ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тебя с трех часов жду, — хрипло сказал Юрка. Как всегда, при появлении Алины у него перехватило дыхание. — Знал, что раньше ты не встанешь.

— Какие мы догадливые! — протянула Алина. — Зачем ждал-то?

— На речку пойдем? — с надеждой в голосе предложил Юрка.

— Иди, — пожала плечами Алина. — Мне все равно в другую сторону.

И, чувствуя на своей спине его провожающий взгляд, неторопливо зашагала, цокая каблучками по нагретому асфальту, к автобусной остановке.

Определенной цели у Алины не было никакой. Просто не хотелось в такой прекрасный солнечный день сидеть в душной квартире.

Дом, в котором жила Алина — обычная панельная девятиэтажка, — находился в привокзальном поселке небольшого сибирского городка. До центральной площади с фонтанами и летними кафе было двадцать минут езды на автобусе или троллейбусе. Троллейбус был предпочтительней — в нем всегда почему-то ехало меньше людей, да и его остановка была ближе автобусной. В сумочке Алины помимо косметички и ключей от дома лежало двадцать рублей, оставленных матерью на покупку хлеба и молока. Ни то, ни другое Алина покупать не собиралась. Этих денег как раз должно было хватить на сигареты, стаканчик холодного пива и пачку соленого арахиса где-нибудь под разноцветным зонтиком кафе.

В троллейбусе какой-то подвыпивший человек все время пытался прислониться к ней какой-нибудь частью тела. Алина взглянула на него самым убийственным из своих взглядов и, чуть покачиваясь в такт движению, прошла в середину полупустого салона, удовлетворенно отметив, с каким блеском в глазах следит за ее передвижениями водитель троллейбуса в зеркальце заднего вида.

Маленькое открытое кафе прямо около фонтана Алинины одноклассники облюбовали уже давно. От фонтана долетали прохладные брызги, зеленые ветки старых деревьев спасали от солнца и бросали причудливые тени на раскрытый над столом зонтик. Алина поудобнее устроилась за столом, глотнула холодного пива из пластикового стаканчика и закурила сигарету. Курить она начала давно. Еще в пионерском лагере. Вернувшись из лагеря, Алина тут же, чтобы не было скучно курить в одиночку, обучила этому искусству Майку, после чего все карманные деньги стали уходить на покупку сигарет — подружки так вошли во вкус, что порой им не хватало пачки на день. Родители ни той, ни другой пока не догадывались, хотя Майка, по причине излишней строгости своей матери, предпочитала свои сигареты отдавать Алине, у которой мать никогда не проверяла карманы или сумки.

— Девушка, у вас свободно? — раздался приятный мужской голос рядом.

Алина подняла глаза, сделав вид, что она только что заметила молодого человека, подошедшего к ее столику.

— Я подругу жду, — соврала она, приветливо улыбнувшись. — Но пока — садитесь.

— Спасибо. — Молодой человек поставил на столик свой стакан с пивом и опустился на пластмассовый стул.

Алина сквозь черные очки незаметно наблюдала за ним.

Молодому человеку было лет двадцать пять. Легкие летние брюки, безупречная белая рубаха с короткими рукавами и тонкий черный шнурок галстука с блестящей булавкой. Темные очки в тонкой оправе скрывали его глаза, но волевой подбородок, хорошо выбритые скулы и немного хищный, орлиный нос вкупе со всем остальным произвели на Алину достаточно благоприятное впечатление. Вечер только начинался, и провести его не одной, а в компании с симпатичным молодым человеком было бы очень неплохо.

— У меня сегодня был сложный день, — сказал молодой человек. — Наверное, чтобы компенсировать это упущение, товарищ сверху послал мне вас.

— Вы верите в Бога? — улыбнулась Алина.

— Только в исключительных случаях. Как сегодня, например.

— Чем же сегодняшний вечер так исключителен?

— Я сегодня весь день мотался по разным кабинетам, нужно было подписать очень важные бумаги, а наши чиновники, если вы знаете, никогда не торопятся принимать тех, кто сидит в приемной. Они сначала попьют чайку, по телефону поговорят, с секретаршей поругаются, а уж потом снизойдут до простых смертных. Меня уже от одного вида приемных тошнить начинает. Еле дожил до конца рабочего дня. Шел домой, мечтал о стакане пива, а тут вы...

Алина снова улыбнулась и достала сигарету. Молодой человек тут же поднес ей зажигалку.

— Давайте познакомимся? — предложил он. — Мне кажется, что у такой красивой девушки должно быть такое же красивое и необычное имя. Меня зовут Борис.

— Алина.

— Я угадал насчет имени! — обрадовался Борис. — Очень приятно. Вы с вашей подругой сегодня куда-то собрались?

— Да нет, — неопределенно отозвалась Алина. — Пока никаких конкретных планов. Просто день слишком хороший, чтобы сидеть дома.

— Извините за нескромный вопрос: вы учитесь? Работаете?

— Отмучилась вчера, — рассмеялась Алина. — Можете меня поздравить, я закончила школу и теперь свободный человек.

— Будете в институт поступать?

— Да, — кивнула Алина. — В театральный.

— Я думаю, с вашей внешностью вам это будет не трудно. — Борис достал из кармана рубахи пачку «Мальборо» и тоже закурил. — А я свой институт закончил два года назад.

— Какой?

— Политехнический. Я компьютерщик. Технарь.

— Вы разбираетесь в компьютерах? — оживилась Алина. — У нас в школе была информатика и основы компьютерной грамоты. Одно слово что означает — основы! Там такая компьютерная техника, что по ней давно и плотно помойка рыдает! Половина клавиш не работает, мышка заедает, программа виснет! Пасьянс, правда, можно раскладывать. Мы с девчонками соревновались, кто быстрее.

— Ну и кто же быстрее?

— Чаще всего Майка, — призналась Алина. — У нее склад ума математический. Всю жизнь по всяким алгебрам и геометриям пятерки были.

— Майка? Это та подруга, которую вы ждете?

— Да, — кивнула Алина и посмотрела на часы. — Что-то она задерживается...

— Может быть, у нее поменялись планы? — предположил Борис. — Взять вам еще пива?

Алина посмотрела на свой стакан. За разговором она и не заметила, как выпила почти все его содержимое.

— Возьмите, — кивнула она.

— Что к пиву? — поднялся Борис. — Арахис, чипсы, фисташки?

— Фисташки. — Алина любила их больше всех других орехов. Только не всегда они были ей по карману.

Борис вернулся с бутылкой пива и двумя пакетиками фисташек.

— А в какой город вы хотите ехать поступать? Москва, Питер?

— Я еще не решила. — Алина снова подумала, что сегодня вечером нужно будет обязательно поговорить с матерью насчет института. — Наверное, лучше Москва.

— Люблю этот город, — признался Борис. — Я там работал от нашей фирмы почти полгода.

— А я там ни разу не была, — призналась Алина.

— Ну, у вас все еще впереди!

— Я знаю.

Пока они болтали, в город постепенно прокрались сумерки. Засияли белым молочным светом головы черных чугунных фонарей, вода в фонтане, подсвеченная изнутри разноцветными лампами, заиграла разноцветными бликами и заискрилась переливами радуги. Музыка в кафе зазвучала громче, все столики были заняты, свободных мест не осталось, но к столику Алины и Бориса почему-то никто не подходил. В голове Алины слегка шумело от выпитого пива.

— Похоже, вашу подругу что-то все-таки задержало, — улыбнулся Борис.

— Похоже на то, — кивнула Алина.

— Вы любите танцевать?

— У меня до сих пор после выпускного ноги гудят, — призналась Алина.

— Они смогут выдержать еще один танец? — Борис протянул ей руку, и Алина, не колеблясь, подала свою.

Они танцевали на маленьком пятачке посреди столиков. Борис держал ее нежно и очень осторожно, словно Алина была хрупкой хрустальной вазой, которая вот-вот может разбиться. Алина поглядывала из-за его плеча на рассеянный листвой свет фонарей, на искрящиеся переливы фонтана, на проходящих мимо людей. Вот она наконец и началась, ее взрослая жизнь. И так будет все время. Она хочет, чтобы так было все время: грустная, нежная музыка, легкое спиртное и обаятельный молодой человек, красиво ведущий ее в танце...

3
{"b":"228733","o":1}