ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, ты потерял ее. Ты просто пытаешься делать то, что считаешь на данный момент правильным, подходящим… Послушай, Ленард, я смогу все пережить, все вынести, смогу постоять за себя…

— Я знаю, что сможешь. Ты сильная, умная женщина и… вряд ли будешь долго пребывать в одиночестве.

— Ах вот что тебя беспокоит! Мысль, что, может быть, другой мужчина будет воспитывать твоего ребенка?

— Да, это беспокоит меня. Я хочу этого ребенка, Клеменси, и не считаю его ошибкой, недоразумением. Я смотрю на нашего ребенка как на второй шанс, как на нашу надежду…

В его голосе было столько искренности, что на глазах у Клеменси выступили слезы.

— Завтра — день нашей годовщины. Целый год мы вместе. Неужели ты действительно считаешь, что это был плохой год? — с отчаянием спросил Ленард.

Она покачала головой.

— Нет… Во многих отношениях это был чудесный год.

Ленард улыбнулся, нежно коснулся ладонью ее щеки и прошептал:

— Я знаю, что ты романтическая натура и что… все это представлялось тебе не так. Может, ты до сих пор влюблена в своего приятеля по колледжу? — Его губы скривились в сардонической ухмылке. — Я понимаю тебя. И себя тоже. По каким-то неведомым законам природы, первая любовь как бы свивает вечное гнездо в нашей памяти и никуда уже от нас не улетает… Но сообща, вместе, я думаю, мы сможем добиться многого. Мы свернем горы… Дай мне шанс, Клеменси, потому что я хочу этого всей душой, всем сердцем.

— Не знаю даже, что тебе ответить…

— Мы могли бы, к примеру, сейчас забраться в постель и превратить ее в ложе любви, — нежно прошептал он ей на ухо, и Клеменси тут же забыла о своих благих намерениях не мешать счастью этого мужчины.

14

На следующее утро Клеменси проснулась счастливой. От ночи не осталось и следа. Потоки солнечного света пронзали колышущуюся крону дерева за окном и устремлялись в комнату, рисуя на полу и стенах трепещущие узоры.

Клеменси вспомнила, как провела эту ночь, и покраснела от удовольствия.

Заниматься любовью с Ленардом всегда было для нее сродни празднику, а сегодняшняя ночь стала праздником из праздников. Он был необычайно ласковым и нежным. Клеменси буквально опьянела от снедавшей ее страсти.

— Ты останешься со мной, никуда не уедешь, ведь правда? — спрашивал Ленард.

— Да, да, да! — без конца шептала она в ответ.

Проснувшись и не обнаружив Ленарда ни в спальне, ни в ванной, Клеменси накинула пеньюар и, быстро причесавшись, спустилась на первый этаж.

Она направилась к кабинету, откуда доносился голос Ленарда, и уже взялась за ручку двери, когда уловила обрывок разговора и замерла, как громом пораженная.

— Полагаю, она поверила тебе. Не думаю, что она догадывается о наших планах. Понимаешь, скопились неотложные дела, так что мне придется задержаться на пару дней. — В голосе Ленарда послышались нотки сожаления. — Но на следующей неделе я обязательно выберусь. Десять дней в Италии! Звучит, по-моему, неплохо. А как ты считаешь? — Он от души расхохотался. — Знаешь… Нет, я скажу ей, что это деловая поездка на север штата.

Клеменси была в шоке. Конечно, она знала, что Ленард не любит ее. Но ей никогда не приходило в голову, что он способен спокойно плести нити заговора с целью обмануть ее. А она еще верила его басням о том, что он приложит максимум усилий для сохранения их брака, что у них все получится!.. Верила, что он распрощался с Беатрис.

Клеменси закусила нижнюю губу. Какая же я наивная! Да он просто пудрил мне мозги, когда рассуждал о совместной жизни, об общем будущем, ибо в действительности строил за моей спиной совсем другие планы: вновь соединить свою судьбу с бывшей любовницей и в ближайшее время отдохнуть с ней в Италии, а мне, наивной и доверчивой дурочке, объяснить, что уезжает дней на десять в командировку.

Клеменси отошла от двери кабинета и вернулась в спальню.

Какая же я дура! — безжалостно чихвостила себя она, вышагивая по комнате взад-вперед. Ее мысли крутились с такой бешеной скоростью, как будто вместо головы теперь у нее было чертово колесо. Клеменси охватило паническое отчаяние. Она не знала, что делать, что сказать Ленарду. Только в одном ее не покидала уверенность: нельзя мириться со сложившейся ситуацией. Этого не допускала ее гордость.

В коридоре послышались шаги Ленарда. Клеменси ринулась в ванную и включила душ. Она еще не готова посмотреть Ленарду в глаза, сначала надо взять себя в руки. Она имела глупость отдать Ленарду Рейнеру свое сердце, но принести ему в жертву еще и достоинство — ни за что и никогда!

— Клеменси, мне надо ненадолго отлучиться! — крикнул он ей через дверь. — Не волнуйся, на барбекю к Тэрнсам мы успеем. Увидимся!

— Увидимся! — неестественно бодро крикнула она в ответ.

Клеменси встала под сильную струю прохладной воды и не выходила из-под нее минут десять, надеясь, что сможет лучше осмыслить сложившуюся ситуацию. Она не видела смысла в сохранении брака с Ленардом. По крайней мере, на сегодняшний день. Даже ради ребенка не стоило погружаться в болото лжи и фальши.

Ее мысли забегали вперед, рисуя картины будущей так называемой семейной жизни. По субботам и воскресеньям она будет предоставлена самой себе, а Ленард в эти же дни будет развлекаться с Беатрис. Ложь и обман. Она не сможет верить ему, когда он будет уезжать в командировки. Короче, семейная жизнь станет сплошной каторгой и кошмаром.

Резким движением Клеменси выключила душ. Да, ей следует просить Ленарда о разводе, другого выхода нет. Как справедливо заметила вчера Беатрис, жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на брак без любви.

Клеменси уже была готова к отъезду, однако Ленард еще не вернулся. Она взглянула на часы: почти четверть первого. Они явно опаздывали к Тэрнсам. Впрочем, по ее мнению, это было не так уж и страшно.

Она подошла к зеркалу и взглянула на свое отражение — беременность пока не была заметна. Она положила руку на живот и прошептала:

— Зато ты со мной, малыш.

В конце концов, все не так уж плохо, пыталась успокоить она себя. По крайней мере, у нас есть свой дом. На лицо Клеменси легла тень грусти. Домом для нее и малыша могла бы стать усадьба Ленарда, где они могли бы жить все втроем, одной семьей.

Когда хлопнула входная дверь, Клеменси вздрогнула, но тут же постаралась придать лицу безмятежное выражение.

— Извини, дорогая! — воскликнул Ленард, врываясь в комнату. В руках у него был большой букет красных роз.

— Где ты пропадал?

— Съездил в город купить тебе вот это. — Он вручил ей цветы и, глядя прямо в глаза, проникновенно сказал: — С годовщиной, дорогая. Поздравляю тебя.

Когда Ленард поцеловал ее, сердце молодой женщины наполнилось и радостью, и болью, а от гнева не осталось и следа. Но минуту спустя Клеменси резко отстранилась, вспомнив, каким притворщиком оказался этот мужчина.

— Я поставлю цветы в воду, — пробормотала она. — Поторапливайся, Ленард, мы здорово опаздываем.

— Ты чувствуешь себя нормально? — Ленард искоса взглянул на Клеменси, притормаживая «ягуар» перед домом Кэрри и Ника. — Всю дорогу ты молчала, будто воды в рот набрала.

Клеменси кивнула и вышла из машины. Ей показалось странным, что около дома Тэрнсов нет ни одного автомобиля, а хозяева не спешат встречать гостей. Присоединившийся к ней Ленард был удивлен не меньше.

— Возможно, они не слышали, как мы подъехали, — сказал Ленард и позвонил в дверь.

Они ждали несколько минут, однако никто так и не вышел им навстречу.

— Должно быть, хозяева в саду, — пробормотал Ленард и для порядка толкнул дверь, которая неожиданно распахнулась.

— Привет! Есть кто-нибудь?! — крикнул он и, не получив ответа, повел Клеменси за собой через холл.

Через раздвижные стеклянные двери они вышли в сад. Тут их ждал сюрприз: огромная толпа людей, приветствуя их криками, осыпала их путь лепестками роз. Между деревьями в дальнем конце сада была натянуто полотнище с надписью: «С годовщиной свадьбы, дорогие Клеменси и Ленард!»

27
{"b":"228794","o":1}