ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не знаю, как это “нормально”, – ответила она, поднявшись и обняв его. Он опустил голову ей на плечо, но резко отстранился, не желая намочить чистую рубашку. Николь рассмеялась, ласково погладив его по лицу. – Я рада, что вы больше не деретесь из-за меня и не ревнуете друг к другу.

— А ты не ревнуешь? – спросил он.

— Нет, не к нему, – девушка отпустила его и пошла приготовить одежду.

Король с королевой спустились в столовую, где все уже было готово, и ждали только их. Барон в шелковом темно-лиловом камзоле уступил свое место во главе стола Его Величеству и сел по правую руку от него. Обе его дочери сидели рядом. Старшая в ярко-красном атласе, подчеркивавшем цвет ее волос. Глубокое декольте и открытые руки, затянутые в длинные перчатки, выгодно подчеркивали все достоинства фигуры молодой леди. На шее поблескивали оправленные в золото рубины. На фоне сестры, младшая казалась бледной тенью. Девушка была в простом черном платье с ниткой жемчуга на закрытой высоким воротником шее. Хотя обе выглядели гораздо выгоднее нежели королева и княжна, одетые в неизменную вандерширскую форму. Только мундиры девушки заменили простыми камзолами, у Николь он был белый, у Бьянки светло-голубой. И королева, и княжна не делали причесок, в сочетании с мужской одеждой они выглядели бы неуместно. Николь просто собрала волосы на затылке, а Бьянка в высокий конский хвост.

Николь посадила подругу рядом с собой, желая иметь собеседницу за ужином, предполагавшим быть длительным. Возле Бьянки сидел Даан, в безупречно белой мантии поверх рубашки и штанов. Княжна не возражала против желания молодого литиата носить привычную для него одежду. Взамен он подчинился ее желанию и не собрал свои густые длинные темно-каштановые волосы в хвост, распустив их по плечам. Сидевшие напротив девицы подтвердили расчеты княжны, впившись в литиата восхищенными взглядами. Айрис была абсолютно уверена в своей неотразимости, поэтому лишь изредка бросала на него кокетливые взгляды, ее сестра же увлеченно рассматривала парня, впервые увидев представителя его расы, да еще и так близко. Даан не замечал всех этих переглядываний, больше увлеченный обстановкой столовой и поданными блюдами.

Рядом с ним сидел Андор, тоже удостоившийся повышенного внимания юных леди. Дальше по обеим сторонам стола расселись офицеры короля и дальние родственники хозяина дома, тоже оказавшиеся в замке к моменту визита Его Величества.

— Мой дом, конечно же, не годится для приема таких важных гостей, – начал с оправданий барон, когда перед всеми уже стояло первое блюдо.

Виктор посмотрел на него, понимая, что не слышал ни слова. Николь улыбнулась и ответила барону, что в это неспокойное время важен теплый прием, а не роскошь.

— Да, – только и добавил король, вновь вернувшись к созерцанию своего супа. Гости за столом переглянулись, но не смели что-то обсуждать. Дочки хозяина украдкой разглядывали странную королеву.

— Ваши дочери очень милы, – произнесла Николь, заметив это. Если любопытный взгляд младшей ее нисколько не смущал, то старшую ей хотелось все же поставить на место. Мисс Уорик всем видом желала показать, что отлично знает о происхождении новой королевы и ее связи с графом, которого сама от всей души ненавидела, после того как он воспользовался ею и бросил.

— Мисс Айрис и мисс… – Николь взглянула на блондинку. Та зарделась, опустив глаза.

— Ноэль, Ваше Величество, – ответил за нее отец. – Ей всего шестнадцать, поэтому при дворе ее еще не знают. Я хотел вывести ее этим летом, но, как видно, не судьба.

— Отчего же, война не помешает нашим девушкам порадовать себя танцами, – ответила Николь, улыбнувшись хорошенькой блондинке, когда та все же взглянула на нее. – Пока Уайтпорт будет восстанавливаться, столицей будет Нордэнд. Там и устроим первый летний бал. Вы и ваши дочери приглашены.

— Это такая честь, – барон рассыпался в комплиментах. Виктор задумчиво ел, не пытаясь даже делать вид, что слушает.

— Траур не будете выдерживать? – язвительно спросила Айрис, впившись в него взглядом.

— Вы обращаетесь к королеве, – произнес он, подняв глаза.

— Да, простите, милорд, – поспешила исправить оплошность девушка. – Ваше Величество.

— Думаю, с Вандершира уже достаточно траура, – ответила Николь, переглянувшись с Бьянкой. Та улыбнулась.

— Барон, через ваши земли проезжали мои родные и Рочестеры, как они? – спросила княжна. – Возможно, они что-то рассказывали о своем пребывании при дворе Холоу?

— Да, они были тут, – ответил барон Уорик, радуясь перемене темы, отлично зная нрав своей дочери. – Я уже сообщил вашему брату. Княгиня и мисс Тимонс, а также Рочестеры, проезжали мимо и останавливались у меня. Ваша матушка была в расстроенных чувствах, поскольку ваш младший брат остался в Холоу из-за болезни и не смог покинуть страну, – продолжал барон, не догадываясь о настоящих причинах задержки Бенедикта. – Рад, что ему уже лучше.

— Да, он уже вполне здоров, – ответила Бьянка. Даан взял ее за руку, почувствовав волнение невесты.

— Княгиня намеревалась посетить свое имение близ Уайтпорта, – продолжал барон Уорик. – Они очень надеялись застать его целым.

— Благодарю, вы очень обрадовали меня этой новостью, – княжна одарила хозяина улыбкой и посмотрела на жениха.

— Почему ты не веришь? Бенедикт же сказал, что с ними все хорошо, – тихо спросил ее Даан. За столом завязался разговор о Уайтпорте и близлежащих землях, пострадавших больше других, поскольку темные начали разорять Вандершир с юга.

— Я верю, но должна сама убедиться, – ответила Бьянка, заметив, что баронессы смотрят на них с завистью и интересом. – Пока не обниму маму, не успокоюсь.

— Тогда тебе нужно было ехать к морю, – литиат задумался, вспоминая дорогу через Вандершир, которую они с братом проделали, добираясь с юга страны на север.

— Я должна быть с Николь, хотя бы провожу ее до Нордэнда, – улыбнулась княжна. – Потом поеду в Уайтпорт. Ты ведь поедешь со мной?

— Конечно, – Даан кивнул, не понимая, зачем она спрашивает, если это и так очевидно.

— Тебя что-то смущает? – спросила Бьянка, наблюдая, как литиат задумчиво рассматривает второе блюдо.

— Это тоже еда? – спросил он, указав на зажаренные до темно-коричневой корочки кусочки птицы.

— Да, но можешь не есть, – ответила княжна, усмехнувшись.

— Я уже не хочу есть, – вздохнул маг, заскучав, слушая разговоры людей ни о чем и рассмотрев все, что было в столовой. – Можно уйти?

— Нет, – Бьянка сама бы с радостью сбежала, но понимала, что теперь они должны вести себя как подобает, если хотят остаться при дворе. – Пока король не покинет нас, мы не можем уйти.

— Почему он не уйдет? – спросил Даан.

— Откуда я знаю? – княжну вопрос немного озадачил. – Ему тут нравится. Он с подданным беседует. Ест.

— Ему тут не нравится, он молчит и ест все, что перед ним ставят, даже не думая о том, что ест, – ответил ей маг. – Он ведь свободен, почему же сидит и слушает все эти… бредни?

— О, ты все же запомнил это слово, – усмехнулась Бьянка. – Я хороший учитель.

— А королева печальна, – продолжал Даан, не разделяя веселья подруги. Бьянка посмотрела на Николь. Та улыбалась барону, слушая его рассуждения об урожае в этом году.

— Ты слишком много смотришь на нее, – княжна и сама догадывалась, что Николь не особо веселит светская беседа. – А наша Айрис? Она о чем думает?

— Я не знаю, – литиат посмотрел на собеседницу. – Я мысли людей не слышу.

— Ну, она не печальна? – уточнила Бьянка.

— Нет, она очень довольна, хотя это скорее злорадство, – литиат поморщился, словно догадка была ему неприятна.

— Что же ее так радует? – Бьянка задумалась. Она тоже отлично знала историю баронессы и графа.

— А ее сестра весь вечер смотрит на генерала Мориса, – литиат нашел себе развлечение, всматриваясь в лица сидящих напротив людей.

— Откуда ты знаешь? Генри сидит с нашей стороны, – спросила девушка, не понимая, что может привлечь шестнадцатилетнюю девчонку в угрюмом и молчаливом вампире.

61
{"b":"228723","o":1}