ЛитМир - Электронная Библиотека

— С годовщиной! — воскликнула Кэрри. Она бросилась к ошеломленным Клеменси и Ленарду и по очереди сердечно расцеловала.

— Ты сущее наказание! — шутливо упрекнула подругу Клеменси.

— Неужели вы подумали, что я забыла про вашу годовщину? — рассмеялась довольная произведенным эффектом Кэрри. — Это вам в отместку за то, что вы улизнули в прошлом году в Лас-Вегас и не пригласили меня на свадьбу.

К ним подошел Ник с Эдвином на руках и поцеловал Клеменси в щеку.

— Поздравляю!

Оглянувшись, Клеменси увидела знакомые лица друзей, которых она и Ленард знали много лет.

— Тронута вниманием, это так мило с твоей стороны, Кэрри, — сказала Клеменси дрогнувшим голосом — от волнения у нее на миг перехватило дыхание.

В небо полетели пробки от шампанского, кто-то вручил Ленарду бокал, а Клеменси стакан апельсинового сока.

— Как вы выкроили время, чтобы организовать все это? Ведь у вас на руках маленький ребенок, — удивлялась Клеменси, которая все еще не могла прийти в себя от сюрприза.

— Без проблем! — весело ответил Ник. — Мы просто хотели пожелать вам благополучия в будущем и сказать, что нам действительно очень приятно видеть вас вдвоем и при обручальных кольцах, ибо, по нашему убеждению, вы идеально подходите друг другу, — закончил он и поднял бокал с шампанским.

— Речь! Пусть скажут слово виновники торжества! — крикнул кто-то.

Клеменси так расчувствовалась, что не могла говорить. Ей не верилось, что все эти милые, приятные люди пришли сюда, чтобы пожелать им счастья и отметить вместе с ними годовщину их бракосочетания… И вот они с Ленардом стоят перед друзьями и изображают любящую пару, притворяются, будто у них действительно есть что праздновать, тогда как на самом деле их отношения весь этот год были просто фарсом.

Ленард обнял Клеменси за талию и провозгласил:

— От имени моей жены и себя лично я хотел бы поблагодарить прежде всего Кэрри и Ника, приложивших столько усилий для подготовки этого необыкновенного мероприятия, а также всех вас! Как чудесно, что все вы собрались здесь отпраздновать вместе с нами нашу годовщину! Просто не верится, что уже год как мы женаты, — задумчиво продолжал Ленард, — но… хочу сказать, что он был одним из счастливейших в моей жизни, Спасибо тебе, Клеменси!

Под аплодисменты собравшихся и возгласы одобрения Ленард наклонился к жене и нежно поцеловал в губы.

Клеменси едва не расплакалась от нахлынувших чувств и переживаний. Как Ленард может с такой нежностью смотреть на нее сейчас, когда только сегодня утром договаривался с кем-то лететь в Италию? Она до сих пор не могла поверить, что он способен на такое лицемерие.

Подошел Ник и, передавая малыша Ленарду, попросил:

— Присмотри за ним, пожалуйста, пока я проверю, как там барбекю. — Он добродушно ухмыльнулся. — Заодно попрактикуешься в отцовских обязанностях.

— С удовольствием. — Ленард улыбнулся и склонился над малышом. — Привет, Эдвин. Как поживаешь?

Мальчик уставился на незнакомца и поначалу хотел расплакаться, но потом вдруг расплылся в улыбке, отчего на его щечках тотчас образовались симпатичные ямочки.

— Совсем не похож на того ребенка, которого мы брали с собой, когда ездили в город за покупками, правда, Клеменси? — Кэрри рассмеялась. — Из тебя получится хороший отец, Ленард.

— Я надеюсь, — скромно ответил он и многозначительно взглянул на Клеменси. — С нетерпением жду дня, когда смогу приступить к выполнению своих новых обязанностей.

— Извините.

Клеменси больше уже не могла сдерживать слезы и устремилась в дальний угол сада. Там, где ее никто не видел, она дала себе волю: слезы потекли по щекам ручьем.

— Клеменси. — Ленард подошел к жене и обнял ее. — Дорогая, что с тобой? Милая, только не плачь, Пожалуйста.

— Я не могу ничего с собой поделать, — всхлипнула Клеменси, пытаясь улыбнуться.

— Что мне сделать, чтобы тебе стало легче? — Он обнял ее, и на минуту она почувствовала себя гораздо лучше. — Ну, успокойся. Все будет хорошо.

Клеменси разрыдалась еще горше.

— Неужели сама мысль провести со мной оставшуюся жизнь действительно вызывает у тебя такое отвращение? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.

— При… сложившихся обстоятельствах… — Она полезла в сумку за бумажной салфеткой.

— Вот, возьми. — Ленард протянул ее носовой платок. — Дорогая, не проси меня, чтобы я позволил тебе уехать.

— Я знаю, Ленард, ты хочешь, чтобы у нас родился ребенок, знаю, ты ждешь его, знаю, как много он для тебя значит. — Она промокнула платком глаза и снова усилием воли попыталась взять себя в руки. — Но мы не можем жить во лжи. Я знаю, что в глубине души ты испытываешь ко мне благороднейшие из чувств, что ты хочешь заботиться обо мне и готов жить со мной ради ребенка. Ты порядочный, очень хороший человек, Ленард, но…

— Но ты не любишь меня, — помрачнев, подсказал он. — Ты это хотела сказать? Я знаю, что по сути дела вынудил тебя выйти за меня замуж, что это был вовсе не тот вариант, о котором ты мечтала. Но я и сам неоднократно проклинал себя за это в течение всего года нашей совместной жизни, Я не должен был с такой стремительностью втягивать тебя в этот брак. Я просто воспользовался тем, что у тебя было очень мало других шансов устроить жизнь как-то иначе. И мне жаль, что из-за ребенка ты вынуждена оставаться со мной. Но я, черт возьми, всегда стремился к тебе, хотел тебя!

Клеменси устало покачала головой.

— Ты хотел вовсе не меня, а Беатрис.

Ленард удивленно вскинул брови и воскликнул:

— Неправда!

— Я знаю, что ты желаешь мне добра, что хочешь видеть своего ребенка, но не пытайся скрыть правду. Как мы можем быть счастливы, когда ты любишь другую женщину?

Он взял ее за руки и, не мигая, заглянул ей в глаза.

— Милая, я люблю тебя… И всегда любил только тебя.

Клеменси покачала головой, не смея верить его признанию.

— Наш брак просто деловая сделка, — напомнила она дрогнувшим голосом. — Годичный контракт. Ты женился на мне, когда тебе дала отпор Беатрис, когда ты понял, что терять уже нечего.

— Позволь мне кое-что сказать тебе. Я никогда не любил Беатрис. Да, я встречался с ней, но сразу дал ей понять, что ничего серьезного у нас не получится, потому что все мои чувства, все мои помыслы всегда были связаны только с тобой. Просто я хотел дождаться, когда ты закончишь учебу в колледже. Но в это время Беатрис начала смотреть на наши отношения вполне серьезно, а я не хотел обижать ее, и поэтому прямо сказал ей, что нам не следует больше встречаться. Этот разговор состоялся за месяц до твоего возвращения домой… Потом на первый план всплыли проблемы твоего отца, и, вместо того чтобы попытаться встретиться с тобой и объяснить тебе все, я вдруг стал твоим врагом.

— Ты порвал с Беатрис? — Она едва могла поверить тому, что только что услышала.

— А тебя это удивляет? Ну хорошо, признаюсь: я не говорил о нашем разрыве каждому встречному, ибо это не сделало бы мне чести, не так ли? Ко всему прочему я чувствовал себя перед ней в какой-то степени виноватым. Беатрис не любит проигрывать, вот и решила, возможно, мне в отместку, выйти замуж за Джима Уайлда.

— Но я видела ее в твоих объятиях в тот вечер, когда мы устраивали благотворительный прием… Я решила, что ты все еще любишь ее, — задумчиво сказала Клеменси.

— О, Клеменси! — Его взгляд был преисполнен нежности. — Беатрис в тот вечер пребывала в скверном настроении. Плакала, говорила, что несчастна… И ей хотелось услышать от меня совет. Именно поэтому она заглядывала ко мне пару раз в офис. Мы оставались друзьями, и я считал себя обязанным выслушать ее. Мне было просто жаль ее.

— Ты действительно не любишь ее? — шепотом спросила Клеменси. — Когда она вчера уходила из нашего дома, я подумала, что ты расстроился.

— Она приезжала поделиться своими соображениями относительно сделки, которую предложил ей Джим. Насчет собственности и доходов. Хотела услышать мое мнение… А расстроился я вчера только из-за одного: когда ты лишь усилием золи заставила себя сказать, что и ты, и я рады ожидаемому прибавлению в нашей семье.

28
{"b":"228794","o":1}