ЛитМир - Электронная Библиотека

Крячко не стал углубляться в подробности отношений Антонио и Виктории. Гуров поручил ему лишь Тедески, а с Рудаковой намеревался побеседовать сам. Он наверняка расспросит ее и об этом. Стасу нужно было найти Тедески.

– А раньше он уже бывал здесь, в этом доме?

– Конечно. Когда Анна приезжала, каждый раз его с собой брала. Словно боялась одного оставлять. – Рудакова усмехнулась уголком рта.

«А она, похоже, не слишком-то уважала свою подругу, – подумал Крячко. – Сейчас ей не удается это скрыть. Леве как тонкому психологу и карты в руки! А мы люди простые».

– Так-так, а в каких-то гостиницах он раньше останавливался? – продолжал расспрашивать Крячко. – Или всегда здесь?

– Думаю, он поехал в «Космос», – вдруг сказала Рудакова. – Я слышала краем уха, как он вызывал такси и говорил про метро «ВДНХ».

– Ага! – загорелся Крячко. – Отлично! Спасибо вам, Виктория Павловна! Вас, кстати, полковник Гуров в ближайшее время вызовет для беседы, вот с ним и поговорите. А мне, извините, пора! – Он живо направился к выходу, не дав Рудаковой возможности начать возражать против этого, ссылаясь на занятость.

Крячко быстро прошел мимо охраны, сел в машину и направился в гостиницу. Администраторша, увидев его удостоверение, подтвердила, что Антонио Тедески действительно зарегистрировался у них в гостинице, в номере триста пятьдесят шесть.

– Только его сейчас нет, – сообщила она.

– Давно ушел? – спросил Крячко.

– Да с час назад, наверное.

– Не говорил, когда вернется? Ни о чем не просил?

Администраторша ответила отрицательно. Крячко, заметно разочарованный, вышел из гостиницы, раздумывая, что делать дальше. Ждать этого беглого итальяшку можно было до вечера. Вдобавок требуется все-таки навестить этого больного в стельку Завадского.

Однако когда Станислав Крячко приехал на проспект Вернадского, он понял, что день этот для него полон самых разных неожиданностей. На сей раз ему было непонятно, как относиться к очередной из них.

– Ничего не знаю! Не мое это! – истерично выкрикнула Ольга Летицкая и забилась в плаче.

Она сидела перед Гуровым на стуле и отвечала на его вопросы по поводу порошка, найденного в ее сумочке. Эксперты уже определили, что это наркотик нового поколения, весьма дорогой и относительно безвредный. Если, конечно, подобное определение вообще уместно, когда речь идет о наркотических препаратах.

Но, по словам эксперта, по сравнению с убойным героином этот порошочек был невинным баловством. Он появился на черном рынке не так давно, всего около года назад. Позволить себе его могли только люди состоятельные.

В принципе, в том, что у Летицкой был найден дорогой наркотик, не было ничего удивительного. В ином случае майор Карасев, скорее всего, не стал бы слишком к ней цепляться по этому поводу. В конце концов, он был из другого ведомства и занимался убийствами, а не наркотрафиком.

Но дело осложнялось, во-первых, тем, что точно такой же препарат был обнаружен в покоях покойной Анны Кристаллер. Такой вот невеселый каламбур! Во-вторых, Ольга Летицкая сама накликала на себя беду, флиртуя с сожителем хозяйки дома чуть ли не у нее на глазах. И главное – ее упоминание в таинственном СМС-сообщении.

Пока что Гуров не переходил к этим вопросам. Он вел речь лишь о наркотике, но Ольга стояла на своем. Она уперлась как ослица и только повторяла, что это не ее. Я, мол, никогда в жизни в глаза не видела ничего подобного.

– Ольга Николаевна, чем скорее вы мне скажете правду, тем быстрее я вас отпущу, – в очередной раз попытался убедить ее Гуров. – Поймите, меня наркотик как таковой не интересует. Мне важна его связь с Анной Кристаллер. Как он к ней попал, через кого? Из одного и того же источника у вас эти препараты или нет?

Летицкая в который раз вытерла слезы. Нос ее распух и покраснел. Ночь, проведенная в КПЗ, которую ей устроил Карасев, сказалась на девушке далеко не лучшим образом. В ней трудно было узнать вчерашнюю беззаботную певичку, которая кокетливо смеялась, когда к ней прикасался страстный итальянец.

– Это вам Тедески дал порошок? – прямо спросил Гуров, глядя в лицо Летицкой.

Та испуганно подняла глаза и отрицательно замотала головой.

– Нет, что вы! Я же говорю, мне никто его не давал! Я сама не понимаю, как он оказался в моей сумочке! Я никогда даже не пробовала наркотики, честное слово!

Гуров вздохнул и заявил:

– Хорошо, пойдем с другого конца. Где была ваша сумочка в тот вечер? Все время при вас?

Ольга наморщила лоб, вспоминая.

– Я повесила ее на спинку стула, – сказала она.

– А когда выходили с Тедески из зала, она была при вас?

– Да, при мне, – твердо ответила Ольга. – Я никогда не оставляю ее без присмотра. Там у меня довольно ценные вещи.

Гуров уже ознакомился с содержимым сумочки певицы. Ничего особо ценного, на его взгляд, там не было, даже денег немного – пара сотен долларов и еще какая-то мелочь. Заслуживал внимания лишь порошок, упакованный в изящную золотистую коробочку. Да и сам этот наркотик имел необычный цвет.

– Где вы были с Тедески? Что делали? Ольга, вам придется отвечать на эти вопросы, какими бы неприятными они ни казались, – объяснил он. – Ситуация не та, чтобы кричать, что это ваше личное дело.

Летицкая подергала плечиком, похмурила брови и сказала:

– Ничего особенного мы не делали! Антонио водил меня на второй этаж, показывал свою комнату и рисунки. Кстати, очень неплохие.

Гуров продолжал молча смотреть на нее, и Ольга занервничала.

– Да что вам еще нужно? Мы посидели там и вернулись в зал. Вот и все.

– Вас не было довольно долго. Такие интересные рисунки?

Ольга вскинула голову и произнесла с вызовом:

– Когда мужчина и женщина, симпатизирующие друг другу, остаются наедине, время для них движется не так, как для всех остальных людей.

– Согласен. То есть вы симпатизировали друг другу?

– Во всяком случае, он мне точно, – с гордостью ответила Ольга, и Гуров подумал, что женщина, увы, остается таковой, даже когда ей грозит уголовное наказание.

– Вы заходили в комнату отдыха?

– Это ту, где Анну застрелили? – Ольга понизила голос. – Нет! Зачем? Туда же люди могли войти, а мы!.. Ну что вы на меня так смотрите? – неожиданно разозлилась она. – Да, он меня целовал и намекал на продолжение отношений, так что? Это все не всерьез! Я отлично понимала ситуацию!

– Боюсь, что нет. – Гуров покачал головой. – Вы и сейчас, кажется, не понимаете. Вы находились в доме женщины, от которой зависело получение вами роли в готовящемся мюзикле. Вы заинтересованы в том, чтобы ее получить. Для этого вам нужно как можно лучше наладить отношения с Анной. Вы вместо этого флиртуете с ее кавалером, прямо в доме, да еще и у всех на глазах! На что вы рассчитывали? Или этот горячий южный мачо так вскружил вам голову? Ладно, если бы все закончилось мирно. Но вы не понимаете куда большего. Анна была убита. За несколько минут до смерти ей пришло сообщение. В нем говорилось, что вы с Тедески наедине находитесь в комнате отдыха. Она туда пошла и была убита. Вы опять ничего не понимаете?

Гуров в упор смотрел на Ольгу, которая вдруг начала бледнеть. Кажется, до нее стало доходить, в каком положении она оказалась. Пресловутый наркотик тут был лишь сбоку припека.

– Я… Нет, мы не заходили в ту комнату, – запинаясь, проговорила она, а глаза ее становились все больше и больше от испуга.

– Где вы были в тот момент, когда узнали о смерти Анны? – с нажимом спросил Гуров.

– В комнате Тони. Мы услышали крик, поначалу испугались, но потом вышли.

– Одновременно?

– Что? Нет, сначала я. Тони спустился чуть позже. Его комната на втором этаже. Все находились в замешательстве, и никто не обратил на меня никакого внимания.

– После этого вы общались с Тони?

– Нет. Он только сунул мне в руки сумочку и сразу отошел.

Гуров резко выпрямился на стуле.

– Что значит сунул сумочку? – спросил он, не мигая глядя на Ольгу.

17
{"b":"228779","o":1}