ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, этого не будет.

– Вообще-то в нашей семье все говорят правду. Просто с нами иногда случаются казусы, в которые трудно поверить. Но я уверен, вас не проведешь. Вы умеете отличать правду от лжи.

– Надеюсь, что умею, – произнес Аллейн без улыбки.

Генри внимательно разглядывал инспектора из тени.

– Отец собирался предложить вам перекусить с нами и чего-нибудь выпить, но остальные сомневаются, что вы станете делить трапезу с подозреваемыми. Или так ведут себя сыщики только в книжках? Но в любом случае, сэр, если вы изъявите желание, мы будем очень рады.

– Это весьма любезно с вашей стороны, – невозмутимо ответил Аллейн. – Но нам надлежит исполнять свои обязанности.

– А помочь мы вам чем-нибудь можем?

– Пока ничем. Впрочем… может, вы знаете, кому принадлежат перчатки?

– Какие?

– Шоферские, плотные, с длинными раструбами. Внутри мех, довольно жесткий.

– Похожи на мои, – проговорил Генри. – А где они?

– У нас. Я вам их потом верну.

– И где вы их нашли?

– В лифте, – ответил Аллейн.

– Но я в лифт не заходил, – удивился Генри.

– Не заходили?

– Нет. Не представляю, как они там оказались. Не надо их возвращать, сэр. Думаю, мне больше не захочется эти перчатки надевать.

– Наверное, – согласился Аллейн. – Особенно после того, как вы их увидите.

Генри заметно побледнел:

– А что с ними такого?

– Они испачканы.

– Чем?

– Вроде как кровью.

Генри постоял молча и вернулся в квартиру. Через несколько секунд появились Фокс и Бейли.

Аллейн вытер платком руки.

– Займитесь лифтом, Бейли. Проверьте на отпечатки все поверхности. А вы, Томпсон, крупно снимите сиденье и стенку.

– Хорошо, сэр.

Аллейн повернулся к детективу.

– А мы с вами, Фокс, просмотрим еще раз ваши записи и затем, я думаю, пойдем знакомиться с родственниками убитого.

III

Близнецы стояли на коврике у камина, слегка склонив набок белокурые головы. Руки в карманах, на лицах маски почтительного внимания. Оба одеты в серые фланелевые костюмы и связанные матерью темно-зеленые пуловеры.

Сидящая у камина Роберта вдруг вспомнила случай в Новой Зеландии, когда каждый из близнецов признавался, что это именно он взял покататься большой автомобиль, что категорически запрещалось, и загнал его на отмель в реку.

При этом Роберта точно знала, что машину брал Стивен, а Колин сидел весь день дома. Потом Робин спросила, зачем он признавался в том, чего не делал.

– А у нас такой уговор, – ответил мальчик, приглаживая свои светлые волосы. – Но мы так не всегда делаем, а только когда поднимается большой шум. Надо же пользоваться тем, что мы близнецы.

Роберта вдруг впервые осознала, что на самом деле ничего не знает ни о ком из Лампри. И эта мысль ее испугала. «Мы же не виделись несколько лет, они вполне могли измениться, а я все считаю их прежними. Может, я их просто придумала, а на самом деле они совсем другие? Боже, что за ерунда иногда приходит в голову, – оборвала Робин свои размышления. – Так нельзя».

– А теперь хватит придуриваться, – донесся до нее мягкий голос лорда Чарльза, который она очень любила. – Кто из вас спустился в лифте с тетей Вайолет и дядей Гэбриэлом?

– Я, – немедленно ответил Стивен.

– Чего ты мелешь? – буркнул Колин. – Это был я.

– Неужели вы такие тупые? – взорвался Генри. – Не соображаете, что подставляете друг друга?

– И вообще, – продолжал лорд Чарльз, – в полиции вряд ли служат глупцы, которых можно купить такими фокусами.

– Они проверят отпечатки пальцев, – сказала Фрида.

– Я ни к чему не прикасался, – быстро проговорил Колин.

– Я держал руки в карманах, – вторил ему Стивен.

– Не важно, кто из вас там был, – резонно заметила Фрида, – но нажать на кнопку все равно пришлось.

– После нас лифт вызывали дважды, – сказал Стивен.

– А может, и больше, – добавил Колин. – Так что никаких отпечатков они там не найдут.

– Да что вы в самом деле! – возмутился Генри. – Что за разговоры, когда в любой момент может появиться Аллейн со своими вопросами? И заметив вашу придурь – а это произойдет сразу, – станет беседовать с вами порознь.

И если вы питаете идиотскую надежду его обмануть, то вы самые большие кретины и вам место в психушке.

– Разумеется, никому не придет в голову подозревать вас в убийстве, – проговорил лорд Чарльз. – Но зачем врать инспектору, если вы невиновны?

Стивен усмехнулся:

– Честно говоря, папа, мы не жалеем, что дядя умер, потому что он был противный. Но убийца – настоящий зверь. Это ужасно.

– Да, ужасно, – согласился Колин.

Лорд Чарльз строго оглядел близнецов:

– Так все же кто из вас был в лифте?

– Конечно, я, – ответил Колин. – А Стивен сидел в гостиной.

– Кончай врать, – пробурчал его брат.

– Опять за свое, – проворчала Фрида. – Это уже не смешно! И учтите, вы будете иметь дело с мастером Аллейном. Да-да, он всюду известен как мастер. – Она вздохнула. – Знаете, если бы не убийство в нашем доме дяди Г., я была бы счастлива побыть в обществе мастера Аллейна. Им невозможно не восторгаться. А как он раскрыл убийство Госпела! Тебе не кажется, Генри, что о таком мужчине мечтают все девушки?

– Может, хватит нести вздор, Фрид? – раздраженно бросил Генри.

– А в чем, собственно, дело? Что вы все такие взвинченные?

– Ты спрашиваешь, в чем дело, дорогая? – почти выкрикнул лорд Чарльз. – Так я тебе скажу. Дело в том, что кто-то из находящихся в нашей квартире убил моего брата. Неужели это до тебя не доходит?

Некоторое время все смущенно молчали. Затем Фрида подала голос:

– Но, папочка, ты же не любил дядю Г.

– Ну сколько можно, Фрид! – возмутился Генри, затем повернулся к отцу: – Папа, надеюсь, ты не думаешь, что это сделал кто-то из нас?

– Боже, конечно, нет.

– Тогда кого ты подозреваешь? – оживилась Фрида.

– Горничную Тинкертон, – отозвался Колин.

– Или шофера Титла, – вставил Стивен.

– Вы забыли еще няню, – подсказала Фрида.

– Если бы я служил у дяди Г. и тети В., – заявил Колин, – я бы их давно обоих прикончил. – Он помолчал, затем добавил: – И мне нравится, что дело будет вести Аллейн. Если положено, чтобы нам учинили допрос, так пусть это делает мастер.

– Папа, – оживленно спросила Фрида, – ты не думаешь, что Генри следует позвонить Найджелу Батгейту? Он же близко знаком с Аллейном. Считает себя его доктором Ватсоном.

– Почему это я должен ему звонить? – хмуро спросил Генри. – Сама звони.

– Ну и позвоню. Что тут такого?

– А какой он вообще, этот Аллейн? – задумчиво проговорил Колин. – Ты ведь с ним разговаривал, Генри.

– Очень даже милый, – отозвался старший брат. – По-старомодному вежливый, но не чопорный.

Дверь отворилась. В гостиную вошла сияющая Пэт. В халатике поверх пижамы. Волосы заплетены в две тугие косички.

– Майк спит, – возвестила она. – А я не могу, сколько ни старалась. Пожалуйста, папочка, не отправляй меня обратно. – Она поежилась. – Я еще ужасно замерзла.

– Конечно, деточка, – забормотал лорд Чарльз. – Иди скорее к огню.

Фрида ее оглядела.

– Пэт, тебе надо переодеться. Нельзя появляться перед полицейскими в таком виде.

– А мне все равно. Я лучше посижу рядом с милой Робертой и согреюсь. Папочка, а что, полицейские уже здесь?

– Да.

– А где мама?

– С тетей Вайолет.

– Неужели дядю Г. убили? Представляете, няня такая упрямая, ничего не хочет рассказывать.

– Да, его убили, – подтвердила Фрида. – То есть вначале ранили, а потом он умер. – Она посмотрела на отца. – Папа, по-моему, лучше ей сразу все рассказать.

– А кто его ранил? – спросила Пэт, протягивая руки к огню.

– Пока неизвестно. – Лорд Чарльз взмахнул рукой. – Наверное, какой-то сумасшедший бродяга. Не думай об этом, дорогая. Полиция его найдет.

– Вот здорово! – Девочка присела возле Роберты. – Пап, ты знаешь, что я придумала?

20
{"b":"228796","o":1}