ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да нет, успокойся, дорогая. Всего несколько десятков человек заметили, как Ленард нес тебя на руках через весь зал. И зрелище, скажу тебе, впечатляло.

— Ленард может привести доктора Барни в любую минуту, и тогда мой спектакль закончится весьма печально. — Клеменси глубоко вздохнула. — Я не хочу, чтобы Ленард узнал о ребенке от чужого человека.

— Полагаю, доктор Барни уже уехал домой, иначе давно бы суетился вокруг тебя, — успокоила подругу Кэрри. — Ты действительно уверена, что с тобой теперь все в порядке? И с малышом тоже?

Клеменси кивнула.

— Тогда отправляйся с Ленардом домой и расскажи ему обо всем. Дольше откладывать нельзя.

Через минуту вернулся Ленард и заявил:

— Судя по всему, Барни уехал.

— Клеменси чувствует себя гораздо лучше, — обратилась к нему Кэрри. — Поезжайте-ка вы домой, друзья мои.

Клеменси начала подниматься из кресла, и Ленард тотчас подскочил к ней и обнял за талию. Улыбнувшись подруге, Клеменси сказала:

— Спасибо, Кэрри. Позвоню тебе утром.

Мощные фары «ягуара» разрезали темноту ночи, нависшую над прямой и, казалось, бесконечной дорогой, которая вела к их дому.

— Как ты сейчас себя чувствуешь? — озабоченно спросил Ленард.

— Не трать силы на ненужные переживания, Ленард. Пожалуйста… Я чувствую себя прекрасно.

В салоне автомобиля воцарилось напряженное молчание, и до самого дома они не разговаривали. И только когда «ягуар» миновал ворота, Клеменси неожиданно спросила:

— Ты часто видел Беатрис с тех пор, как она вернулась в наши края? — Ее голос был удивительно спокоен, хотя внутри у нее все бурлило.

— Мы встречались несколько раз по тому или иному поводу. Однажды она заглянула ко мне в офис, я предложил выпить…

— По чашечке чаю, а заодно и поговорить по душам, — язвительно закончила Клеменси. Он даже не пытался скрыть, что виделся с бывшей любовницей, и это еще больше подливало масла в огонь ее ревности.

Ленард остановил машину и выключил двигатель. Повернувшись к Клеменси, он сказал:

— Беатрис заходила ко мне в офис, чтобы сообщить о крахе своего брака.

— Как это трогательно! Полагаю, вы обменялись семейными новостями: она рассказала тебе о своем разводе, а ты поведал ей о нашей сделке. Не так ли?

— Я никогда и никому ни словом не обмолвился о нашей договоренности.

— Лжец! — негодующе бросила Клеменси. — Эта женщина знает все подробности моего прошлого. Ей известно о моем отце-картежнике и о финансовых проблемах, которые были у меня накануне встречи с тобой.

— Клеменси, я никогда не рассказывал ей об этих вещах! Даже намеком… — Он вздохнул и на минуту задумался. — В тот вечер, когда ко мне пришел твой отец просить отсрочки выплаты долга, Беатрис была у меня в гостях. Я попросил ее подождать на веранде, пока мы разговаривали с Робом. — Ленард пожал плечами и потер лоб. — Но во время беседы твой отец не выдержал, раскипятился, ну и… Одним словом, мы оба перешли на повышенные тона. И Беатрис все слышала. Послушай, Клеменси, — сказал Ленард уже в доме, — я думаю, тебе не надо волноваться относительно того, что Беатрис вдруг расскажет кому-то о твоем отце. Я убедительнейшим образом просил ее никому не говорить о том, что она услышала. И мне сдается, ничего нет страшного в том, что она сообщила об услышанном разговоре тебе.

— Но мне это очень неприятно.

Клеменси возмущал сам факт, что Ленард старался как-то оправдать, выгородить женщину, которая вызывала у нее только отрицательные эмоции.

Она развернулась и посмотрела ему прямо в глаза, а в следующее мгновение вдруг ощутила страшную слабость. Клеменси поймала себя на мысли, что уже не в состоянии выдерживать те эмоциональные и психологические нагрузки, которые обрушивались на нее в последние дни.

— Дорогая, что с тобой? — Встревоженный Ленард бросился к ней и обнял за плечи. — Успокойся, давай поднимемся наверх. Тебе надо отдохнуть.

Клеменси даже не пыталась возражать и послушно побрела к лестнице. В спальне, усевшись на кровать, Клеменси сразу почувствовала облегчение.

— Утром я первым делом позвоню доктору Барни, — сказал Ленард, помогая ей снять туфли.

Клеменси протянула руку и нежно коснулась копны его черных волос. Она вдруг вспомнила тот вечер, когда Ленард сделал ей предложение. Ее мечты о том, что когда-нибудь он полюбит ее, оказались несбыточными — теперь она четко осознавала это.

— Если ты себя чувствуешь не настолько хорошо, чтобы самой добраться до клиники, тогда можно пригласить доктора домой, — оживился Ленард. — Тебе следовало наведаться к нему давным-давно, сразу же после первого недомогания.

— Я наведывалась.

Он как-то странно взглянул на нее и переспросил:

— Ты была на приеме у доктора Барни?

Она кивнула и сделала глубокий вдох. Наступило самое время открыть правду, подумала Клеменси, открыть именно теперь, когда у меня не осталось никаких иллюзий насчет нашего общего будущего.

— Я беременна, Ленард…

На какую-то долю секунды ошеломленное выражение его лица показалось ей почти забавным.

— Беременна?

Она кивнула.

— Почему ты скрыла это от меня? И какой же у тебя срок?

— Около десяти недель… Послушай, произошла ошибка, но ее допустила я, я же ее и исправлю, — сказала Клеменси, стараясь придать своему голосу бодрость и уверенность.

— Что ты имеешь в виду под выражением «я же ее и исправлю»?

Клеменси уловила в его голосе угрожающие нотки.

— Я имею в виду, что это мой ребенок, и я полностью отвечаю за…

— Ты не сделаешь ничего такого! — безапелляционно перебил ее Ленард. — Смею заверить, что для того, чтобы зачать ребенка, нужны двое — женщина и мужчина. За малыша отвечаешь не только ты, но в той же степени и я.

— Я просто хотела сказать, что не имею морального права привязывать тебя к себе с помощью ребенка.

Ленард покачал головой и отошел к окну. С минуту он стоял молча, о чем-то глубоко задумавшись, потом спросил:

— Когда ты узнала, что беременна?

Она беспомощно пожала плечами.

— Не помню. Но… точно я знала об этом в то утро, когда мы поехали в больницу навестить Кэрри.

— Но ведь с тех пор прошло уже столько времени! — Ленард осуждающе покачал головой. — Меня поражает твоя самонадеянность, твоя надменная убежденность в том, что только ты одна способна принимать решения, касающиеся нас двоих! — Он был в ярости, его глаза метали молнии. — Насколько я понимаю, ты в любом случае не намерена оставаться со мной?

— Я полагаю, общий ребенок — это еще не достаточное основание, чтобы мы оставались вместе, — спокойно ответила она.

— Итак, что же ты задумала? — сквозь зубы процедил Ленард. — Забрать моего ребенка и сбежать с ним в Даллас, к старинному дружку? Вот что я скажу тебе, дорогая. Какие бы бредовые идеи ни приходили в твою голову, этот ребенок мой, и ты никуда не поедешь.

— Ты не имеешь права диктовать мне, куда я могу ехать или не ехать, что я могу делать, а что не могу! — возмутилась Клеменси. — У нас с тобой деловая договоренность. А помнишь, что ты сказал, когда мы только начали обсуждать нашу сделку? Ты сказал, что «о детях речь не идет».

— Я просто пытался быть ответственным, — с негодованием парировал Ленард. — Дети — это обязанности на всю жизнь…

— А по отношению ко мне ты, разумеется, не хотел иметь никаких обязанностей на всю жизнь, — с сарказмом развила Клеменси его мысль. — Я знаю, что поступила как последняя идиотка, подписав этот проклятый контракт и согласившись выполнить вытекающие из него обязательства! Но я тоже не хочу всю жизнь жить в браке без любви!

Несколько секунд Ленард смотрел на Клеменси так, словно видел впервые. Она отвернулась и глухо сказала:

— Прости, если это как-то оскорбляет твое мужское достоинство, но разве я не права? Разве я сказала неправду? И смею заверить тебя, что никаких бредовых идей в моей голове нет — я давным-давно трезво смотрю на жизнь. — Клеменси закрыла глаза и на миг представила, как Ленард заключает в объятия Беатрис…

24
{"b":"228794","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Источник
Колыбельная для моей девочки
Северное сияние
Приключения Серёжи Царапкина
Богатство. Психологические рисуночные тесты
Пиши рьяно, редактируй резво
Добровольно проклятые
Смерть миссис Вестуэй
Ритуалист. Том 1