ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поймал встревоженный взгляд Хайди, единственной женщины, добравшейся до адмиральских высот Альянса благодаря ему, Каммилу. Строгий синий мундир ладно охватывал ее фигуру, пепельные волосы, стянутые в тугой пучок, были откинуты назад. Даже в ее возрасте, безо всякой косметики она все еще была поразительно красива, внося своим видом в секретный совет суровых флотоводцев некоторую романтическую ноту. Пожалуй, своим женским чутьем она могла догадываться, какие чувства владеют сейчас гранд-адмиралом Акастой. Он успокаивающе кивнул ей и перевел взгляд на остальных участников своего совещания. Мирослав Радван, среднего роста худой мужчина в адмиральской форме, с глубокими залысинами и высоким лбом, изборожденным морщинами, слегка наклонившись вперед, внимательно рассматривал сектор Эпсилон Пегаса, где лучились зеленым светом значки кораблей вверенного ему шестого флота. Последний участник совещания, васудеанский контр-адмирал Анххаф, оставивший в системе Денеба свой флагманский «Псамтик», сидел чуть в стороне и, казалось, равнодушно глядел немигающими глазами поверх своих союзников на сигаретный дым, слоями колыхавшийся под желтоватым светом вмонтированных в потолок светильников. Совещание шло уже сорок минут, на самом секретном деке «Бастиона», с тройным уровнем защиты, поэтому в почти пустом помещении отсутствовала даже вентиляция, и некурящим вице-адмиралам приходилось мириться с непрерывно дымящим Акастой. Но Анххаф лишь невозмутимо покачивался в своем кресле, сделанном специально под васудеанскую эргономику. Даже сидя он казался выше стоящих вокруг него людей.

— Итак, — гранд-адмирал выпрямился и еще раз обвел взглядом всех присутствующих, — мы полностью прояснили сегодняшнюю диспозицию наших сил на трех основных фронтах. После отставки Витторио и до моего назначения Адмиралтейство постаралось равномерно распределить силы по системам Денеба, Альфа Центавра и Эпсилон Пегаса. Мера хорошая для обороны, но не для наступления, — он усмехнулся, — а сейчас от нас требуют именно решительной атаки.

— Мы сейчас обладаем приблизительно двукратным превосходством в кораблях над мятежниками, — подал голос вице-адмирал Радван, — стоит сконцентрировать силы на подходящем участке фронта, и мы лишим Боша еще одной звездной системы. Но хотя ею владения сейчас и невелики, все равно переброска сил-туда обратно может занять много времени.

Акаста с усмешкой взглянул на своего подчиненного.

— Ты несколько ошибаешься, Мирослав, — он сделал паузу, — наше преимущество гораздо большее, чем двукратное. Во-первых, ты не учитываешь, я полагаю, может быть по привычке, девятой группы васудеанского флота, под командованием вице-адмирала Корфу.

— Кстати, по какой причине его не пригласили сюда? — шевельнулся в своем кресле Анххаф. — Он гораздо знатнее меня.

Каммил посмотрел прямо в узкие зрачки васудеанца.

— Это было мое решение — поступить таким образом, — без обиняков открыто заявил он, — а вам, мерс Анххаф, я могу пояснить, что согласно моим планам роль группы вице-адмирала Корфу состоит в глухой обороне системы Альфа Центавра до определенного момента. Вы же не хотите, уважаемый мерс Анххаф, чтобы мятежники прорвались на этом направлении? Ведь тогда они выйдут на прямую дорогу к Васуде Прайм, священному сердцу вашей империи.

Васудеанский адмирал замер в своем кресле. Всякое упоминание о центральном светиле цивилизации Васуды вгоняло союзников в некоторое подобие гипнотического транса. В первый раз столицу васудеанцев чуть было не взяли земляне тридцать пять лет назад после вошедшего в учебники истории знаменитого прорыва линейных кораблей Земли у перехода Антарес — Васуда. Если бы не подоспевший вовремя принц Имхотеп с его новейшими линкорами класса «Тайфун», то вполне могло случиться, что равноправные теперь союзники стали бы подчиненной колонией Земли и история Галактики пошла бы по другому пути. Во всяком случае, мятежа Нео Терры, направленного по сути своей против союза с Васудой, уже точно бы не случилось. Но история не терпит сослагательных наклонений, и то, что не удалось землянам, с легкостью совершили шиванские эскадры, ведомые «Люцифером». От центральной планеты, колыбели всей васудеанской культуры, осталось лишь обгорелое пепелище. Теперь это место стало священным мавзолеем памяти миллиардов погибших жителей планеты. Отныне каждый вступающий на трон император союзников, а их с тех времен сменилось на престоле уже двое, клянется собой, своим народом и предками, что на следующий раз свою планету они не отдадут никому. Вице-адмирал Корфу, из родни императора, он слишком своенравен, чтобы использовать его где-то еще, поэтому мысль доверить ему защиту главной святыни союзников показалась Каммилу довольно удачной. Отказаться или пренебречь этой обязанностью было бы преступлением даже для самого императора Васуды. Поэтому за систему Альфа Центавра командование Альянса могло быть спокойно, васудеанцы полягут все до единого, но Бош к межзвездному переходу до Васуды Прайм не пройдет.

Поэтому Акаста сделал успокаивающий жест рукой.

— Так что главная задача адмирала Корфу проста по исполнению, но священна по своей сути, — спохватился он, опасаясь, что васудеанец не поймет его жеста или неправильно его истолкует, что водилось за союзниками. — Я еще вернусь к этому вопросу, мерс Анххаф.

Васудеанский контр-адмирал повернулся к нему своей чешуйчатой головой и в ответ тщательно скопировал движение Акасты. Гранд-адмирал облегченно вздохнул, это означало, что союзник теперь целиком во власти своего хитроумного военачальника.

— Так, господа, а сейчас я попрошу некоторое время меня не перебивать, — Каммил со значением оглядел всех присутствующих, — все вопросы вы зададите чуть позже.

Он прочистил горло и приступил к изложению своего плана:

— Кроме озвученных уже данных о количественном преимуществе сил Альянса, я желал бы сообщить сейчас вам об еще одном серьезном козыре в нашей колоде. Как меня только что проинформировало Адмиралтейство, сильнейший корабль нашего флота готов к участию в боевых операциях.

Гранд-адмирал сделал многозначительную паузу, а затем открыл свой секрет:

— Это новейший суперлинкор «Колосс». Ранее планировалось, что он будет спущен со стапелей Антареса через полгода, но благодаря нашим усилиям и вкладу союзников корабль готов уже сейчас. Двенадцать мощнейших лучевых орудий, двести фладдеров на борту, шесть километров в длину и тридцать тысяч человек команды. Вся эта сила теперь в нашем распоряжении. «Колосс» один может выдержать сражение с целой эскадрой противника и выйти из него победителем.

Присутствующие оживились, переглядываясь.

— И где же он сейчас? — все-таки не удержалась от вопроса Хайди.

— В ближайшие два-три дня мы ждем его здесь на Веге. Далее он отправится согласно моему плану для поддержки наступательной операции, — гранд-адмирал выдержал еще одну паузу, — нашего прорыва на узле межзвездного перехода Денеб — Сириус.

Он внимательно обвел всех взглядом. Радван и Шерер настороженно ждали продолжения. Контр-адмирал Анххаф не отрывал от Каммила бесстрастного взора.

— Это жесткая установка Адмиралтейства, — наконец продолжил Акаста, — в течение четырех ближайших суток мы должны сосредоточить в системе Денеба значительные силы. Место отправленной на ремонт «Аквитании» займет флагман первого флота линкор «Мессана» под твоим, Хайди, командованием. Группа крейсеров останется прежнего состава, шесть тяжелых, из них два типа «Деймос» и пять легких «Фенрисов».

Хайди Шерер медленно кивнула, наблюдая, как на трехмерной карте значок ее флагманской «Мессаны» стал постепенно перемещаться в систему Денеба.

— Кроме этого, здесь нашу группу усилит линейный корабль «Картидж» класса «Орион» из десятого флота, несущий восемьдесят штурмовых фладдеров на борту и васудеанский тяжелый крейсер нового поколения «Дахор» в качестве прикрытия. Они двигаются из системы Дельта Змееносца и ожидаются здесь, на Веге, через трое галактических суток.

3
{"b":"228814","o":1}