ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За весь период существования Коммуны Французский банк выдал ей только 15 млн. фр. (из них 9 млн. 400 тыс. фр. с текущего счета города Парижа). За это же время версальское правительство получило от банка 257 млн. 630 тыс. фр.[703]

Ошибочная политика Коммуны в этом деле объясняется прежде всего влиянием мелкобуржуазной прудонистской теории, сторонники которой считали, что захват банковских учреждений революционной властью должен неизбежно привести к обесценению банкнот и их аннулированию версальским правительством. С другой стороны, многие деятели Коммуны рассматривали ее только как городской совет Парижа и считали поэтому, что он не может брать в свои руки такое общегосударственное учреждение, каким являлся этот банк. Не решившись конфисковать крупные ценности, хранившиеся в нем, Коммуна обрекла себя на огромные финансовые и политические трудности.

Одной из сильнейших сторон деятельности Коммуны были меры по революционной перестройке системы народного образования на новых началах. Во главе этого дела стояла Комиссия просвещения, которую возглавлял член Интернационала Эдуар Вайян, уже знакомый с принципами марксизма.

Всеобщее, бесплатное, обязательное, светское и всестороннее образование — таковы были принципы, положенные Коммуной в основу ее школьной политики. Это было давнее требование передовой общественности, выдвигавшееся на конгрессах Интернационала, на публичных собраниях в Париже в конце 60-х годов, в радикально-демократической и социалистической прессе.

Исходя из декрета об отделении церкви от государства и опираясь на общественное мнение прогрессивных слоев населения, на поддержку передовых учителей и педагогических организаций, правительство Коммуны вело настойчивую борьбу за освобождение народного образования от влияния церковников, за строительство новой школы, основанной на сочетании изучения основ наук с обучением какому-либо ремеслу[704]. Представители католического духовенства оказывали ожесточенное сопротивление школьной реформе.

Но при поддержке демократических слоев населения противодействие клерикалов и реакционеров успешно преодолевалось. Однако довести это дело до конца Коммуна не успела. Не успела она осуществить и свое постановление о повышении окладов педагогам и об уравнении учительниц в оплате с учителями, принятое 19 мая[705].

Большое внимание уделяла Коммуна дошкольному воспитанию и призрению детей. По декрету от 10 апреля, детям национальных гвардейцев, павших в бою с версальцами, устанавливалась пенсия, которую они должны были получать до 18 лет; круглые сироты должны были воспитываться за счет Коммуны. При этом не делалось никакого различия между ребенком, родившимся в зарегистрированном браке, и внебрачным ребенком [706].

Преобразования Коммуны коснулись и библиотечного дела[707], и художественных музеев[708], и музыкального искусства[709]. При ее поддержке была организована федерация художников, во главе которой была поставлена комиссия из 46 деятелей искусств под председательством Курбе[710]. 19 мая был издан декрет о переходе театров в ведение Комиссии просвещения, об изъятии их из рук частных предпринимателей и о замене их артистическими коллективами[711].

Коммуна переименовала ряд улиц и площадей, носивших имена реакционных деятелей, разрушила «Искупительную часовню Людовика XVI» [712] и колонну со статуей Наполеона I на Вандомской площади [713].

Борьба политических группировок в Коммуне

Неоднородность состава Коммуны, представлявшей собой блок различных политических группировок, создавала почву для борьбы между ними. Уже на заседании 29 марта произошло столкновение по вопросу о политической сущности Коммуны и о пределах ее власти. В противовес неоякобинцу Паскалю Груссе, предложившему объявить Национальное собрание распущенным и уполномочить Коммуну установить дипломатические отношения с иностранными государствами, прудонист Тейс заявил, что Коммуна является только органом власти Парижа и не должна выходить за пределы функции городского совета[714].

Разногласия вызывало в Коммуне и обсуждение социально-экономических мероприятий. Прудонисты правого крыла выступали против решительных мер в отношении буржуазной частной собственности, на которых настаивали бланкисты, левые прудонисты и люди, близкие к марксизму. Прудонист Рулье, выражая недовольство декретом об отмене ночного труда в пекарнях, утверждал, что, издав такое постановление, Коммуна стала «скорее на путь коммунизма, нежели коммунализма»[715].

Постепенно внутри Коммуны складывалась оппозиционная группировка, состоявшая в основном из прудонистов. Окончательно сложилась она 28 апреля — 1 мая при обсуждении вопроса о создании Комитета общественного спасения, наделенного правом контроля над всеми комиссиями и делегациями Коммуны. Те, кто голосовал за создание такого высшего органа власти (45 членов), мотивировали свою позицию ссылкой на тяжелое положение на фронте и на необходимость принятия чрезвычайных мер для спасения Коммуны. Группа из 17 членов голосовала против организации Комитета общественного спасения, заявив, что учреждение его привело бы к созданию диктаторской власти, несовместимой с принципами демократии[716]. Члены Интернационала, входившие в состав Коммуны, раскололись в этом вопросе: часть из них примыкала к «меньшинству», а часть — к «большинству».

Комитет общественного спасения, в котором главную роль играл неоякобинец Феликс Пиа, интриган и фразер, не справился с возложенными на него задачами. 9 мая под влиянием серьезных военных неудач Комитет был преобразован. В состав нового Комитета были введены решительные и преданные революции люди — бланкисты Эд, Арно и Ранвье и два неоякобинца — Гамбон и Делеклюз (последний вскоре был заменен социалистом Бийорэ).

14 мая члены Коммуны, принадлежавшие к «меньшинству», явились на очередное заседание, но оно не состоялось из-за неявки многих сторонников «большинства». Тогда группа членов «меньшинства» собралась на сепаратное совещание в здании почтового управления и приняла декларацию протеста против действий «большинства». В этом документе, подписанном 21 членом Коммуны, оппозиционная группировка утверждала, что Коммуна «отреклась от своей власти, передав ее диктатуре, которую она назвала Комитетом общественного спасения». Члены «меньшинства» добавляли, что они будут являться на заседания Коммуны лишь тогда, когда она будет судить кого-либо из своих членов, и что они намерены посвятить все свое время практической работе в окружных мэриях и непосредственному участию в борьбе с версальцами. В заключение члены «меньшинства» выражали свое убеждение, что, несмотря на разногласия между членами Коммуны, сторонники обеих группировок преследуют одну и ту же цель — «политическую свободу, освобождение трудящихся»[717].

Опубликование декларации «меньшинства» произвело сильное впечатление в Париже. Бланкистские газеты требовали суда над членами «меньшинства», обвиняли их в дезертирстве[718].

Буржуазные газеты, не скрывая своего удовлетворения, расценивали декларацию «меньшинства» как свидетельство раздоров в Коммуне и как предвестник ее скорой гибели[719]. Однако, вопреки желаниям врагов революции, члены «меньшинства» явились на очередное заседание Коммуны 17 мая. На этом заседании была принята резолюция, в которой «большинство» заявило, что оно осуждает поступок «меньшинства», но готово забыть его при условии, что те, кто подписал декларацию, снимут свои подписи.

вернуться

703

О. А. Вайнштейн. Парижская Коммуиа и Французский банк. — «Историк-марксист», 1926, № 1.

вернуться

704

«Journal officiel», 18.V 1871; подробнее см. С. А. Фрумов. Парижская Коммуна в борьбе за демократизацию школы. М., 1958.

вернуться

705

«Le Cri du Peuple», 21.V 1871.

вернуться

706

«Journal officiel» (Парижа), 11.IV 1871.

вернуться

707

«Journal officiel» (Парижа), 19.V 1871.

вернуться

708

«Journal officiel» (Парижа), 13.IV 1871.

вернуться

709

«Journal officiel» (Парижа), 9; 16.V 1871.

вернуться

710

A. С. Гущин. Парижская Коммуна и художники. Л., 1934, стр. 39–40.

вернуться

711

Ю. И. Данилин. Парижская Коммуна и французский театр. М., 1963, стр. 271–286.

вернуться

712

«Journal officiel» (Парижа), 6.V 1871.

вернуться

713

«Journal officiel» (Парижа), 13.IV; 17.V 1871.

вернуться

714

«Протоколы заседаний Парижской Коммуны», т. I, стр. 40.

вернуться

715

«Le Cri du Peuple», 30.IV 1871.

вернуться

716

«Протоколы заседаний Парижской Коммуны», т. II, стр. 18–31.

вернуться

«Le Cri du Peuple», 17.V 1871.

вернуться

718

«Le Salut public», 16.V 1871; «Le Pere Duchene», 17.V 1871.

вернуться

719

«L’Avenir national», 17.V 1871; «La Verite», 18.V 1871; «Le Republicain», 19.V 1871.

114
{"b":"228816","o":1}