ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что с тобой? – мужчина обеспокоенно приблизился, недоуменно глядя на нее. – Что случилось?

— Напрасно я осталась, – произнесла она, вытирая щеки.

Пленник поднялся на ноги и встал на прежнее место, не пытаясь вытирать кровь, сочившуюся из разбитой губы.

— Ты можешь уйти сейчас, – предложил Виктор мягко, хотя внутри еще все кипело от злости.

— Что ты с ним сделаешь? – спросила девушка, понизив голос.

— Сегодня ничего, – король велел Генри проводить ее, куда она прикажет. Мужчина быстро подошел, предложив локоть. Николь поднялась и на дрожащих ногах пошла к выходу.

— Я прощаю вас, – сказала она, поравнявшись с пленником. Все, недоумевая, посмотрели на королеву. Лоакинор тоже поднял голову, взглянув на нее.

— Спасибо, – ответил он.

Девушка поспешно вышла, понимая, что теперь выглядит предательницей в глазах мужа и его друзей, но ей было искренне жаль плененного врага.

Она шла прочь, желая просто подальше отойти от королевского шатра. Генерал Морис следовал за ней бесшумной тенью.

— Где расположились Виктория и Тибальд? – спросила она, вытирая набегающие слезы, чтобы мужчина не заметил. Генри указал рукой, повернув к небольшому шатру неподалеку.

— Хотя нет, – вспомнила Николь. – Уже совсем поздно. Они, наверное, спят.

— Не думаю, – ответил Генри. Его тон стал мягче, а в глазах появился загадочный блеск. – Принцесса вот-вот должна родить.

— Виктория? – королева встревоженно посмотрела на него. – Но она так слаба.

— С ней маг, – успокоил ее спутник, положив свою ладонь на ее руку. Его кожа была холодной, но Николь не отняла руки. – Он заверил, что жизни принцессы ничто не угрожает.

— Может, следует к ним еще доктора послать? – девушка остановилась. Идти туда сейчас было бы неуместно.

— Он уже там, и не один, – Генри улыбнулся, обнажив белоснежные клыки. Николь задержала на них взгляд, и он вернул серьезное выражение.

— Нет, не нужно, – королева тоже улыбнулась. – Вас это не должно смущать, скоро все привыкнут.

— Куда вас проводить? – спросил генерал, все же не улыбаясь больше.

— Давайте просто прогуляемся, а вы мне расскажете, что тут происходило, пока меня не было, – попросила Николь, вновь взяв его под руку. Она хотела, чтобы мужчина поверил, что ей все равно, кто он, вампир или просто человек. Для нее он по-прежнему оставался другом ее мужа, а значит и ее другом.

— Я не знаю подробностей, – ответил Генри, медленно направившись вдоль рядов палаток. Редкие факелы освещали им дорогу, луна плыла в небе над головой. Можно было даже забыть о том, что где-то рядом разоренный город, а за тонкой материей шатров мирно спят солдаты. Часовые тоже обходили лагерь, отдавая честь Морису, когда их пути пересекались. Молодые люди вытягивались по струнке, ожидая, пока важные особы пройдут мимо. Генерал пересказал королеве все, что успел узнать сам, без лишних деталей и приукрашиваний. Девушка внимательно слушала, не перебивая вопросами.

После она попросила рассказать о взятии Стоунхолда. Генри пересказал ей все, пока они возвращались обратно. Он дошел до взятия дворцовой площади, когда возле королевского шатра показались солдаты, выводившие плененного врага. Гордон шел впереди, двое конвоиров держали цепь, прикованную к железным наручникам. Следом появились Велиамор и Виктор.

Николь остановилась, невольно сжав руку сопровождающего. Генри не двигался, повинуясь ее желанию. Процессия проследовала мимо них. Из шатра литиатов вышел граф. Он быстро приближался, сжимая кулаки и испепеляя взглядом Виктора, но, заметив среди идущих Велиамора, замер.

— Ты жив, – произнес он изумленно.

Маг молчал, отводя взгляд. Все остановились, наблюдая за ними.

— Она мертва, а ты жив?! – воскликнул негодуя граф и схватил советника за грудки. – Как ты можешь жить теперь, зная это?!

— Кристиан, – Виктор тронул его за плечо. – Оставь его.

— Нет, это ты оставь меня! – резко ответил ему граф, но мага отпустил. – Не твоя мать погибла, участвуя в этой проклятой войне, чтоб польстить твоему тщеславию.

— Разве Мадлена погибла? – спросил король, взглянув на мага.

Николь закрыла лицо руками и отвернулась, услышав это. Генри обнял ее за плечо, привлекая к себе, но сам не пропускал ни слова из разговора, продолжая наблюдать за королем и его спутниками.

— Не утруждайся, это дело не государственной важности, – осадил его граф, оглядывая солдат. – Подумаешь, какая-то ведьма умерла.

— Кристиан, – король повторил попытку успокоить его, протянув руку, но граф резко оттолкнул ее, отступив на шаг.

— А это еще кто? – спросил мужчина, заметив плененного литиата.

— Уведите его и держите под замком, – приказал Виктор, не желая испытывать графа и потерять пленника раньше, чем выяснит все. Солдаты поспешили. Гордон остался, глядя сочувственно на друга.

— Простите, что отнимаю ваше драгоценное время, – произнес Кристиан холодно, посмотрев на короля. – Вы, наверное, заняты.

— Кристиан, – заговорил Велиамор. – Нам, действительно, лучше поговорить потом. Я все объясню тебе.

— Нам не о чем говорить, – огрызнулся граф. – Все и так предельно ясно. Все живы-здоровы, только Мадлена лежит одна, никому не нужная.

Николь приблизилась, коснувшись его плеча. Бьянка тоже появилась, услышав громкий разговор, и встала около брата.

— Она мертва? – спросила тихо Николь, еще не веря в это.

— Оставьте все меня в покое, – произнес злобно граф, не удостоив ее взглядом, и пошел прочь.

Велиамор извинился и пошел в шатер литиатов.

— Я догоню его, – сказала Бьянка, бросившись следом за Кристианом, но Виктор схватил ее за руку и вернул на место. Она недовольно посмотрела на него, готовая ответить грубостью, но, заметив гневный взгляд короля, промолчала.

— Гордон, вам с сестрой лучше отправляться спать, – сказал он сурово приказным тоном.

Девушка смерила его презрительным взглядом. Князь потащил ее прочь, не желая злить короля. Он уже достаточно увидел в этот вечер и не удивился бы, если бы король и его сестру поколотил за неповиновение. Николь стояла молча, думая только о подруге, в смерть которой не могла поверить.

— Проводите Ее Величество в шатер и проследите, чтобы охрана была усиленной, – произнес Виктор, не меняя тона. Генри кивнул, понимая, что этот приказ адресован ему, хотя король и не смотрел в его сторону.

Николь позволила мужчине взять себя под руку и, повинуясь ему, пошла прочь, не видя ничего перед собой. Виктор направился следом за графом в темноту между палатками.

Он шел, не видя ничего впереди, но догадываясь, что Кристиан пошел именно туда. Вскоре лагерь закончился и открылась голая пустошь, сколько хватало взгляда. Свет факелов уже не достигал этих мест, только луна освещала великолепный пейзаж. Король осмотрелся, решив, что все же ошибся.

— Зачем идешь за мной? – спросил граф, стоя сзади. Виктор вздрогнул, не ожидая увидеть его так близко, и обернулся.

Кристиан смотрел на него вопросительно, сложив руки на груди. На щеках еще поблескивали мокрые дорожки, совсем не увязываясь с устрашающим образом мужчины.

— Не хочу, чтобы ты убил кого-нибудь, – не сразу ответил Виктор, немного смутившись. Он понимал, что даже самые суровые и черствые мужчины иногда плачут, но не верил, что такой, как граф, способен на подобную слабость.

— Поэтому пришел сюда, чтобы я смог убить тебя самого? – усмехнувшись, поинтересовался Кристиан, переводя взгляд на бескрайние просторы.

— Ты не убьешь меня, хватит этой бравады, Николь тут нет, – ответил король, не уступая в холодности тона.

— С чего ты решил, что мне нужны зрители? – граф пошел прочь, еще удаляясь от лагеря.

— Куда ты собрался? – Виктор пошел следом. – В Вандершир?

— Отстань, чего ты хочешь от меня? – отмахнулся Кристиан, но голос его дрогнул и он не договорил.

— Не знаю, – ответил король, следуя за ним, как тень. – Наверное, все же хочу быть твоим другом.

— Еще не хватало, – зло огрызнулся мужчина. – Зачем тебе друзья, у тебя есть Николь и корона?

26
{"b":"228723","o":1}