ЛитМир - Электронная Библиотека

— С миссис Марбург я тоже поговорю. Дело так разрослось, что одному мне не справиться.

Сэнди рывком кинулась к двери. Прежде чем она достигла ее, Лэнгстон схватил ее одной рукой за талию. Она прижгла ему запястье сигаретой. Не выпуская ее, он бросил ее на кровать и стал над ней, тяжело дыша. Я почувствовал запах гари.

Кто-то забарабанил в стену из соседнего номера:

— Эй вы, кончайте шуметь!

Себастиан взирал на дочь с болезненным интересом. Она как-то вдруг выросла, превратившись в источник неприятностей. Он, должно быть, гадал, насколько крупными будут эти неприятности.

— Мне кажется, нам лучше уехать отсюда, — предложил я. — Вы собираетесь звонить жене?

— Да, я совсем забыл!

Он подошел к телефону и после нескольких попыток сумел разбудить девицу на коммутаторе. Его жена ответила сразу же.

— У меня чудесные новости, — сообщил он дрожащим голосом. — Сэнди рядом со мной. Я везу ее домой. — От собственных слов у него затуманились глаза. — Да, все в порядке. Часа через два увидимся. А сейчас лучше иди поспи.

Он повесил трубку и повернулся к Сэнди.

— Твоя мама просила поцеловать тебя.

— Очень нужно!

— Разве ты нас совсем не любишь?

Она повернулась лицом вниз и замерла на постели. Я ушел в свой номер, чтобы тоже позвонить.

Мне нужен был Уилли Мэки, который заправлял сыскным агентством в Сан-Франциско. Ответила телефонная служба и тут же передала вызов в квартиру Уилли на Калифорния-стрит. Он отозвался невнятным со сна голосом.

— Мэки слушает.

— Это Лью Арчер. У тебя сегодняшний день свободен?

— Могу освободиться.

— Прекрасно. У меня есть для тебя дело в ваших краях. Надо сесть на хвост одному человеку. Но дело может оказаться серьезным. Карандаш под рукой?

— Сейчас возьму, подожди. — Уилли отошел и быстро вернулся. — Давай.

— Знаешь «Сэндмен-мотель» в Пало Альто?

— Да, это на Камино Реаль. Бывал там.

— Сегодня вечером там, возможно, остановился человек по имени Джек Флайшер, бывший помощник шерифа из Санта-Тересы. Постарайся разведать, зачем. Мне надо знать, куда он поедет и с кем и о чем будет разговаривать. Ни в коем случае не теряй его из виду, даже если это будет стоить денег.

— Сколько можно тратить?

— На твое усмотрение.

— Можешь сказать мне, в чем суть дела?

— Все знает Джек Флайшер, не я. Могу только сказать, речь идет о человеческой жизни.

— Чьей?

— Его фамилия Хэккет. Его похитил девятнадцатилетний Дэйви Спеннер. — Я описал обоих на случай, если они объявятся в поле зрения Уилли. — Хэккет очень богат. Но цель похищения, похоже, не выкуп.

Я вернулся в номер Себастиана. Сэнди по-прежнему лежала лицом вниз на кровати. Лэнгстон стоял над ней.

— Я заброшу вас домой, — сказал я ему. — Очень сожалею, что испортил вам ночь.

— Ничуть. Я был рад помочь, готов помогать и дальше. Только мне кажется, я должен сообщить обо всем в местную полицию.

— Предоставьте это мне, ладно?

— Разумеется.

Сэнди по первому же моему слову поднялась, и мы четверо поехали через город. В доме Лэнгстона горел свет. Его жена выбежала ему навстречу в красном кимоно.

— Я не могла спать. Ужасно боялась, не случилось ли с тобой чего-нибудь. — Она повернулась ко мне. — Вы же обещали не держать его всю ночь.

— А я и не держал. И кроме того, сейчас только четыре часа.

— Только четыре!

— Тебе нельзя стоять здесь на холоде, — Лэнгстон повел ее в дом, помахав мне рукой прежде, чем захлопнуть дверь.

Поездка на юг в Малибу была невеселой. Сэнди сидела между отцом и мною и всю дорогу молчала. Себастиан сделал несколько попыток заговорить с ней, но она притворялась глухой.

Одно было ясно. Изменив правила игры и включив в нее оскорбление, она одержала над ним верх. Он мог потерять больше, чем она. И терял, но не утратил надежды уцепиться за что-нибудь. А она вела себя так, будто ей уже терять нечего.

Я высадил их у стоянки, где Себастиан оставил свою машину. Подождал, пока они в нее сядут и выхлопная труба выпустит голубой дымок. Сэнди больше не пыталась бежать. Возможно, она уже поняла, что бежать ей, собственно, некуда.

Перед узкой полосой вытянувшегося вдоль побережья города шумел прибой. Отблески высоких волн, чуть фосфоресцирующих в час рассвета, мелькали передо мной между домами.

Начинать новый день было еще рано. В первом же попавшемся мотеле я снял себе комнату.

Глава 16

Проснулся я ровно в семь. Желудок мой бунтовал. Выйдя на улицу, я отыскал местечко, где мог съесть кусок жареной ветчины, яичницу-глазунью, целую гору поджаренного хлеба, блинчики с малиновым сиропом и выпить несколько чашек черного кофе.

Только после этого я почувствовал себя как никогда готовым к разговору с миссис Марбург. Не предупредив ее телефонным звонком, я помчался в усадьбу Хэккетов. Ворота стояли настежь открытыми. Когда я объезжал искусственное озеро, у меня появилось неприятное чувство — deja-vu[2]. Утки так и не вернулись, а водяные курочки все еще оставались на дальнем берегу.

Перед домом стоял двухдверный «кадиллак», по всем признакам принадлежащий доктору. У входа меня встретил моложавый на вид мужчина с умными глазами и стального цвета шевелюрой.

— Я доктор Конверс. Вы из полиции?

— Нет, я частный детектив, приглашенный миссис Марбург. — Я назвал ему свое имя.

— Она вас не упоминала. — Он отошел от дверей и захлопнул их за собой. — Что здесь происходит? Что-то случилось со Стивеном Хэккетом?

— Миссис Марбург ничего вам не говорила?

— Она намекала на большие неприятности. Но, видимо, считает, что можно справиться с бедой, не говоря о ней ни слова. Она устроила грандиозный скандал, когда я настаивал на вызове полиции.

— Чем она объясняет нежелание обратиться в полицию?

— У нее навязчивая идея, что все они коррумпированы и некомпетентны. Я полагаю, она пришла к такому заключению после случая с ее предыдущим мужем.

— А что с ним произошло?

— Я думал, вы знаете… Лет пятнадцать назад его застрелили на берегу океана. Подробностей не знаю, я тогда еще не работал здесь, но, по-моему, убийцу так и не поймали. Однако вернемся к нынешним событиям. Я объяснил миссис Марбург, что закон требует от врачей и больниц, чтобы они сообщали в полицию о серьезных увечьях.

— Вы говорите о Лупе?

— Да. Я вызвал «Скорую помощь» и отправил его в больницу.

— Он в тяжелом состоянии?

— Не берусь судить. Я терапевт, а не нейрохирург. Ранения в голову могут иметь последствия. Я передал его в руки весьма уважаемого доктора Сандерленда из больницы святого Иоанна.

— Лупе в сознании?

— Да, но говорить о случившемся отказывается. — Пальцы доктора Конверса пощипывали мое плечо. От него исходил запах хвои, и мне захотелось чихнуть. — Вы знаете, кто нанес ему удар по голове?

— Семнадцатилетняя девочка. Наверное, Лупе стыдится этого.

— А как ее зовут, знаете?

— Сэнди Себастиан.

Он почему-то нахмурился.

— Вы уверены?

— Да.

— Но Сэнди девочка совсем не агрессивная.

— Вы ее хорошо знаете, доктор?

— Видел раз-другой как специалист. Несколько месяцев тому назад. — Его пальцы крепче вцепились в меня. — Что же такое произошло между нею и Лупе? Он бросился на нее?

— Как раз наоборот. Сэнди и ее приятель набросились на него. Лупе защищался. И, по-видимому, защищал мистера Хэккета.

— Так что же все-таки с мистером Хэккетом? Мне вы можете сказать. Я его лечащий врач. — Но авторитета Конверсу явно не хватало. Он говорил и выглядел как доктор, который зарабатывает деньги тем, что позволяет себе только в должном тоне общаться с богатыми пациентами. — Его тоже ранили?

— Его похитили.

— Ради выкупа?

— Очевидно, в виде протеста.

— И в этом повинны мисс Себастиан и ее приятель?

— Да. Этой ночью я нашел Сэнди и доставил ее домой. Сейчас она в Вудленд Хиллс со своими родителями. Состояние ее психики оставляет желать лучшего. Я думаю, ей нужен доктор. Если вы ее врач…

вернуться

2

Уже было (фр.).

20
{"b":"228739","o":1}