ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тон Ильи резко сменился.

— Когда? Ты сейчас где? Что случилось? — Его вопросы обгоняли друг друга, как и мысли.

— Она сегодня выбросилась из окна моей квартиры...

— Ты сейчас там?

— Да...

— Адрес говори! Я сейчас приеду!

Алина продиктовала адрес.

— Ничего не бойся! Я сейчас буду! — В трубке побежали короткие гудки.

Алина вернулась на кухню и поняла, что ей совсем чуть-чуть, но стало легче. То ли от коньяка, то ли оттого, что сейчас приедет Илья.

— С тобой все в порядке? — Илья ворвался в квартиру так стремительно, что чуть не сбил Алину с ног.

Алина всхлипнула, и слезы снова полились у нее из глаз.

Илья гладил ее волосы, касался плеч, заглядывал в заплаканное лицо, словно пытаясь убедиться, что она действительно живая и стоит перед ним.

— Пойдем, пойдем сядем, ты успокоишься и все мне расскажешь.

Илья повел было Алину в комнату, но она, едва взглянув на диван, тут же вспомнила Тамару и отчаянно замотала головой: нет, только не сюда — и указала на кухню.

Илья усадил ее на табуретку, окинул взглядом стол с бутылкой и одиноким стаканом и сел напротив не очень близко и не далеко, так, что в любой момент мог дотянуться до Алины.

— Успокойся, успокойся, пожалуйста... Расскажи мне... И тебе станет легче... Налить еще коньяка?

Алина отрицательно помотала головой:

— Дай мне сигарету.

Илья прикурил сигарету и протянул ее Алине. Алина затянулась и тут же потушила сигарету, с силой вдавив ее в пепельницу.

— Это Измаилович виноват, — всхлипнула она. — Если бы не он...

— Алинка, — остановил ее Илья. — Я ничего не знаю. Расскажи мне все по порядку. При чем тут Измаилович?

И Алина, всхлипывая и все время сбиваясь, рассказала Илье про боди-арт и картину, которую порезал Игорь, про условие, которое поставил Евгений Измаилович, и про то, как она вчера утащила от него Томку...

— Я не должна была оставлять ее одну! Я же видела, что она не в себе! Никогда себе этого не прощу!!!

— Господи, Алинка. — В голосе Ильи звучало столько нежности, что ею можно было растопить весь снег в их городе. — При чем тут ты? Томка сама загнала себя в ловушку. То, что она сделала, это, конечно, не выход. Но каждый в этой жизни выбирает сам. Каждый получает то, что заслужил.

Алина подняла на него красные, заплаканные глаза:

— Илья, но ведь она никогда не была стервой... Она же просто любила Игоря... Кто виноват, что он был женат?.. Она же просто хотела быть счастливой... И жить с человеком, которого любит...

— Я знаю, знаю, — успокоил ее Илья. — Только перестань винить себя. Она же могла сделать это и не здесь...

— Но она сделала это здесь!!! — сорвалась на крик Алина. — А я, как последняя дура, уперлась на работу, вместо того чтобы ей помочь!!!

— Тш-ш-ш, успокойся, — прижал ее к себе Илья. — Пойми, ты сейчас уже ничего не можешь исправить...

Алина уткнулась в его плечо и снова дала волю слезам. Некоторое время оба молчали. Алина плакала, а Илья очень осторожно гладил ее по голове.

— Игорь еще ничего не знает... — прошептала Алина.

— Я думаю, что ему нужно позвонить.

— Я... не знаю его домашнего телефона...

— У меня он, по-моему, был записан... — Илья поднялся и вышел в коридор. Алина как тень двинулась за ним следом, боясь даже на несколько мгновений остаться одна.

Илья отыскал домашний телефон Игоря в своей записной книжке.

— Звони ты, — покачала головой Алина. — Я не могу...

Илья набрал номер.

— Добрый вечер. Можно Игоря услышать? А где он может быть, вы не подскажете? В мастерской? Спасибо.

Илья повесил трубку и повернулся к Алине:

— Жена сказала, что он в мастерской. Слушай, а у нее, у Томки, кто-нибудь из родственников есть? Родители там, дяди, тети?

— Родители умерли, — напряглась Алина. — А больше ни про кого она не говорила... Есть еще Степан...

— Бывший муж?

— Да. Но она же ушла от него...

— Ты знаешь, я думаю, что нам нужно поехать в мастерскую. Сейчас вечер, там должны быть почти все. Нужно же что-то решать с похоронами...

Алина беспомощно развела руками:

— Я в этом ничего не понимаю...

— В морге она будет лежать не больше недели. Если за ней никто не явится, то тело будет объявлено как невостребованное и его разберут на запчасти.

— Что? — не поняла Алина.

— Студентам, в институт, — пояснил Илья. — А остальное сожгут...

— Что ты такое говоришь?! — Глаза Алины снова наполнились слезами.

— Поехали, — решил Илья. — Должен же кто-нибудь знать, есть у нее родственники или нет. И скорее всего, этот кто-нибудь — Игорь. Я бы очень не хотел оставлять тебя здесь одну... Я понимаю, что это тяжело, но...

Алина представила, как она сейчас останется одна в пустой квартире и будет вздрагивать от каждого шороха, а из-за оконного стекла на нее снова будет смотреть Тамара страшным, пустым, облачным взглядом.

— Поехали, — сказала Алина и потянулась за шубой.

Алина с Игорем вышли из подъезда, рядом с ними тут же затормозила, взвизгнув колесами, черная машина. С переднего сиденья торопливо выбрался Евгений Измаилович. Шагнул Алине навстречу. Она инстинктивно шарахнулась за Илью.

— Я не смог больше до тебя дозвониться, — сказал Евгений Измаилович. — Где Тамара? Что ты мне несла по телефону?

— Тамара умерла, — произнесла Алина, с ненавистью глядя в лощеное лицо бывшего однокурсника Глеба. — Вы заставили ее сделать это!

— Как умерла?!! Что ты такое несешь?!! — Евгений Измаилович двинулся к Алине.

Илья загородил ее.

— Вам никто никогда не говорил, что не все в этой жизни измеряется количеством денег? — спросил Илья. — Есть вещи, которые нельзя купить! И есть люди, которых нельзя заставить делать то, что хочется вам! Тамара выбросилась из окна, лишь бы не выходить за вас замуж... Вы не оставили ей выбора...

Евгений Измаилович неожиданно широко раскрыл рот, словно выброшенная на берег рыба, и тяжело задышал, схватившись рукой за сердце.

— Этого не может быть... Неужели она?.. Как она смогла?.. — бормотал он. — Я... любил ее... Я оплачу похороны... Я все оплачу...

— Ты так ни черта и не понял, — досадливо произнес Илья. — Засунь свои деньги знаешь куда, старый козел! Пойдем. — Он взял Алину за руку и повел за собой.

Когда они проходили мимо машины, Илья нагнулся к шоферу:

— Там твоему шефу, по-моему, нехорошо. Сердчишко прихватило, если он не придуривается. Смотри, а то крякнет сейчас прямо на улице, потом неприятностей не оберешься!

Шофер принялся лихорадочно выбираться из машины, а Илья, не оглядываясь, повел Алину в сторону дороги.

В мастерских было тихо. Из-под каждой двери выбивался свет. Художники что-то творили, каждый запершись в собственной мастерской. Перед дверью в комнату Игоря Алина застыла. Илья ободряюще сжал ей руку и толкнул дверь. Алина сделала шаг вперед, вскрикнула и замерла, закрыв рот ладонью.

С огромного холста, стоящего прямо посередине мастерской, на нее пристальным взглядом смотрела Тамара. Губы ее грустно улыбались, глаза светились какой-то невысказанной болью и предчувствием чего-то страшного...

Игорь обернулся на крик и отложил в сторону кисть.

— А... привет. — Он был явно недоволен тем, что ему помешали.

Алина застыла в каком-то ступоре, не имея сил отвести глаз от лица Тамары.

— Игорь, сядь, — сказал Илья, и Игорь уловил в его тоне что-то такое, от чего сразу встревожился.

— Что-то с Томкой? С ней что-то случилось?

Алина по-прежнему молчала, не отводя глаз от портрета. Плечи ее затряслись, по щекам побежали слезы. Она не сделала ни малейшей попытки их вытереть.

— Игорь... — Илья не находил слов.

Игорь подскочил к нему и, схватив за плечи, встряхнул.

— Что с ней?!! Говори же, ну?!!

И Илья увидел в его глазах еще не осознанное знание того, что произошло.

62
{"b":"228733","o":1}