ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но вот Рошфор, триумфально проследовавший из тюрьмы Сент-Пелажи по улицам Парижа, приветствуемый народом, прибыл в Ратушу, опоясанный красным шарфом мэра столицы. Ему было предложено огласить состав революционного правительства. Но в этот момент его ловко увлекли левые депутаты, поспешившие ввести его в состав сформированного ими правительства, составленного из одних депутатов Парижа и тем самым исключавшего участие в нем бланкистов и неоякобинцев. Рошфор, пользовавшийся, как мы знаем, огромной популярностью, своим участием в составе того или другого правительства поднимал престиж этого правительства в глазах широких масс населения. Рошфор предпочел войти в состав правительства, сформированного буржуазными республиканцами. Его составили 11 депутатов левой фракции, считавшие более безопасным для себя иметь Рошфора в составе своего правительства, чем вне его, в качестве мэра Парижа. Пост мэра был предусмотрительно предоставлен, еще до прибытия Рошфора в Ратушу, умереннейшему республиканцу Эммануэлю Aparo, престарелому деятелю революции 1848 г., давно сошедшему с политической арены.

Рошфор дважды сыграл 4 сентября на руку буржуазным республиканцам. Своим присоединением к ним он помог им предотвратить приход к власти бланкистов и неоякобинцев и, кроме того, отдал в их руки парижский муниципалитет, выступив в пользу Эммануэля Aparo как мэра Парижа.

Оставался нерешенным вопрос о главе правительства. Согласно первоначальному проекту, этот пост предполагалось предоставить Жюлю Фавру. Орлеанисту Трошю предназначались посты военного министра и военного губернатора Парижа. Однако генерал Трошю соглашался присоединиться к новому правительству только в качестве его главы. Его требование было удовлетворено. Фавр удовольствовался постом заместителя Трошю. Рошфор не возражал против участия Трошю в составе правительства. «Господин Рошфор с самого начала проявил благоразумие. Он присоединился к предложению призвать генерала Трошю»[611], — сообщал впоследствии один из членов вновь созданного правительства.

Ни Тюильрийский дворец, где пребывала регентша, ни Люксембургский дворец, где заседал сенат, не были атакованы народом. В этом не было необходимости.

Вечером 4 сентября на первом заседании правительства Фавр, Гамбетта, Пикар, Кремье, Симон получили соответственно портфели министров иностранных, внутренних дел, финансов, юстиции, просвещения. Генерал Лефло был назначен военным министром, адмирал Фуришон — морским министром, Дориан — министром общественных работ, Маньен — министром земледелия и торговли. Последние четыре министра не входили в состав сформированного в Ратуше правительства. Часть членов правительства, депутаты Пеллетан, Гарнье-Пажес, Гле-Бизуэн, Рошфор не получили министерских портфелей. Буржуазное временное правительство, узурпировавшее 4 сентября 1870 г. власть, завоеванную рабочими Парижа, назвало себя «правительством национальной обороны».

Несмотря на противодействие буржуазных республиканцев, парижские рабочие сокрушили бонапартистскую империю и заставили буржуазных депутатов, вопреки их воле, провозгласить республику. «Республика была провозглашена 4 сентября — не жалкими стряпчими, водворившимися в парижской городской ратуше в качестве правительства обороны, а парижским народом», — писал Маркс о событиях этого дня [612].

Весть о крушении империи и провозглашении республики была встречена во Франции с удовлетворением. В крупных индустриальных центрах — Лионе, Марселе, Тулузе и др. — новые, республиканские органы власти — революционные Коммуны — по своему составу, как и по характеру своих первых мероприятий были гораздо более радикальными, чем центральное правительство в Париже. Это объяснялось тем, что в провинции противодействие буржуазии было слабее, чем в столице.

Революция 4 сентября 1870 г. — четвертая буржуазная революция в истории Франции — покончила с бонапартистским режимом Второй империи и привела к установлению режима Третьей республики. Это событие, в котором решающую роль сыграли рабочие Парижа, имело большое прогрессивное значение: оно явилось новым шагом на пути демократического преобразования страны, начатого революцией 1789–1794 гг.

8. Парижская коммуна 1871 года

От буржуазно-демократической революции 4 сентября 1870 года к пролетарской революции 18 марта 1871 года

В результате революции 4 сентября из-за недостаточной зрелости и слабой организованности пролетариата государственная власть досталась представителям буржуазных кругов. Состав нового правительства, в котором преобладали республиканцы правого крыла и монархисты орлеанистского толка, делал неизбежным конфликт между ставшими у власти группами крупной буржуазии и широкими слоями населения.

Страх перед перспективой революционных выступлений трудящихся в случае затяжки войны и вооружения пролетариата побуждал руководителей новой власти стремиться к заключению мира на любых условиях, которые готовился продиктовать внешний враг. Уже вечером 4 сентября на первом заседании правительства его председатель генерал Трошю заявил, что «при настоящем положении дел попытка Парижа выдержать осаду прусской армии была бы безумием»[613]. За исключением двух-трех министров, все остальные разделяли капитулянтскую позицию Трошю.

Через три дня после сокрушительного поражения и сдачи в плен 83-тысячной французской армии при Седане две немецкие армии двинулись по направлению к Парижу. Не встретив серьезного сопротивления, они за 13 дней дошли до французской столицы и 19 сентября начали ее осаду.

7 сентября группа французских социалистов во главе с Огюстом Бланки опубликовала в первом номере газеты «Патри ан данже», созданной под руководством этого испытанного революционера, заявление о своем отношении к правительству. В этом документе Бланки и его соратники писали, что «перед лицом врага» не должно быть «никаких партий», «должна исчезнуть всякая оппозиция, всякое несогласие». Это была явно ошибочная позиция. Она свидетельствовала о необоснованных иллюзиях, владевших в этот момент многими французскими социалистами, об их наивной вере в патриотизм буржуазного правительства, в его готовность к решительной борьбе с немецкими захватчиками.

9 сентября Генеральный Совет Интернационала утвердил составленное Марксом обращение к секциям МТР. Отмечая происшедшее в результате революции 4 сентября изменение характера войны, обращение разоблачало захватнические планы прусского юнкерства и германской буржуазии, направленные на отторжение от Франции Эльзаса и Лотарингии, и призывало рабочий класс Германии и других стран к борьбе за признание французской республики и заключение почетного мира с нею, «Всякая попытка ниспровергнуть новое правительство во время теперешнего кризиса, когда неприятель уже почти стучит в ворота Парижа, — писал в этом документе Маркс, — была бы безумием отчаяния». Французские рабочие, доказывал он, должны «исполнить свой гражданский долг» — принять участие в обороне страны против нашествия немецких войск, но вместе с тем использовать все средства, которые дает им установление республики, «чтобы основательнее укрепить организацию своего собственного класса»[614].

Свержение бонапартистского режима, превращение войны в захватническую со стороны Пруссии и оборонительную со стороны Франции, жестокость немецких войск на оккупированной территории вызывали патриотический подъем широких слоев французского населения. Люди разных профессий и разных убеждений рвались в бой за свободу и независимость свой родины. Ярким проявлением патриотических чувств, охвативших в этот момент передовые слои французского народа, было воззвание, с которым Виктор Гюго обратился 20 сентября к вольным стрелкам. «Пусть каждый дом даст солдата, пусть каждое предместье станет полком, пусть каждый город превратится в армию!..» — писал великий поэт [615].

вернуться

611

A. Qlais-Bizoin. Dictature de cinq mois. Paris, 1871, p. 11.

вернуться

612

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 513.

вернуться

613

Цит. по: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 322.

вернуться

614

Там же, стр. 280–281.

вернуться

615

«La Patrie en danger», 20.IX 1870.

104
{"b":"228816","o":1}