ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уликой может быть что угодно, – ответил инспектор.

– Я знаю. Вот только…

– Ну?

– А что случилось с дядей Г.? – еле слышно спросил Майк.

Аллейн ответил не сразу.

– Его ранил какой-то бандит. Ну а потом он умер.

– Дядю ранили в глаз?

– Да, – кивнул инспектор. – И сильно повредили. Глаз у человека очень слабое место, понимаешь? Ты, случайно, боксом не занимаешься?

– Немножко. Я вот только хотел сказать…

– Что?

– Ну, насчет шампура. Понимаете, я кое-что вспомнил. Значит, я отдал подарок дяде Г. – ну, не отдал, а просто положил – и пошел в столовую, а потом проводить Гигла, так как он сказал, что уходит. А как же его не проводить, ведь он мой друг. Я, значит, посмотрел немного, как Гигл спускается вниз по лестнице, и вернулся в прихожую. А там… понимаете, я только что вспомнил – шампура уже не было.

– Майкл, – возмущенно проговорила няня, – перестань выдумывать!

– Ничего я не выдумываю. Не было шампура. Не было!

Майк посидел молча, обхватив руками колени. Затем поднял глаза:

– Мне вернуться назад? К тому месту, когда я отдал подарок дяде Г.?

– Да, – кивнул Аллейн. – Вернись назад.

– Хм… значит, я вошел в гостиную. Папа и дядя стояли у камина. Ну, я говорил уже, что отдать подарок не удалось. Папа велел положить его на стол. В общем, все как-то плохо получилось.

– Что значит плохо?

– А то, что дядя Г. сильно из-за чего-то разозлился.

– Твой дядя был расстроен? Да? Ты это хотел сказать?

Майк отрицательно мотнул головой:

– Нет. Он просто кипел от злости. Вы бы видели его лицо. Просто ужас!

– Не преувеличивай, – вставила няня. – Ты снова начинаешь фантазировать.

– Да нет же, – возмутился Майк, – меня просили рассказать все подробно, вот я и рассказываю. А ты, няня, не мешай!

– Как ты разговариваешь, Майкл?

– Ладно, – примирительно произнес Аллейн. – А как ты думаешь, почему дядя разозлился?

– Мистер Аллейн, – встревоженно произнесла няня, – я думаю, на такие вопросы Майку следует отвечать в присутствии родителей.

– Да что ты, няня… – с досадой бросил мальчик.

– Я не возражаю, – ответил Аллейн. – Бейли!

Откуда-то из тени тотчас возникла фигура дактилоскописта.

– Передайте его светлости мою просьбу прийти в детскую Майкла.

– Хорошо, сэр.

– Он тоже детектив? – спросил Майк, когда Бейли ушел.

– Нет. Специалист по отпечаткам пальцев.

Мальчик встрепенулся:

– И при нем все его инструменты?

– А как же, – серьезно подтвердил инспектор. – И что было потом, когда ты ушел из гостиной?

– Ну, я пошел в столовую, поговорил с Робин. Она была там одна. Потом появился Гигл и сказал, что должен уйти, потому что дядя Г. кричит в лифте. Я пошел на лестничную площадку с Гиглом, и он стал спускаться по лестнице вниз. Когда Гигл ушел, дядя Г. стал снова звать тетю В. Я вернулся обратно, а он все вопил и вопил. Могу поспорить, что знаю, почему дядя так злился.

– Ты уверен, что он звал тетю после того, как Гигл ушел?

– Конечно. Звал, и еще как.

– Ты кого-нибудь еще видел?

– Надо подумать. Да, я видел в прихожей мисс Тинкертон. Так, мельком. Она возилась с чем-то в шкафу.

– И больше никого?

– Нет. – Майк задвигал ногами. – Но я все равно могу вам сказать, почему…

– Подожди своего отца, Майкл, – предупредила няня.

Мальчик по-детски заткнул пальцами уши и, дерзко глядя на няню, выкрикнул:

– Это все из-за мистера Грамбла и остальных…

– Майкл! – Няня уже начала всерьез сердиться. – Ты слышал, что я тебе сказала? – Она оторвала ладони мальчика от ушей. – Замолчи.

И тут с Майком началось такое, чего лучше не видеть. Его щеки раскраснелись, глаза заблестели, и он начал бессвязно кричать. Пусть няня оставит его в покое. Неужели ей нужно напоминать, что он уже вышел из ее подчинения? Она что, не знает, сколько ему лет? А если знает, почему по-прежнему обращается с ним как с ребенком? Как с глупым дурацким ребенком… Майк замолк, чтобы перевести дух, и встретился с холодным взглядом отца.

Лорд Чарльз подошел к кровати.

– Майк, могу я тебя спросить, почему ты делаешь из себя осла?

– Он перевозбудился, милорд, – сказала няня. – Я знала, что так все и будет.

Майк открыл рот, но, не найдя слов, заколотил кулачками по одеялу.

Аллейн поднялся.

– А вот это ты зря. Если хочешь стать полицейским детективом, научись сдерживаться.

Большие глаза Майка тут же подернулись слезами. Он натянул на голову одеяло и повернулся к стенке.

– Вот черт, – пробормотал инспектор.

– А что, собственно, случилось? – спросил глава семьи.

Аллейн многозначительно посмотрел на торчащую из-под одеяла макушку и повернул большой палец вниз.

– Я допустил промах.

– Давайте выйдем отсюда, – предложил лорд Чарльз.

В коридоре Аллейн объяснил:

– Понимаете, Майкл так хорошо и складно рассказывал, а няня его прервала. Вот он и расстроился. Он сказал мне, что лорд Вузервуд, беседуя с вами, был чем-то раздражен. Няня справедливо заметила, что такие вещи лучше обсуждать в вашем присутствии. Майкла возмутило ее вмешательство.

– Но он все же что-то сказал по этому поводу?

– Да, ваш сын открыл нечто любопытное. Мне жаль, что он расстроился, и я хочу попытаться хотя бы как-то загладить свою оплошность. Просто зайду еще раз и пожелаю ему спокойной ночи. – Аллейн взглянул на хозяина и добавил: – Может, и вы со мной зайдете, сэр?

Лорд Чарльз пожал плечами:

– Давайте зайдем. Но он мальчик упрямый.

Они вернулись в детскую. Няня продолжала сидеть на стуле. Одеяло закрывало нижнюю часть лица Майка, поэтому были видны зажмуренные глаза и следы слез на щеках.

Инспектор наклонился:

– Извини, что снова тебя бужу, но мне срочно нужна лупа. Может, одолжишь свою?

Не открывая глаз, Майк пошарил под подушкой и извлек лупу. Аллейн ее взял.

– Это очень хорошая лупа, – сообщил мальчик, подавляя всхлип, и опять натянул одеяло.

– Конечно, хорошая, – отозвался инспектор. – Иначе я бы не стал ее у тебя просить. Большое спасибо, Майк. Ты мне очень помог в расследовании. И спокойной ночи.

III

Детектив Фокс все это время оставался в гостиной с Лампри и Робертой Грей. Когда инспектор с лордом Чарльзом вошли в комнату, он что-то рассказывал. Все слушали, затаив дыхание, особенно Фрида. Она сидела на полу, изображая восторженное внимание, и Аллейн тут же вспомнил, что девушка занимается в театральной школе.

При появлении шефа детектив встал.

А Фрида, картинно преодолевая смущение, воскликнула, обратив к Аллейну горящие глаза:

– Пожалуйста, не прерывайте его! Он рассказывал о вас.

Аллейн удивленно посмотрел на Фокса. Тот деликатно кашлянул, но промолчал.

Инспектор повернулся к Шарлотте:

– Доктор Кантрип вернулся?

– Да. Он сейчас осматривает леди Вузервуд. Сестра сказала, что она чувствует себя гораздо лучше.

– Что ж, замечательно, – кивнул инспектор. – Потому что без нее мы далеко не продвинемся. Я бы хотел воспользоваться вашим любезным предложением, леди Чарльз, и использовать столовую в качестве кабинета. Сюда придет констебль, который дежурит у лифта, а мы с Фоксом быстро разберемся со своими записями и будем приглашать вас по очереди для разговора.

Фокс вышел в прихожую.

– Сколько сейчас времени? – неожиданно спросил Генри.

Аллейн посмотрел на часы.

– Двадцать минут одиннадцатого.

– Надо же, – заметил лорд Чарльз. – А мне казалось, что уже далеко за полночь.

– Надо снова позвонить тете Кэт, – тихо проговорила леди Чарльз.

– И Найджелу Батгейту, – добавила Фрида.

При упоминании имени приятеля инспектор поднял голову.

– А зачем ему звонить?

– Он же ваш друг, мистер Аллейн, – сказала Фрида, – и наш хороший знакомый. К тому же репортер. Я думаю, это будет весьма кстати.

– Фрид, дорогая! – с упреком воскликнула леди Чарльз.

26
{"b":"228796","o":1}