ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она просто меня еще не знает, – ответила девушка, сняв сапоги и расстегивая рубашку.

— Будешь мыться? – спросил Кристиан, покинув свое кресло и направившись к ванне. – Разбудить его?

— Нет, если он сам не проснется, я не стану будить, – ответила Николь, освобождаясь от одежды.

— Кто же будет развлекать барона? – граф прислонился к краю кадки, не торопясь уходить.

— Он не такой важный человек, чтобы Виктор ради него жертвовал отдыхом, – девушка сняла с себя все и влезла в воду, не обращая особого внимания на мужчину, не сводившего с нее взгляда. – Сама как-нибудь справлюсь.

— Ты уже ничего не боишься, а еще и года не прошло, – усмехнулся граф, передав ей мыло. – Где та напуганная девушка, которую я привез в замок прошлым летом?

— Не болтай, а иди ко мне, – ответила королева. Кадка была достаточно большой, рассчитанной на двоих. – Виктору потом прикажу согреть еще воды.

— Вы так щедры, моя королева, – усмехнулся граф, не заставляя просить себя дважды.

Король открыл глаза и осмотрелся. Он лежал на широкой кровати, закрытой со всех сторон плотным бархатным пологом, одетый в одни лишь штаны. В комнате слышен был смех Николь и голос Кристиана. Виктор опять закрыл глаза и прислушался. Он ничего не понял из разговора, кроме того, что говорили о нем и о цветах. Собеседники опять засмеялись, теперь лучше было слышно графа. Король почувствовал, как по телу прошла дрожь, но поспешил отогнать мысли о нем. Он отодвинул полог и выбрался из душного ложа.

Разговор прекратился, когда он обошел кровать и предстал перед собеседниками. Они сидели в кадке с водой, намыливая друг друга. Комнату наполнял пар, поднимавшийся от горячей воды и запахи цветочного мыла.

— Знаете, граф, я преклоняюсь перед вами, – произнес Виктор, заметив румянец смущения на щеках жены. Она отодвинулась от Кристиана, продолжая смывать с себя мыльную пену. – Сколько в вас силы? Вы по праву заслуживаете Николь больше меня.

— Просто я не человек, – ответил Кристиан, поддерживая официальный тон короля. С его коротких мокрых волос вода стекала на лицо. Он небрежно убрал челку назад и вытер лицо ладонью. – Литиаты черпают силы в любви.

— Только нам, убогим людям, нужно где-то черпать силы и на любовь тоже, – Виктор вздохнул и сел в кресло, развернув его к кадке.

— Неправда, – возмутилась девушка. – Он просто перевоплощался и не потратил столько сил на этот поход. А я вообще почти все время спала.

— Не оправдывай мою немощность, любовь моя, я жалкий слабак, – усмехнулся король, зевая. – Вот кто у нас настоящий мужчина.

Он махнул в сторону графа.

— Не стану спорить с очевидной истиной, – ответил тот самодовольно.

— Его ничем не проймешь, – продолжал Виктор, обращаясь к Николь. – Муж спит, а он уже тут как тут, с королевой нежится в ванне.

— Мы экономим воду, – ответил граф, нисколько не задетый претензиями. Николь еще больше покраснела, быстро смыв с себя остатки мыльной воды и выбравшись на мягкий коврик. Виктор поднялся и набросил ей на плечи широкое полотенце.

— Ты ведь спал, а вода остывает, – продолжал Кристиан, улыбаясь, как ни в чем не бывало.

— Я не хотела будить тебя, – произнесла Николь, стоя у камина и кутаясь в тонкую ткань полотенца.

— Я шучу, – ответил ей муж, обняв и прижав к себе. – Я рад, что ты не скучаешь.

— Я люблю тебя, – Николь встала на цыпочки, потянувшись к его губам. Он наклонился и поцеловал ее, удерживая в объятиях. Потом приподнял и понес на кровать.

— Тут теплее, – сказал он, дав ей еще полотенце и одежду, чтобы не пришлось ходить за ними по комнате. Окно он прикрыл и задернул штору.

Кристиан усмехнулся, наблюдая за ним:

— А я уж думал, ты сил набрался, пока спал.

— Они мне понадобятся за ужином, – ответил король, игнорируя его шутки. – Барона удар хватит, когда я представлю ему Генри и Чарльза.

— Иди, помойся, вода еще теплая, – предложил граф, скользнув взглядом по гладкой мускулистой груди Виктора.

— Животное, – ответил король, не двигаясь с места.

— Иди, животное не кусается, – усмехнулся Кристиан, поманив его рукой.

— Может, я кусаюсь, – Виктор подошел ближе, потрогав воду.

— Не доверяешь мне? – возмутился Кристиан, сидя в кадке, как король, раскинув руки.

— Тебе? После всего? – король снял одежду и влез в воду.

— Хочешь, я заглажу свою вину? – предложил граф, еще шире улыбнувшись и приблизившись к нему.

— Загладишь, будь уверен, – кивнул Виктор, почувствовав его руку на своем теле. В этот раз Кристиан не стал спрашивать разрешения или ждать, когда его поцелуют, он резко притянул Виктора к себе и поцеловал. Король не отталкивал его, тоже обхватив за талию под водой.

— Тебе Николь не хватило? – спросил Виктор, не открывая глаз, пока Кристиан целовал его лицо.

— С чего ты взял, что у нас что-то было? – спросил граф, касаясь губами его уха.

— Давай, скажи, что вы просто разговаривали, пока я спал, – Виктор скользнул по его груди, покрытой шрамами, и обнял за шею, позволяя целовать свою. О том, что Кристиан делал руками, он старался не думать.

— Да, просто разговаривали, – ответил граф. Он тяжело дышал, и голос его стал хриплым и еще более низким. – Почему тебя это удивляет?

— Потому что если это так, я должен поверить в то, что интересую тебя больше чем она, – проговорил Виктор почти шепотом. Слова его смешивались с дыханием, слетая с губ вместе со стонами. Граф напрягся, едва сдерживаясь.

— Это так, – сказал он.

Король открыл глаза и резко отстранился. Кристиан замер, недоумевая.

— Все, хватит, – Виктор оттолкнул его и вылез из воды. Он отошел к окну, взяв со столика полотенце, и обернул им бедра. Кристиан оставался в воде, наблюдая за ним.

— Что случилось? – Николь, уже полностью одетая, появилась из-за ширмы, разделявшей кровать и ванну. Она переводила удивленный взгляд с одного мужчины на другого. Виктор стоял спиной к ним, сложив руки на груди, но было видно, что он взволнован и тяжело дышит. Граф, казалось, был зол. Его глаза почернели, и пламя камина отражалось в них.

— Что опять не поделили? – спросила девушка сурово.

— Воду, – ответил Кристиан, выбравшись, наконец, из кадки и вытирая тело оставшимся полотенцем.

— Виктор, – она подошла к мужу, тронув его за плечо. – Что случилось? Я же слышала, вы даже не ругались.

— Зачем нам ругаться? – спросил король, оставаясь стоять спиной. Девушка обняла его за талию, прижавшись щекой к плечу. Кристиан вытерся и начал одеваться, еще пылая гневом.

— Что он сказал? – спросила королева, понимая, что между ними все же произошла ссора.

— Граф мне врет, как всегда, – ответил Виктор, обернувшись и одарив его недоверчивым взглядом.

— Он всем врет, это его нормальное состояние, – усмехнулась Николь, не веря, что они могут поругаться теперь, после всего.

— Вот уж не думал, что вы обо мне так думаете, – произнес Кристиан, взяв свое оружие и направившись к двери. – Не стану больше надоедать своим присутствием. Извинитесь за меня перед бароном и его очаровательными дочками.

Граф повернул ключ и вышел, хлопнув дверью. В комнате стало тихо, только огонь потрескивал в камине. Николь, недоумевая, смотрела ему вслед. Виктор вздохнул и пошел одеваться, чтобы успеть к ужину.

— Что он сказал? – повторила она свой вопрос, понимая, что дело не в ней и уж точно не в воде.

— Николь, что ты скажешь, если узнаешь, что я люблю его больше чем тебя? – спросил Виктор, взглянув на нее. Он выглядел теперь не просто уставшим, но еще и несчастным. По мокрым волосам вода стекала на грудь, все еще вздымавшуюся из-за порывистого дыхания. Девушка села на ручку кресла, рядом с ним и взяла его за руки, притянув к себе.

— Скажу, что прекрасно тебя понимаю, – ответила она, улыбнувшись. – У вас же все только началось. Ты не можешь сейчас любить кого-то кроме него. Даже меня.

— Разве это нормально? – Виктор не смотрел ей в глаза, чувствуя себя неловко.

60
{"b":"228723","o":1}