ЛитМир - Электронная Библиотека

Карета королевы ехала окруженная именно этими гордыми всадниками, состоявшими прежде под командованием самого вандерширского короля, и были его личной гвардией. Королева выглянула в окошко и помахала подданным рукой. Люди немного осмелели и начали кланяться, посчитав, раз королева доверяет чужакам, значит, им следует оказывать почести. Вандерширцы же, казалось, не замечали окружающего ликования, зорко наблюдая за порядком и неприкосновенностью кареты.

Тибальд остановил коня возле дома одного из самых богатых и знатных горожан. Это был его друг, герцог Амато. В войне с Вандерширом, герцог, конечно же, был на стороне Эрика, как и сам Тибальд. Он командовал одним из подразделений, удерживавших город, и был пленен вместе со своими солдатами. Поскольку большого сопротивления при этом не оказал, то был цел и невредим, как и его подразделение. Теперь он ехал следом за королем, получив при новом правителе звание генерала. Это был еще молодой, привлекательный мужчина с короткими светло-русыми кудрями и светло-зелеными глазами.

Герцог и король спешились и вошли в особняк, оставшийся нетронутым. Он стоял на одной из площадей в северной части города. За широкой, обитой железом дверью, был просторный холл, теперь немного опустевший, но раньше богато убранный дорогой мебелью и коврами. Прислуга встречала господина, появившись из недр дома. Двое пожилых мужчин: дворецкий и камердинер герцога и три женщины разных возрастов: экономка, кухарка и горничная. Остальная прислуга покинула дом вместе с хозяйкой, женой герцога, задолго до осады. Герцогиня была родом из Вандершира и одно время жила при дворе короля Теодора. В Вандершире у нее была родня, к ним она и уехала, избегая ужасов войны.

Хозяин дома приказал проводить короля в гостиную, а сам вернулся к двери. Карета уже подъехала ко входу и Виктория вышла, держа на руках младенца. Люди, собравшиеся на площади, встретили наследника радостными возгласами, передавая новость дальше по заполненным улицам. Но шум сотен голосов мгновенно стих, когда следом за королевой появился маг. Его внешность и одежда была хорошо всем знакома. Немногие жители столицы не смогли увидеть литиатов во время взятия. О солдатах захватчиков сразу забыли, вся ненависть теперь была сосредоточена на колдуне, посмевшем появиться в разрушенном им и такими как он городе.

Виктория заметила, как литиат напрягся и опустил голову, чувствуя всеобщую ненависть и презрение, доставшееся ему одному. Королева взяла его за руку и повела за собой в дом. Поднялся ропот, толпа недоумевала, но не смела выражать открытую враждебность. Солдаты Вандершира, заметив волнения, сняли ружья с плеч и выискивали зорким взглядом, кто осмелеет и выступит с замечаниями.

Но в доме Кайне было ничуть не легче, поскольку прислуга встречала его не приветливее, чем горожане. Виктория делала вид, что ничего не происходит и следовала за герцогом. Маг шел за ней, улавливая острым слухом все замечания и недовольство, высказываемые шепотом за спиной господ. Но он знал, что ждет его, когда соглашался сопровождать короля и королеву в самое сердце нетерпимой к литиатам страны, и стойко сносил открытую враждебность людей.

— Скоро все привыкнут и перестанут глазеть, – произнесла Виктория, прижимая девочку к груди. Королева уже почти оправилась после болезни и родов. На бледных щеках появился румянец. – Ты не обращай внимания. Бояться тебе нечего.

Литиат не ответил, как бывало нередко, но в его взгляде девушка без труда смогла увидеть искреннюю благодарность.

В гостиной был натоплен камин и зажжены свечи. Тибальд взял жену под локоть и проводил к диванчику. Девушка с любопытством осмотрелась, жестом попросив мага следовать за ней. Он послушно приблизился и сел в кресло, стоявшее ближе других. Король встал у камина, опираясь на мраморную полку. В небольшой гостиной было тепло и непривычно для Холоу уютно. Обставлен дом был в вандерширском стиле, богато и красочно. Портреты на стенах чередовались с яркими пейзажами солнечных лугов и зеленых лесов. Это компенсировало отсутствие окон, что было обычным делом в высоких узких постройках, плотно теснившихся друг к другу.

— У вас так замечательно, – произнесла Виктория, когда хозяин вернулся и встал около короля с другой стороны камина. – Почему я раньше не посещала вас?

— Мы гостили в Вандершире, когда Ваша Светлость прибыли в Стоунхолд, – ответил герцог вежливо, но без излишней подобострастности. Маг немного расслабился, и посмотрел на него. Генерал тоже перевел взгляд на гостя, желая показать, что магов не боится.

— Вы еще не знакомы, – вспомнила Виктория, заметив это. – Герцог, это Кайна, наш друг. Он очень помог мне и Тибальду. А наша малышка и вовсе обязана ему своим благополучным появлением на свет.

Герцог едва кивнул, продолжая наблюдать за новым другом короля Холоу.

— Кайна, – обратилась тем временем к нему девушка. – Герцог Амато, друг Тибальда и генерал его армии.

— А скоро будет назначен первым министром, – добавил король.

— Это большая честь, Ваше Величество, – герцог поклонился, отвернувшись от мага.

— Как ваша супруга? – Виктории не нравилось холодное обращение хозяина, но она понимала, что сразу изменить отношение к вчерашним врагам будет непросто.

— Жюльет в Вандершире, – ответил герцог, вновь повернув голову к ней. – Но я уже послал за ней. Как только она прибудет, мы нанесем визит.

— Боюсь, Лонвалхолл малопригоден для приема гостей, – вздохнула королева, вспомнив северный замок.

— Это поправимо, любовь моя, – возразил муж, взглянув на нее ласково. – Мы прикажем все там восстановить, и он станет замечательным местом, каким был прежде.

— Я пригласил бы вас стать хозяевами этого дома на время восстановления дворца, – начал герцог.

Принцесса проснулась и начала громко требовать внимания к своей королевской персоне. Виктория ласково шептала ей, но девочка покраснела и зашлась в плаче.

— Может, она голодна? – встревоженно спросила Виктория, посмотрев на мага. Тот подошел и взял ребенка на руки.

— Вы так доверяете ему, – заметил герцог, понизив голос. Тибальд слушал его, наблюдая, как его жена и маг пытаются выяснить причину внезапного каприза. – Сколько вы его знаете?

— Литиаты – чистые, бесхитростные существа, – ответил Тибальд, взглянув на подданного. – Теперь это должны усвоить все в Холоу. А мои приближенные должны показать в этом пример.

— Как прикажете, Сир, – ответил герцог Амато, поклонившись.

— Нет, это не приказ, – Тибальд вздохнул, понимая, что задача у него непосильная. – Сам посмотри на этого парня. Разве он опасен для нас? Разве хочет нам зла?

Мужчины взглянули на королеву и ее помощника. Литиат ловко размотал пеленки и отдал младенца матери. Девочка сразу успокоилась, прильнув к ее груди. Сам маг взмахнул рукой и мокрый лоскут вновь стал чистым и свежим, словно после стирки. Они с Викторией опять спеленали девочку, и она продолжила свой сон, не ощущая более дискомфорта.

— Такого я еще не видел, – изумился герцог, когда гости опять сидели перед ним, как ни в чем не бывало. – Ты и себе одежду так чистишь? Она у вашего брата просто белоснежная.

— Да, это очень удобный талант, – ответила Виктория, улыбаясь.

— А он умеет разговаривать? – герцог посмотрел на мага, желая услышать его голос.

— Кайна мало жил среди людей и не всегда нас понимает, – опять ответила за него девушка. – Но разговаривать он умеет, будьте уверены. Когда ему будет что сказать, он не станет спрашивать разрешения и выскажется.

— Простите, миледи, я не хотел обидеть вас, – попытался извиниться за свою резкость герцог.

— Вы обижаете не меня, а его, – Виктория поднялась, прижав ребенка к себе. – И прощения просите у него.

— Миледи, мне просить прощения у колдуна? – не понял мужчина, взглянув на Тибальда. Тот все больше хмурился.

44
{"b":"228723","o":1}