ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Управление продажами. Методология SDM
Ставка на любовь
Трофей императора
Манускрипт Войнича
Холмс вернулся. Дело Брексита
Трезориум (адаптирована под iPad)
Танцы на стеклах
Восемь секунд удачи
Плод чужого воображения
A
A

– Нам придется подождать, как обычно, – произнес знакомый. – Смотрите, что эти двое там вытворяют? Они что, спятили? Смотрите.

Он показывал на Генри и Фриду, которые высунув языки и округлив глаза, ритмично притопывали и махали руками.

– Потрясающе! – воскликнул знакомый. – Кто они такие?

– Мои друзья, – ответила Роберта. – Это они так приветствуют меня. Боевым танцем маори. Называется «хака».

– Очень забавно, – согласился знакомый.

Роберта за его спиной тоже поспешно исполнила несколько движений «хака». Генри и Фрида привлекли внимание почти всех пассажиров и встречающих на пристани.

Закончив «хака», они повернулись спиной к кораблю и наклонили головы.

– А теперь что они делают? – спросил знакомый.

– Не знаю, – ответила Роберта, начиная нервничать.

Наконец барьер убрали, и толпа встречающих ринулась по трапам. На несколько секунд Роберта потеряла Лампри из виду. Но когда люди вокруг нее начали смеяться и показывать пальцами, она увидела своих друзей. Они поднимались на борт, выразительно жестикулируя. На их лицах красовались карнавальные носы и бороды.

– Интересные у вас друзья, – задумчиво проговорил знакомый.

Пассажиры двинулись к трапам, и Роберта затерялась среди них, ведь большинство были выше ее ростом. С колотящимся сердцем она смотрела им в спины, прислушиваясь к приветственным возгласам, а затем внезапно оказалась в объятиях Фриды и Генри. На нее пахнуло духами.

– Привет, дорогая! – воскликнули они разом.

– Ну как тебе наш танец? – поинтересовалась Фрида. – Как видишь, мы ничего не забыли. И здорово, что ты приехала!

Вопросы сыпались один за другим:

– Ты осознаешь, что прибыла народную землю, старую добрую Англию?

– Как прошло плавание? Без морской болезни?

– Пойдем, или ты хочешь на прощание поцеловать капитана?

Роберте казалось, что все это сон. Долгое стояние в очереди на таможню, где она встретилась со знакомыми, с которыми уже распрощалась. Перетаскивание чемоданов к большой машине, ожидающей за пристанью. Ей вдруг стало стыдно за большое количество багажа. И вообще все эти сменяющие друг друга события пока не укладывались в ее сознании. Широкая, довольно неопрятная улица, застроенная унылыми домами. Это что, и есть Лондон? Фрида сказала, что они в Ист-Энде, рабочих кварталах столицы. Лайм-хаус, Поплар. Названия знакомые, но Роберта представляла эти места совсем иначе, а тут такая бедность и грязь. Затем въехали в Сити, и она увидела Мэншн-Хаус, резиденцию лорд-мэра, где в Египетском зале устраивают официальные приемы, потом мелькнули купола собора Святого Павла, следом Флит-стрит, улица британской прессы.

Роберта смотрела в окно, с трудом веря в реальность происходящего. За время, проведенное в плавании, она привыкла к шуму океана, но он не шел ни в какое сравнение с грохотом лондонских улиц.

– Нам еще ехать и ехать. – Фрида вздохнула. – Ты знаешь, Робин, а я ведь собралась стать актрисой.

– Она могла догадаться, – заметил Генри, – по тому, как ты ходишь. Ты обратила на это внимание, Робин? Она теперь двигается мягко, как будто плывет. А войдя в комнату, картинно прислоняется спиной к двери.

Фрида улыбнулась:

– Ну и что такого? Да, я стараюсь двигаться красиво. Это у меня в крови.

– Она посещает одно место, где обитают молодые люди с всклокоченными волосами и накинутыми на шею длинными шарфами, – продолжил Генри, – чтобы выслушать их восторги по своему поводу.

– Не слушай его! – воскликнула Фрида. – Это просто театральная школа, а молодые люди – кстати, некоторые из них не так уж и молоды – там преподают. И все считают, что из меня получится хорошая актриса…

– Посмотри вон туда, Робин, – прервал ее брат. – Это Дом правосудия.

Люди, сидящие в проплывающих мимо ярко-красных автобусах, казались Роберте какими-то бледными, озабоченными и усталыми. На светофоре рядом с ними остановился темно-синий автомобиль с четырьмя крепкими мужчинами в черном.

– Это новая полицейская машина, – пояснил Генри.

Фрида вскинула голову:

– Откуда ты знаешь?

– Знаю. А эти четверо ребят наверняка едут захватывать преступников.

– Как бы они к нам скоро не наведались, – проговорила Фрида, поежившись.

– С чего это? – удивилась Роберта.

– А с того, что вчера за завтраком близнецы рассуждали о том, как они займутся воровством.

– Молодцы, правильно придумали, – одобрил Генри. – Колин похитит драгоценности у какой-нибудь богатой вдовы, а Стивен обеспечит ему алиби. Их же невозможно различить.

Фрида улыбнулась:

– Да, доказать их вину будет очень трудно.

Генри посмотрел на Робин.

– Отсюда следует вывод, что мы опять на мели.

Девушка вздрогнула:

– Опять?

Генри кивнул:

– Да, к сожалению. И снова серьезно. Сейчас, кажется, все на нас ополчились.

– Мама сегодня собралась заложить свои жемчуга, – добавила Фрида. – По пути к маникюрше…

– Смотри, Робин, это знаменитая Стрэнд, – прервал ее брат. – Улица театров, роскошных магазинов и отелей. А дальше церковь Святого Климента Датского или Святой Марии на Стрэнде, не знаю только, какая идет первой. – Он помолчал. – А насчет наших финансов, наверное, надо объяснить подробнее.

– Конечно, – отозвалась Роберта, хотя в принципе ей и так все было ясно, ведь такое случалось не впервые. Она еще не забыла.

Генри подробно рассказал о том, как лорд Чарльз вложил большие деньги – странно, что они у него еще были – в какое-то таинственное предприятие под названием «Сан-Домингос», которое после этого немедленно исчезло. Оказывается, отец собирался открыть в Сити ювелирный салон на комиссионной основе, где за прилавками должны были стоять Генри и близнецы. И весь этот бизнес зависел от некоего сэра Дэвида Стайна, который недавно покончил с собой, оставив лорда Чарльза с пустой кассой и договором аренды на десять лет.

– Так что сейчас мы, кажется, идем ко дну, – закончил Генри и посмотрел в окно. – А это вокзал Чаринг-Кросс. – Затем, помолчав, добавил: – Робин, мы решили сводить тебя сегодня вечером в театр.

– А потом пойдем немного потанцуем, – вставила Фрида. – Колин влюблен в девушку, которая играет в этом спектакле, так что, наверное, придет с ней. – Она повернулась к брату. – А ты пригласил Мэри?

– Нет, – ответил он. – У нас на танцы только пять билетов. Мы трое и близнецы. Так что актрисы Колина не будет. А я в любом случае собирался танцевать с Робин.

– А Стивен мог взять Мэри.

– Она ему не нравится.

Фрида сочла нужным пояснить:

– Мэри – девушка Генри. Впрочем, это увлечение у него не всерьез.

– Почему же, – возразил Генри, – она очень мила.

– Но ты же сам говорил! – возмутилась Фрида. – Совсем недавно…

Неожиданно почувствовав странную опустошенность, Роберта отвернулась к окну. Генри показывал ей достопримечательности, а она вежливо кивала.

– Вот Трафальгарская площадь. Там посередине стоит какой-то урод, тебе не кажется? А по бокам львы. Да, те самые, которые ты не раз видела на фотографиях.

– А это галерея Тейт, – подала голос Фрида.

– Ты хотела сказать, Национальная галерея, – поправил ее брат. Затем повернулся к гостье: – Тебе ведь хочется походить по музеям, не так ли?

– Конечно, – пробормотала Роберта.

– Так вот, Пэт и Майк сейчас на каникулах. Они-то тебя и поводят.

– Вообще-то я могу и сама, – неуверенно возразила Робин.

– Нет, поначалу тебе потребуется помощь. А то запутаешься. – Генри улыбнулся. – Я схожу с тобой пару раз, если захочешь. Но вообще-то мне нужно срочно искать работу.

– Дядя Г. еще ничего не решил, – напомнила Фрида. – Так что пока есть надежда.

– Дядя Г.? – воскликнула Роберта. – Надо же, я о нем совсем забыла. Он что, еще жив?

– Жив. К сожалению, – буркнул Генри. – И завтра как раз намечен его визит к нам. В ответ на папин вопль о помощи. Только не думаю, что дядя нас чем-то обрадует.

– И тетя В. ему под стать, – мрачно заметила Фрида. – Они друг друга стоят. Приедут разбираться с нашими финансами. Может, папе удастся раскрутить его тысячи на две.

5
{"b":"228795","o":1}