ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я посмотрю.

– Большое спасибо.

Роберта поспешно вышла. Самообладанием Шарлотты нельзя было не восхищаться. И вообще Лампри всегда оказывались на высоте в любой ситуации.

Она передала горничным поручение насчет кипятка. Теперь нужно было вернуться на лестничную площадку. Дверь лифта по-прежнему была открыта. Роберта заставила себя подойти и заглянуть внутрь. Ведь там его уже не было. Она встала, ухватившись рукой за дверь. Чуть выше того места, где сидел он, в стенку кабины была вделана блестящая металлическая пластинка. В самом центре ее виднелась небольшая вмятина с каким-то пятном. Оно росло буквально на глазах. Через секунду Роберта с ужасом сообразила, что со стенки на сиденье до сих пор стекает кровь. В том месте, где сидел дядя, уже образовалась небольшая черная лужица.

Роберта со всех ног помчалась обратно в кладовую, схватила желтую тряпку для вытирания пыли и вернулась к лифту. Лужица была маленькая, но тряпка все равно вся испачкалась, а кровь размазалась по сиденью. Она принялась вытирать стенку. Снизу прозвучал звонок, кто-то вызывал лифт. Выскочив на площадку, она захлопнула дверь, и в ту же секунду кабина пошла вниз.

На площадку вышел Генри. Посмотрел на тряпку в ее руке.

– Разумно, Робин. Но это мало поможет. Убийство не скроешь.

Роберта покраснела:

– Да я ни о чем таком не думала. Просто решила вытереть. Чтобы люди, когда будут подниматься в лифте, не видели. Это же очень страшно.

Генри взял у нее тряпку.

– Давай я выброшу в камин в столовой.

Роберта спохватилась:

– Ты не видел их горничную и шофера?

– Нет. А что?

– Они должны быть в машине. Твоя мама попросила их позвать.

– Я схожу.

– Нет, ты уж лучше выброси эту тряпку.

– Ладно.

Генри ушел, а Роберта побежала вниз. Четыре этажа, двери со стальными табличками, высокие окна, под ногами толстая ковровая дорожка. В поднимающемся лифте она увидела мужчину в котелке, в руке саквояж.

В вестибюле ее встретил швейцар Стэмфорд. Было видно, что он сильно взволнован.

– Вы не знаете, где сейчас шофер лорда Вузервуда? – спросила Робин.

– Он в машине его светлости, мисс. Скажите, там что-то случилось?

– Да, человек заболел.

– А этот крик, мисс? Он меня так напугал.

– Там с женщиной случилась истерика. Понимаете, в лифте произошло… несчастье.

Роберта решила, что не стоит скрывать от швейцара. Все равно скоро станет известно. Она вышла на улицу. Солнце уже зашло, стало холоднее. Ощущение нереальности происходящего немного ослабло.

В большом солидном автомобиле сидел за рулем Титл, рядом женщина в сером костюме. Они сначала не заметили Роберту, и ей пришлось постучать в стекло. Гигл вылез из машины и притронулся к фуражке:

– К вашим услугам, мисс.

– Там наверху произошел несчастный случай.

– Как вы сказали, мисс? Несчастный случай? – Шофер был совершенно спокоен.

– Да, с лордом Вузервудом. Он себя поранил. Леди Чарльз предлагает вам подняться в квартиру.

– Хорошо, мисс. А мисс Тинкертон тоже нужна?

Этого Роберта не знала, но все равно сказала, что горничная может понадобиться.

Они последовали за ней в вестибюль. Кабина лифта находилась внизу. Стэмфорд открыл дверь, и Роберта заставила себя войти. Затем увидела, что слуги намерены подниматься по лестнице, и пригласила их в лифт, удивляясь странным правилам, которым следовали английские слуги.

Они вошли, Гигл нажал кнопку. Горничная Тинкертон, маленькая черноглазая женщина, настороженно поглядывала на нее.

«Они не заговорят, пока я не сделаю это первой», – подумала Роберта и произнесла вслух:

– Доктор уже приехал.

Гигл кивнул, а горничная осмелилась еле слышно задать вопрос:

– Ее светлость очень пострадала, мисс?

– С ее светлостью все в порядке, – ответила Роберта. – Пострадал его светлость.

Ей вдруг некстати вспомнилось, как кто-то учил ее в общении с аристократами время от времени вставлять «ваша светлость».

– Вы сказали, его светлость, мисс?

– Да. Он повредил голову. Это все, что мне известно.

Кабина остановилась на верхней площадке. Она попросила слуг подождать и вошла в квартиру.

На зная, куда идти, Роберта постояла в прихожей прислушиваясь. Из гостиной доносились голоса. В коридоре показался дворецкий Баскетт с подносом, где стояли графин и бокалы. Странно. Неужели они решили выпить по бокалу хереса? Баскетт служил у Лампри еще в Новой Зеландии, и Роберта была с ним хорошо знакома, так что можно было не стесняться.

– А кто там в гостиной, мистер Баскетт?

– Вся семья, мисс. Только его светлость беседует с доктором.

– А леди Вузервуд?

– Насколько мне известно, мисс, ее светлость легла отдохнуть.

Баскетт глянул на нее своими добрыми глазами.

– Все обрадуются вашему приходу, мисс Робин.

– А вы не знаете… как он?

– Когда мы принесли в гардеробную его светлость, лорд Вузервуд был без сознания, но живой. Это пока все, что мне известно.

– А что у него… с глазом?

Щеки дворецкого слегка порозовели. Бокалы на подносе звякнули.

– Вам лучше не думать об этом, мисс. Только расстроитесь.

Он открыл дверь гостиной и посторонился, давая ей пройти.

II

Лампри действительно ей обрадовались. Генри подал Роберте бокал хереса, а Шарлотта поблагодарила за помощь. Они все были необычно молчаливы и, казалось, ждали чего-то. Шарлотта только что уложила леди Вузервуд в свою постель. Та успокоилась и спрашивала о своей горничной. Роберта проводила горничную к спальне и вернулась в гостиную. Пришла няня и в своей обычной диктаторской манере приказала Майку отправляться спать. Шарлотта велела Пэт идти с ними.

– Но, мамочка, – взмолилась Патриша, – я так рано спать не ложусь.

– Пожалуйста, детка, побудь с Майком.

– Ладно.

– Который сейчас час? – спросила Фрида.

– Без четверти восемь, – ответила няня, стоящая у двери. – Так идемте же, Майкл и Патриша.

– Боже, – воскликнула Шарлотта, – я только сейчас поняла, что они приехали меньше часа назад!

– Тетя Кэт пришла раньше, – сказал Колин.

– Тетя Кэт? – спохватилась Шарлотта. – Помилуйте, где же она? Ее кто-нибудь видел?

Выяснилось, что тетю Кэт никто не видел с тех пор, как Шарлотта повела ее и Вайолет смотреть квартиру.

– Да, да, припоминаю, – проговорила Шарлотта. – Минут через десять она сказала, что хочет побыть одна, что смотреть квартиру ей неинтересно. Стивен, пойди посмотри, может, тетя где-нибудь здесь.

Стивен скоро вернулся и объявил, что тетю Кэт не нашел, но, возможно, она в комнате вместе с отцом и доктором.

– Значит, она просто незаметно ушла, – сказал Генри.

– Но…

– Мама, дорогая, – твердо заявила Фрида, – неужели нам теперь еще нужно переживать и за тетю Кэт?

В дверях появился лорд Чарльз. Медленно пересек комнату, остановился перед женой.

– Ну что там, дорогой? – спросила она.

– Он пока жив. Но…

– Что?

– Вряд ли это продлится долго.

– Ты хочешь сказать, что он умрет?

– Доктор говорит, что надежды нет никакой. И учтите, это убийство.

Наступившую тишину неожиданно нарушил Стивен:

– Конечно, его убили. Странно, почему он сразу не умер с такой штуковиной в глазу.

– Заткнись! – одернул его Колин. – Чего разговорился?

Лорд Чарльз сел на подлокотник кресла жены, положил руку на ее плечо. Роберта впервые видела его таким.

– Где Пэт? – спросил он.

– Я отправила ее с Майком и няней. Они ничего не видели, но все же…

– Да, дорогая, пусть лучше они все узнают от тебя. – Он замолк. – Завтра в газетах поднимется шумиха.

– Может, позвонить Найджелу Батгейту? – предложила Фрида. – Он обрадуется.

– Этого еще не хватало! – возмутился Генри.

– А почему нет? – настаивала Фрида. – Папа говорит, что газеты все равно поднимут шум, так пусть он опередит других журналистов. Все-таки знакомый.

15
{"b":"228796","o":1}