ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

30 августа немцы, продвинувшиеся к реке Мез и захватившие переправу через нее, атаковали Мак-Магона и разбили его. Французские войска были отброшены назад, к окрестностям Седана. А 1 сентября на рассвете после необходимых предварительных передвижений прусское командование перешло в наступление, бросив свои войска против зажатой в узком пространстве между рекой Мез и бельгийской границей французской армии.

Сражение 1 сентября 1870 г. — крупнейшее артиллерийское сражение XIX в.[594] — в подробностях описано в исторической литературе. Известей катастрофический для Франции исход этого сражения, несмотря на отвагу и самоотверженность французских солдат, оказавшихся перед численно превосходящими силами противника, располагавшего превосходной артиллерией и большими позиционными преимуществами. 3 тыс. убитых, 14 тыс. раненых, 3 тыс. разоруженных на бельгийской территории, 83 тыс. взятых в плен французских солдат, офицеров, генералов вместе с Наполеоном III, крупные военные трофеи, доставшиеся немцам, — таков итог военной катастрофы Второй империи у Седана. 2 сентября, после того как накануне, в день сражения, по распоряжению императора был выброшен белый флаг, генерал Вимпфен и генерал Мольтке подписали акт о капитуляции французской армии.

История Франции т.2 - i_048.png
«Здание увенчано». Капитуляция Седана. Карикатура О. Домье

«Французская катастрофа 1870 г. не имеет параллелей в истории нового времени! — писал Маркс. — Она показала, что официальная Франция, Франция Луи Бонапарта, Франция правящих классов и их государственных паразитов — гниющий труп»[595].

Революция 4 сентября

«Жизнь целого народа в некотором роде остановилась; ничто, кроме войны и военных действий, не интересовало больше граждан», — сообщал современник описываемых событий о тревожных днях, следовавших за выступлением из Реймса Мак-Магона на помощь армии Базена. В Париже, по словам того же очевидца, «народ неустанно выстаивал толпами на бульварах, перед Бурбонским дворцом, всюду, где он рассчитывал узнать что-нибудь о драме, разыгравшейся в Арденнах»[596].

Однако правительство малодушно скрывало от страны постигшую ее военную катастрофу. 3 сентября, через два дня после капитуляции французской армии, в Париже ничего еще не было известно о положении на фронте. В законодательном корпусе, за ходом заседания которого население взволнованно следило, военный министр в информации о военном положении ни словом не обмолвился о разгроме под Седаном. Слушавшие его депутаты, в том числе депутаты левой фракции, ничем не обнаружили своей осведомленности об истинном положении. Они старались выиграть таким образом время, чтобы до официального объявления о катастрофе принять меры к предотвращению революции.

К началу заседания законодательного корпуса левые депутаты уже предприняли меры в этом направлении. Они предложили орлеанисту Тьеру возглавить коалиционное правительство с генералом Трошю в качестве военного министра. Тьер отказался: будучи сторонником немедленного заключения мира, он предпочитал, чтобы этот кабальный для Франции мир был заключен без его официального участия, правительством, которое уже одним этим актом обрекло бы себя на недолговечность. Сам же он рассчитывал, не входя в состав нового правительства, оказывать на него давление к выгоде орлеанистов.

Левые депутаты между тем продолжали действовать. На втором заседании законодательного корпуса они предложили кандидатуру генерала Трошю на пост военного диктатору Франции. «Перед этим дорогим, любимым именем должны отступить все другие имена»[597], — взывал к депутатам Жюль Фавр. Бонапартистское большинство отклонило предложение левой фракции. Окончательное решение вопроса о власти было перенесено на следующее заседание, назначенное на 4 сентября в 3 часа дня.

Левые депутаты продолжали закулисные переговоры. Они выдвинули третий проект передачи власти: на этот раз триумвирату из двух бонапартистов (Шнейдер, Паликао) и одного орлеаниста (Трошю). «Такой сволочной компании еще свет не видывал»[598], — писал на другой день по этому поводу Энгельс.

Ход событий, однако, расстроил хитросплетения буржуазных политиков, старавшихся любой ценой предотвратить революцию. Уже вечером 3 сентября, едва появилось наконец сообщение о военной катастрофе у Седана — в нем вдвое преуменьшались размеры понесенных французской армией потерь, — весь Париж поднялся. «С Бельвилля, Менильмонтана, Монмартра многолюдными колоннами спускаются рабочие, — узнаем мы от республиканца Ранка, очевидца событий этого дня. — Во всем Париже звучит один клич. Рабочие, буржуа, студенты, национальные гвардейцы, солдаты, мобильные гвардейцы приветствуют низложение Бонапарта. Это — голос народа, голос нации»[599].

Народные манифестации были, однако, стихийными. Бланкисты, намеревавшиеся выступить во главе масс на другой день, присоединились к участникам ночной манифестации 3 сентября, направлявшейся к Бурбонскому дворцу. Другой поток манифестантов двигался к Лувру, резиденции генерала Трошю. Отражая атаки жандармерии, манифестанты оглашали город возгласами «Низложение!», «Да здравствует республика!»

Тем временем левые депутаты лихорадочно совещались в одном из помещений Бурбонского дворца. Стараясь парализовать революционную инициативу масс, они единодушно решили добиться созыва чрезвычайного ночного заседания палаты и на нем передать власть законодательному корпусу. Снова, как и 7 августа, Фавр во главе делегации от левой фракции направился к Шнейдеру. Было 10 часов вечера. «Мы умоляли его немедленно созвать палату: в случае промедления Париж окажется во власти демагогов»[600], — сообщал позднее Фавр. Одновременно с таким же предложением и теми же доводами к Шнейдеру явилась группа депутатов-бонапартистов[601]. Шнейдер дал согласие созвать чрезвычайное заседание законодательного корпуса. Иного выхода у него He было. G вооруженной расправе с народными массами в случае их выступления нечего было и помышлять: в распоряжении правительства имелось не более 4 тыс. солдат и офицеров, в благонадежности которых оно не было уверено. Оставался лишь один путь предотвращения революции — попытаться опередить народные массы и упразднить империю парламентским путем. В этом были единодушны депутаты-республиканцы, орлеанисты и большинство бонапартистов, за исключением небольшой их части, все еще отказывавшейся идти на какие-либо уступки.

В одном, однако, сторонники передачи власти расходились. «Мы придавали большое значение тому, чтобы было произнесено слово „низложение“. Это слово казалось нам необходимым, чтобы умиротворить народный гнев, если только его вообще можно было умиротворить, и этим предотвратить революцию»[602], — вспоминал впоследствии левый депутат Жюль Симон. В соответствии с этим и был сформулирован проект предложения, подготовленный левой фракцией к ночному заседанию палаты. Он начинался словами: «Луи-Наполеон Бонапарт и его династия объявляется низложенными». Орлеанисты выдвигали неопределенную формулировку, облегчавшую сговор с бонапартистами. Она гласила: «Ввиду вакантности трона» и т. д. Следует отметить, что левые депутаты, в том числе Гамбетта, были готовы присоединиться к орлеанистам, если их предложение будет отклонено.

Когда в 1 час ночи открылось чрезвычайное заседание законодательного корпуса, и военный министр после краткого сообщения о капитуляции французской армии и пленении императора предложил на этом закрыть заседание, не принимая никакого решения (Паликао был противником передачи власти законодательному корпусу), ни один депутат, в том числе левые, не выступил против этого предложения. «У меня нет никаких мотивов противиться этому» [603], — заявил Фавр, так настойчиво добивавшийся несколькими часами ранее срочного низложения Наполеона III решением законодательного корпуса. Заседание, длившееся всего 20 минут, было объявлено закрытым.

вернуться

594

A. Chuquet. La guerre de 1870-187 1. p 797.

вернуться

595

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 521.

вернуться

596

A. Ducquet. Paris. Le quatre septembre et Chatillon Paris 1890, p. 9, 10.

вернуться

597

К. Маркс и Ф. Энгельс. Сом., т. 33, стр. 43.

вернуться

598

А. Rane. Souvenirs — correspondance. 1831–1908. Paris, 1913, p. 154.

вернуться

599

I. Favre. Gouvernement de la defense nationale, p. 60.E.

вернуться

600

Drcolle. Le journee du 4 septembre au Corps legislatif. Paris, 1871, p. 2.

вернуться

601

I. Simon. Origine et chute du Second Empire. Paris, 1874, p. 372–373. «Annales». Corps legislatif. Seance de nuit du 4 septembre 1870, p. 367.

вернуться

602

I. Simon. Origine et chute du Second Empire. Paris, 1874, p. 372–373.

вернуться

603

«Annales». Corps legislatif. Seance de nuit du 4 septembre 1870, p. 367.

102
{"b":"228816","o":1}