ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, нет. — Доктор Конверс отпустил мое плечо и отшатнулся, словно я вдруг стал каким-то заразным. — Я всего раз видел ее прошлым летом, и с тех пор мы не встречались. Не могу же я позвонить им и навязывать свои профессиональные услуги.

— Пожалуй, да. От чего вы ее лечили прошлым летом?

— Врачебная этика не позволяет мне говорить об этом.

Наш контакт вдруг разладился. Я пошел в дом поговорить с миссис Марбург. Она полулежала в глубоком кресле в гостиной спиной к окну. Под глазами у нее были темные мешки. Она не переодевалась со вчерашнего вечера.

— Безуспешно? — охрипшим голосом спросила она.

— Да. Вы совсем не спали?

— Ни минуты. Я провела ужасную ночь. Никак не могла вызвать сюда доктора. А когда наконец явился доктор Конверс, он стал требовать, чтобы мы обо всем информировали полицию.

— По-моему, это — верная мысль. Следует изложить им суть дела. И они сделают то, чего мне никогда не удастся, найми я хоть тысячу помощников. У них, например, есть новая компьютерная система, в которую введены номерные знаки всех машин штата. А нам сейчас важнее всего найти «дарт» Себастиана.

Она со свистом втянула в себя воздух.

— Лучше б мне никогда не слышать об этом подонке и его мерзавке-дочери.

— Между прочим, я нашел ее. Может, вас это несколько утешит.

— Где она? — выпрямилась миссис Марбург.

— Дома с родителями.

— Жаль, что не привезли ее сюда. Я бы дорого дала, чтобы узнать, что таится у нее в голове. Вы допросили ее?

— Более-менее. Она не очень охотно отвечала.

— Какие у нее были мотивы?

— Чистая злоба, насколько я понял. Ей хотелось как можно больней ранить отца.

— Тогда почему, ради всего святого, они не похитили его?

— Понятия не имею. У девушки были какие-нибудь нелады с вашим сыном?

— Разумеется, нет. Стивен прекрасно к ней относился. Но больше всего она, само собой, дружила с Гердой.

— Где сейчас миссис Хэккет?

— Герда все еще в своей комнате. Пускай спит, она нам ни в чем не помощник. Ничем не лучше Сидни.

Она говорила раздраженно и с нетерпением на грани отчаяния. Миссис Марбург, по-видимому, принадлежала к тем упрямым натурам, которые, если случается несчастье, пытаются овладеть ситуацией и сами принимать все решения. Но тут дело выскользнуло у нее из рук, она прекрасно сознавала это.

— Вам нельзя не спать и все брать на себя. Борьба может затянуться, а исход оказаться печальным.

— Стивен мертв? — наклонилась она ко мне.

— Мы не должны исключать такую возможность. У Спеннера это не игра. Похоже, он одержим манией убийства.

— Откуда вам это известно? — Она очень рассердилась. — Вы просто хотите меня запугать, разве не так? Тогда я прибегну к помощи полиции.

— Я излагаю вам факты, чтобы вы могли принять правильное решение. Этой ночью Спеннер положил вашего сына поперек рельсов на железной дороге. Он хотел, чтобы его переехал товарный поезд.

Она глядела на меня в полном изумлении.

— Товарный поезд?

— Я понимаю, это звучит дико, однако это именно так. Сэнди видела, как это случилось. Она испугалась и в критический момент сбежала от Спеннера. Так что почти наверняка она не лжет.

— А что случилось со Стивеном?

— Когда девушка убежала, Спеннер отказался от своего намерения. Но он может к нему снова вернуться. Железных дорог в Калифорнии хватает, и товарные составы идут беспрерывно.

— Что ему от нас надо?

— Сомневаюсь, что он мог бы сам ответить, если бы вы спросили его. Видимо, он действует, исходя из каких-то детских воспоминаний.

— Все это какая-то ерунда.

— Отнюдь нет. Я беседовал со школьным воспитателем Дэйви Спеннера из Санта-Тересы. Отца Дэйви, когда ему было всего три года, на этом самом месте задавил поезд. Это случилось у него на глазах.

— Где это место?

— В северной части округа Санта-Тересы, близ Родео Сити.

— Мне не знакомы эти места.

— Мне тоже. Но теперь они могут быть уже в сотне миль оттуда. Где-нибудь в Северной Калифорнии или за ее пределами, в Неваде или Аризоне.

Она отмахнулась от моих слов, словно от мух, жужжащих вокруг ее головы.

— Вы пытаетесь запугать меня?

— Ни в коем случае, миссис Марбург. Вы ничего не добьетесь, держа это в тайне. Я один не найду вашего сына, мне не хватает данных. А те, что у меня есть, следует передать полиции.

— У меня уже был неудачный опыт с местной полицией.

— Вы имеете в виду смерть вашего мужа?

— Да. — Она окинула меня спокойным взглядом. — Кто вам об этом сказал?

— Не вы. А думаю, должны были сказать вы. Убийство вашего мужа и похищение сына могут иметь между собой некую связь.

— Не вижу, откуда ей взяться. Мальчику Спеннеру могло быть не больше четырех-пяти лет, когда убили Марка Хэккета.

— Как он был убит?

— Его застрелили на берегу.

Она потерла рукой висок, словно смерть ее мужа оставила саднящий рубец на ее голове.

— На берегу в Малибу?

— Да. У нас есть приморский коттедж, и Марк любил по вечерам там гулять. Какой-то неизвестный подошел к нему сзади и выстрелил в голову из револьвера. Полиция арестовала с десяток, а то и больше подозреваемых — в основном бродяг и местных бездельников. Но против них не было достаточных улик, чтобы передать дело в суд.

— Его ограбили?

— Взяли бумажник, который тоже не нашли. Теперь вы понимаете, почему я отнюдь не горячая поклонница здешней полиции?

— И тем не менее польза от нее есть. Да они так и так приедут сюда. Мне нужно ваше разрешение, чтобы откровенно разговаривать с ними.

Она сидела в торжественном молчании. Было слышно, как она дышит, отмеряя тягостные секунды.

— Я вынуждена принять ваш совет, не так ли? Если Стивена убьют из-за того, что я приняла неверное решение, мне все равно не жить. Делайте, что сочтете нужным, мистер Арчер. Приступайте! — Она взмахом руки отпустила меня, затем снова позвала назад от двери: — Учтите, я хочу, чтобы вы продолжали поиски.

— Я так и полагал.

— Если вы сами найдете Стивена и привезете домой живым, я по-прежнему готова заплатить вам сто тысяч. На текущие расходы вам что-нибудь надо?

— Не мешало бы. Мне помогает один сыщик из Сан-Франциско, некий Уилли Мэки. Можете дать мне аванс в тысячу долларов?

— Сейчас заполню чек. Где моя сумка? — Повысив голос, она крикнула: — Сидни! Где моя сумка?

Из соседней комнаты появился ее муж. На нем был перепачканный красками халат, нос тоже был измазан чем-то красным. Глаза его смотрели сквозь нас, словно мы были прозрачными.

— В чем дело? — спросил он с раздражением.

— Я хочу, чтобы ты нашел мою сумку.

— Ищи сама. Я работаю.

— Не разговаривай со мной таким тоном.

— Я не выбирал никакого особого тона.

— Не будем спорить. Пойди и найди мою сумку. Тебя не убудет, если сделаешь что-нибудь полезное для разнообразия.

— Рисовать очень полезно.

Она приподнялась из своего глубокого кресла.

— Я сказала, не будем спорить. Принеси мою думку. Наверное, я оставила ее в библиотеке.

— Ладно, если ты так уж хочешь настоять на своем.

Он вышел и вернулся с сумкой. Она выписала мне чек на тысячу долларов. Марбург вернулся к своим краскам.

Затем из участка прибыли два помощника шерифа. Миссис Марбург и я разговаривали с ними в большой гостиной. Доктор Конверс слушал, стоя в дверях, и скользил по лицам своим умным взглядом.

Позже я беседовал с офицером из дорожного патруля, потом с капитаном полиции по фамилии Обри. Это был рослый мужчина средних лет. Он обладал уверенностью, и мне понравился. К этому времени доктор Конверс уже уехал, и за исключением одной детали я ничего не стал скрывать от Обри.

Этим исключением был Флайшер. Флайшер еще совсем недавно был представителем закона, а как известно, представители закона поддерживают друг друга в сложных ситуациях. Я чувствовал, что роль Флайшера в этом деле еще предстоит расследовать, но только не служакам, а вольным стрелкам, вроде меня и Уилли Мэки.

21
{"b":"228739","o":1}