взяв его за плечи. – Если ты нуждаешься в отдыхе, я не стану требовать твоего присутствия здесь. Уверен, Гордон мне все расскажет.

— Я не устал и не ранен, – ответил маг печально. Король впервые видел его таким подавленным и отрешенным. – Я просто утратил силу. Пока я лишь вампир, не более.

— Как это случилось? – Виктор слабо представлял, как такое возможно.

— Я уже все рассказал князю и королю Эвервуда, – ответил Велиамор, избегая смотреть в глаза собеседнику. – И это сейчас не столь важно. Важно другое – Лоакинор пленен.

Виктор, недоумевая, мотнул головой, взглянув на князя. Тот кивнул.

— Но он больше не темный, – продолжал советник. – Он вернул свой истинный облик и не чинит больше зла.

— Как это вернул? – не понял король. – Какой же он?

— Такой же, как мы, – ответил маг. – Литиат.

— Я хочу его видеть, – Виктор отвернулся и обошел стол. Николь удивленно смотрела на Гордона. Тот, казалось, был растерян и ждал в нерешительности.

— Веди его сюда, – помог король, тоже заметив это. Князь встрепенулся и поспешил выполнять. Генералы переглянулись, они тоже еще не видели Врага. Другие двое офицеров были отправлены Виктором к его сестре, чтобы узнать о ее здоровье.

— Тебе, наверное, тоже лучше пойти проведать ее, – обратился он к Николь, не желая, чтобы она встречалась с темным.

— Позволь мне остаться, – попросила девушка, понимая его желание. – Ведь он под стражей, что мне может угрожать?

— Я не знаю, но не верю ему и не хочу подвергать тебя опасности, – король взял ее за руку. – Пойди с графом проведай подругу или с Бьянкой княжича.

— Нет, я хочу быть с тобой, – Николь умоляюще посмотрела ему в глаза.

— Велиамор, он опасен? – спросила она у советника, все еще стоявшего у входа. Генералы держали руки на рукоятях мечей, готовые охранять своего короля.

— Я не знаю, – ответил маг.

— Ты неважно выглядишь, – Виктор тоже взглянул на него. – Хоть ты вампир, тебе нужно подкреплять силы.

— Я вполне справляюсь, – ответил советник.

— Голодаешь? – король покачал головой. – Генри мне рассказал, можешь не отрицать.

— Братья помогают мне исцелиться, – возразил Велиамор. – Я смогу обойтись без крови.

— Жаль, что мы не можем, – Чарльз усмехнулся, взглянув на товарища по несчастью, едва ли жалея. Генри кивнул, полностью с ним соглашаясь. Не считая небольших неудобств, связанных с добыванием пищи, мужчины приобрели массу преимуществ, о которых могли только мечтать, будучи людьми. Генералы стали гораздо сильнее физически, лучше видели и слышали, не мерзли и подолгу могли обходиться без сна и отдыха. К тому же, как они успели узнать от магов, жизнь их продлилась как минимум вдвое.

— Пленные в вашем полном распоряжении, – ответил им Виктор. – Только постарайтесь не превратить их и оставьте в живых. Я должен кого-то отправить халифу.

Николь пожалела, что осталась. В такие минуты она видела рядом не любящего и заботливого мужа, а хладнокровного и бесчувственного правителя.

В шатер вошел Гордон, следом литиат и четверо сопровождавших его солдат в полном вооружении. На минуту воцарилась полная тишина. Король, недоверчиво прищурив глаза, разглядывал пленного. Николь отреагировала так же как Гордон, когда тот увидел литиата впервые. Она была поражена и очарована неземной красотой прекрасного существа. Генри сжал рукоять меча и выступил немного вперед, Чарльз встал между пленником и королевой, готовый защитить ее. На генералов Враг не оказал никакого действия. Князь и советник, уже видевшие Лоакинора, терпеливо ждали, пока король вернет себе способность говорить.

— Это точно он? – спросил, наконец, Виктор, приблизившись к мужчине в длинной светлой мантии. Он обошел его кругом, осматривая с ног до головы.

— Я думаю, да, – ответил Велиамор.

Пленник, закованный в цепи, стоял, опустив голову.

— Отвечай, ты Лоакинор? – спросил его король, остановившись напротив.

— Да, – произнес тот.

— Значит, ты должен знать меня, – Виктор сложил руки на груди, еще не веря в такое странное перевоплощение. Он помнил Лоакинора в облике герцога Макмилона, и никогда не забудет его в облике лорда де Ланье.

Пленник молчал, не глядя на собеседника.

— Что с тобой произошло? Как ты вернул свое прежнее тело? Ведь это оно, да? – продолжал король, не повышая тона. У него не было причин для ненависти, пока он не был уверен, что перед ним настоящий Враг.

— Да, это оно, – кивнул тот.

— Как? – повторил Виктор.

— Я не знаю, – был ответ.

Трудно было поверить, что это черный маг, который почти семьсот лет не давал людям покоя и творил невообразимое зло в северных землях. Худощавый высокий литиат, мало чем отличался от других своих сородичей, кроткий и немногословный.

— Ты убил моего отца, короля Теодора? – спросил Виктор, протянув руку и приподняв его подбородок, чтобы тот ответил, глядя в глаза.

— Да, – литиат повиновался и посмотрел. Виктор отступил, отпустив его. Глаза были другими, и по форме и по цвету, но взгляд оставался прежним. В нем не было злости и презрения, как во взгляде лорда, который король запомнил на всю жизнь, но это без сомнения был Лоакинор.

— Ты признаешь, что убил короля Вандершира и узурпировал его трон? – уточнил Виктор, теперь чувствуя ненависть в полной мере.

— Да, – повторил литиат, пытаясь сохранять невозмутимый вид, но взгляд выдавал его волнение.

— За это тебя ждет смерть, – произнес Виктор ледяным тоном, от которого у Николь мурашки побежали. Велиамор опустил взгляд.

— И ничто не мешает мне подвергнуть тебя пыткам предварительно, – король не сводил глаз с врага. Тот опять уставился в пол под ногами. – За то, что ты уничтожил целый город, разрушил страну, убил сотни людей, и это только в этом столетии.

— Мне жаль, – тихо ответил пленник.

Виктор замер, пораженный ответом. Он сжал кулаки и ударил литиата, не сумев сдержаться. Тот не устоял на ногах и упал на пол, цепи с глухим звоном поволочились за ним. Прилагая неимоверные усилия, чтобы не ударить его еще раз, Виктор отошел, обернувшись к столу. Он взглянул на жену, словно только вспомнив о ней. Девушка сидела бледная как полотно, прикрыв рот руками, по щекам текли слезы.

25
{"b":"228723","o":1}