ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Передовые рабочие-коммунары видели путь к освобождению трудящихся От капиталистического гнета в упрочении власти Коммуны, в осуществлении права на труд, в объединении рабочих в профессиональные корпорации, в создании кооперативных ассоциаций и в предоставлении щи производственных заказов.

История Франции т.2 - i_053.png
Шарль Делеклюз

В основе политической программы Коммуны лежала идея коммунальной автономии и превращения Франции в федерацию самоуправляющихся коммун. Популярность идей автономизма и коммунализма во время Коммуны объяснялась тем, что в них отразилось резко отрицательное отношение широких слоев населения к бюрократической централизации, доведенной до крайности в период Второй империи. Особенно решительными сторонниками политической децентрализации выступали прудонисты. Некоторые из них мечтали даже о превращении Парижа в «вольный город» и о сведении до минимума прав центральной власти. Бланкисты и неоякобинцы стояли за централизацию управления, но централизацию демократическую.

Принятая 19 апреля декларация «К французскому народу» — один из основных программных документов Парижской Коммуны — представляла собой компромисс между сторонниками и противниками централизации. Декларация подчеркивала принцип «полной автономии коммун на всем протяжении Франции, обеспечивающей каждой из них всю совокупность ее прав, а каждому французу — полное развитие его сил и способностей, как человека, гражданина и работника». Декларация перечисляла неотъемлемые права каждой коммуны: право самой составлять свой бюджет, руководить всеми отраслями управления, выбирать всех местных должностных лиц, подлежащих контролю и могущих быть отозванными, гарантии свободы личности, свободы совести, свободы собраний, свободы печати, свободы труда, организацию национальной гвардии с выборными командирами. Центральная администрация страны характеризовалась в декларации как «собрание делегатов всех объединенных коммун». При этом подчеркивалось, что Коммуна не хочет «разрушить единство Франции», а добивается лишь уничтожения «милитаризма, бюрократизма, эксплуатации, ажиотажа, монополий, привилегий — всего того, чему пролетариат обязан своим рабством, а родина — своими бедствиями и страданиями»[665].

В совместном обращении Федерального совета парижских секций Интернационала и Федеральной палаты рабочих обществ к трудящимся Парижа, принятом 23 марта, цели Коммуны были сформулированы в следующих словах: «Мы добиваемся освобождения трудящихся, и коммунальная революция гарантирует его, ибо она должна дать каждому гражданину средства защищать свои права, фактически контролировать действия своих уполномоченных, обязанных блюсти его интересы, и наметить постепенное проведение социальных реформ». За этими словами шел перечень реформ, которые намечали руководители рабочих организаций Парижа: «Организация кредита, обмена, кооперации, дабы обеспечить трудящимся полную стоимость их труда; бесплатное, светское, всестороннее образование; право собраний и ассоциаций, полная свобода печати и личности; организация на муниципальных началах полицейской службы, вооруженной силы, гигиены, статистики и пр.»[666]

Прудонистские формулировки, в которые были облечены многие из этих требований, не могли все же затушевать тот факт, что коммунальная автономия рассматривалась в этом документе как политическая форма самоуправления трудящихся, как орудие проведения социальных преобразований в интересах широких масс.

Видный социалистический публицист Мильер доказывал в газете «Коммуна», что «господствующий класс загнивает, и, если французская цивилизация и далее останется в руках этой выродившейся олигархии, она обречена на верную гибель». «Кто же может спасти нас?» — спрашивал Мильер и отвечал: «Пролетариат. Подобно тому как 80 лет тому назад капиталистический строй сменил феодальный, так теперь труд должен поглотить капитал… Два старых класса, дворянство и третье сословие, соединились, чтобы составить буржуазию. В свою очередь буржуазия должна слиться с пролетариатом, чтобы составить один класс — народ»[667]. Отдельные верные замечания о ходе исторического развития Франции сочетались в этой статье с неопределенным и утопическим тезисом о «слиянии» буржуазии с пролетариатом.

Коммунальное самоуправление, доказывал левопрудонистский публицист Жорж Дюшен, есть не более, как «орудие, рычаг» революции, «форма, но не сущность, не глубокая сущность дела». Сущностью Коммуны Дюшен считал борьбу за свержение господства «каст», т. е. привилегированной верхушки чиновничества, судебного ведомства, духовенства, военного командования, монопольных компаний и т. п.[668] Ближайшую задачу революции Дюшен видел в выработке «муниципальной конституции» или «коммунальной хартии»; обоснованию сущности ее он посвятил большую статью, которая была опубликована в трех номерах газеты «Коммуна»[669].

Сильное влияние оказывали на идеологию и фразеологию парижских коммунаров традиции Великой французской революции XVIII в. Влияние это сказывалось, в частности, в том, что некоторые революционные газеты 1871 г. пользовались республиканским календарем, введенным в 1792 г. Начиная с 5 мая (16 флореаля) этот календарь применяло и правительство Коммуны.

Особенно широко понятия и термины той эпохи применялись неоякобинцами и бланкистами, видевшими в Коммуне 1871 г. продолжение и завершение революции 1789–1794 гг.[670] Такой вывод был, разумеется, ошибочным, так как затушевывал коренное отличие пролетарской революции 1871 г. от буржуазно-демократической революции конца XVIII в. Использование лучших революционных традиций 1793–1794 гг. являлось сильной стороной Коммуны, хотя некоторым ее деятелям явно недоставало понимания различия между двумя эпохами.

Демократические и социалистические стремления сочетались в программных документах Коммуны с идеями революционного патриотизма и идеями пролетарского интернационализма. Лозунг «Да здравствует всемирная республика» (или «Да здравствует всемирная социальная республика!») фигурировал во многих воззваниях Коммуны, во многих речах ее деятелей[671]. Ратуя за полное согласие людей, где бы они ни жили — «под голубым небом Африки или под небом покрытой снегами России», — газета «Пер-Дюшен» писала: «Народы для нас братья. Создадим священный союз, истинный союз наций, осуществим согласие, а не слияние рас (что невозможно), федерацию»[672]. «Судьба каждого человека, будь он бельгиец, поляк или француз, решается сегодня на улицах Парижа», — писала в дни последних боев другая революционная газета [673].

Коммуна — государство нового типа

Все политические перевороты, совершавшиеся во Франции до Коммуны 1871 г., оставляли нетронутой военно-полицейскую и бюрократическую машину, сложившуюся при Наполеоне I, и передавали ее из рук в руки, сохраняя ее реакционную, угнетательскую сущность. Так было и в 1830 г., и в 1848 г., и в 1870 г. Совершенно иной была в этом вопросе политика Парижской Коммуны. Она приступила к разрушению старой буржуазной государственной машины и строительству государства нового типа, подлинно демократического.

Уже постановление Центрального комитета национальной гвардии от 22 марта, объявлявшего национальную гвардию единственной вооруженной силой, было актом уничтожения постоянной армии и замены ее вооруженным народом. 29 марта Коммуна приняла знаменитый декрет об отмене рекрутского набора, об упразднении постоянной армии и о замене ее вооруженным народом в лице национальной гвардии[674]. Принятие этого декрета означало осуществление одного из важнейших пунктов программы демократических преобразований, выдвинутой в 1866 г. на Женевском конгрессе I Интернационала. Исторический опыт убедительно показал антинародную сущность милитаристской системы, при которой армия отрывается от народа и используется против интересов трудящихся для защиты привилегий господствующих классов, для подавления народных волнении и ведения захватнических войн.

вернуться

665

«Journal officiel» (Парижа), 20.IV 1871.

вернуться

666

«Journal officiel» (Парижа), 25.111 1871.

вернуться

667

«La Commune», 3.IV 1871.

вернуться

668

«La Commune», 14, 15.IV 1871.

вернуться

669

«La Commune», 17, 18, 20.IV 1871.

вернуться

670

«Протоколы заседании Парижской Коммуны», т. II М., 1960, стр. 19.

вернуться

671

М. Н. Машкин. Идеи интернационализма во время Парижской Коммуны. — «Рабочее движение в новое время». М., 1964.

вернуться

672

«Le Pere Duchene», 25 germinal an 79 (14. IV 1871).

вернуться

673

«Le Vengeur», 24.V 1871.

вернуться

674

«Journal officiel» (Парижа), 1.IV 1871.

111
{"b":"228816","o":1}