ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я рад видеть тебя трезвым и в добром здравии, – ответил граф, оставаясь сидеть.

— Что ты тут делаешь? – сурово спросил Виктор, отвернувшись и вперив взгляд в противоположную стену. – Оставил Николь одну? Хочешь, чтобы ее опять кто-нибудь украл?

— Она в лагере полном солдат, а охранять ее я приставил мага, – ответил граф. По тону король понял, что улыбка все еще на его лице.

— Зачем? – спросил Виктор, опустив голову. Вся злость опять куда-то делась, ему было просто все равно. – Мог воспользоваться моим отсутствием. Провели бы ночь в королевском шатре, как нормальные люди.

— Зачем ты говоришь все это? – Кристиан встал и отряхнул солому со штанов. – Любишь боль?

— Возможно, – ответил король. – Думал, хоть что-то почувствую.

Граф подошел сзади и взял его за плечи. Виктор резко обернулся, освободившись.

— Я вчера изрядно перебрал, – сказал он, глядя в глаза собеседнику. – Плохо все помню, но все же помню.

— И что же ты помнишь? – Кристиан тоже был серьезен, даже печален.

— Я знаю, чего ты добиваешься, – произнес Виктор, напустив на себя холодную невозмутимость, хотя граф уже знал, что именно в такие моменты его сердце бьется быстрее. – Но не могу понять, зачем. Я и так не препятствую вам. Она тебя любит, и я с этим поделать уже ничего не могу.

— Не хочешь спросить, кого люблю я? – спросил граф, не уступая ему в невозмутимости.

— Не хочешь в рожу получить? – ответил вопросом король, отступив на шаг. – Еще раз заговоришь со мной об этом, я тебя застрелю, как бешеное животное.

— Я люблю тебя, – ответил граф, не реагируя на угрозы. Виктор сдвинул брови, словно эти слова причинили ему реально ощутимую физическую боль. Он сжал кулаки и резко ударил графа в лицо. Кристиан не устоял на ногах, упав на четвереньки, на солому потекла темная кровь. Но граф прижал разбитую губу и поднялся на ноги.

— Почему не пристрелил? – спросил он, улыбнувшись.

— Оружия нет, – ответил король, наблюдая, как кровь медленно вытекает между пальцами. Он подошел ближе, переводя взгляд на лицо графа, в его темно-карие глаза, миндалевидные, как у литиатов. Кристиан перестал улыбаться, убрав руку. Виктор приблизил свое лицо почти вплотную, пытаясь понять, правду ли говорит ему граф. Кристиан опустил глаза на его губы.

— Это правда, – произнес Виктор, искренне удивленный. Граф не смел двигаться, не смел касаться его, просто смотрел в глаза.

— Я не могу, – сказал король тихо. – Я люблю Николь.

— Почему тогда избегаешь ее? – спросил Кристиан, перейдя на шепот, потому что их лица уже были так близко, что он чувствовал тепло. Виктор смотрел мимо, граф закрыл глаза.

— Не хочу причинить ей боль, – ответил король, тоже не двигаясь.

— Вы достойны друг друга, – произнес граф, отвернувшись. – Я оставлю вас и уеду. Обещаю, вы никогда не услышите обо мне.

Он опустил голову, готовый выполнить свое обещание, чтоб не приносить больше боли любимым людям.

— Не смей даже думать, – ответил грозно Виктор, схватив его за мундир. – Только посмей сбежать.

Кристиан поднял на него глаза, удивленный новой угрозой. Он хотел возразить, но Виктор не дал ему, притянув к себе и поцеловав. Граф перестал дышать, не веря, что это происходит на самом деле, а не снится. Виктор удерживал его за мундир, собрав ткань в кулак, второй рукой он не прикасался. Кристиан не двигался, не решаясь на ответные действия. Король отстранился, отпустив его одежду, и перевел дыхание, не поднимая глаз.

— И что теперь со всем этим делать? – спросил он, вытерев со своих губ кровь Кристиана и взглянув на пальцы.

Граф прижал рану рукавом, еще не в состоянии думать.

— Пойдем, ты кровью истекаешь, а я умираю от жажды, – Виктор взял его за локоть и потащил к выходу.

Во дворе на бочке сидел Джонсон, обернутый в свой черный плащ. Увидев короля, он поднялся и быстро подошел. В деревне было тихо, все еще спали.

— Который час? – спросил Виктор, осматриваясь. – Почему не построены? Спят после попойки?

— Еще только шесть, – доложил Чарльз, оглядывая их. У Кристиана уже весь подбородок был в крови. Он задумчиво проверял языком, все ли зубы на месте. Удар у короля был тяжелый.

— Мы едем в лагерь, графу нужен доктор, – Виктор посмотрел на него. Тот слабо улыбнулся, уже немного побледнев. На красном мундире не видно было крови, хотя она большим пятном расползалась на груди.

Джонсон быстро скрылся за забором и вскоре вернулся с парой оседланных лошадей. Двое заспанных офицеров плелись позади. В одном из них граф с трудом узнал Гордона.

— Кристиан, что с тобой? – спросил тот встревоженно.

— Упал, – ответил граф, вскочив в седло.

Король взял другую лошадь. От зорких глаз Чарльза не ускользнули ранки на его костяшках. Вампир оскалился в усмешке. Кристиан одарил его недобрым взглядом и ударил свою лошадь, направившись к лагерю. Гордон, недоумевая, смотрел им вслед. Генерал пошел будить солдат для построения. Из двери конюшни неслышно вышел Генри и плотно притворил ее за собой.

В лагере еще тоже все спали. Виктор вошел в шатер магов. Литиаты лежали на своих кроватях, как самые обычные люди. Хотя одна постель почему-то пустовала. Король медлил, не зная к которому из оставшихся двух братьев обратиться. Из-за занавеси, не создавая никакого шума, вышел Лоакинор и поклонился.

— Вам нужна помощь? – спросил он.

— Да, хорошо, что ты не спишь, – Виктор кивком показал на дверь и вышел. Маг следовал за ним. Они пересекли поляну и вошли в королевский шатер. Кристиан сидел на кровати около Николь, наблюдая за ней спящей. Виктор остановился на пороге, вспомнив свои вчерашние похождения. Девушка спала в одежде, накрытая одеялом.

— Она крепко спит, – литиат обернулся, заметив его нерешительность. – Это волшебный, целительный сон.

— Помоги графу, – попросил король, тоже приблизившись к кровати. Кристиан обернулся и подставил раненую часть своего лица. Маг улыбнулся и прикоснулся кончиками пальцев в его рассеченной губе. Виктор, еще не зная, как именно исцеляют литиаты, замер от неожиданности. Кристиан не сводил с него взгляда.

Маг закрыл глаза, и на его губе появилась глубокая ссадина. Кровь быстро потекла по бледной коже, но он даже не вздрогнул, просто убрал руку от лица исцеленного. У Кристиана раны больше не было. Виктор подошел к магу, не веря глазам.

— Как это? – спросил он.

— Это они так лечат, – пояснил граф, потрогав свою губу, абсолютно целую и невредимую.

— А тебя кто будет теперь лечить? – король взял с туалетного столика полотенце и протянул магу. Тот приложил к ране.

— Она сама пройдет, – ответил он, улыбаясь, как ни в чем не бывало.

— Скоро? – Виктор подошел ближе, чтоб лучше рассмотреть ее. Маг убрал полотенце. На коже осталась вполне затянувшаяся рана, только кровь вокруг свидетельствовала о том, что она все же была и зажила в считанные секунды.

— Зависит от моей силы, – ответил Лоакинор.

— Ты и Мадлену так вылечил? – спросил король, бросив взгляд на графа. Тот не очень интересовался разговором. Он уже видел этот фокус и теперь думал о том, как отмыть с себя всю кровь.

— Да, – кивнул маг. – Та рана еще не зажила полностью.

— Я рад, что взял тебя на службу, вместо того, чтобы убить, – произнес король. – Если ты так будешь продолжать, то, возможно, искупишь свою вину.

— Я не думал, что вы примете помощь от меня, – ответил литиат.

— Я тоже много чего не думал, – ответил Виктор.

Маг поклонился и покинул их, понимая, что его помощь больше не требуется.

Кристиан перестал оттирать кровь с лица, используя воду для умывания, и посмотрел на короля, услышав его последние слова.

— Я уже ухожу, – сказал он, прихватив мокрое полотенце.

— Прикажи там, чтоб согрели воды, – попросил король, опустившись на диванчик у стены. – Мне тоже неплохо бы привести себя в порядок, пока Николь не увидела меня в таком виде.

46
{"b":"228723","o":1}