ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Столкновения между обеими группировками продолжались и на заседании Коммуны 19 мая. Положение изменилось после того, как Федеральный совет парижских секций Интернационала на своем заседании 20 мая поддержал требования членов «меньшинства» об ограничении прав Комитета общественного спасения, но вместе с тем призвал к сохранению единства Коммуны[720]. К единству лризывало членов Коммуны и многолюдное собрание избирателей IV округа, состоявшееся в тот же вечер[721].

И все же полного примирения между враждующими группировками не произошло: пререкания между ними происходили и на последнем заседании Коммуны.

Борьба против контрреволюционных происков Версальской агентуры

Враги Коммуны, притаившиеся в Париже, пускали в ход все средства, чтобы дезорганизовать жизнь города, осложнить положение Коммуны и ускорить ее гибель. Одним из средств, направленных к этой преступной цели, был саботаж служащих государственных и коммунальных учреждений, организованный версальским правительством. 29 марта Коммуна постановила, что приказы и распоряжения версальского правительства не имеют больше законной силы и что служащие, которые будут игнорировать это постановление, подлежат немедленному увольнению[722].

Опираясь на поддержку младших служащих, делегаты Коммуны успешно преодолевали сопротивление высшего и части среднего служебного персонала. Так обстояло дело, например, в Главном управлении почт. Когда назначенный Коммуной директор Тейс явился в это учреждение, он застал там полный развал[723]. При поддержке младших служащих Тейсу удалось наладить работу почтового ведомства, восстановить связь между Парижем и провинцией, создать из выбранных делегатов совет с совещательными правами, повысить жалованье почтальонам, сторожам, экспедиторам и понизить оклады высших чиновников[724].

В первые же дни после революции 18 марта буржуазная пресса стала резко выступать против новой власти, порочить деятелей Коммуны, распускать злостные выдумки по их адресу, разглашать сведения военного характера. Центральный комитет, а затем Коммуна приняли ряд мер против подрывных действий контрреволюционной прессы. За все время существования Коммуны было закрыто около 30 парижских газет и журналов.

2 апреля Коммуна постановила привлечь к судебной ответственности Тьера и пять других членов версальского правительства по обвинению в том, что они развязали гражданскую войну и организовали нападение на Париж[725].

5 апреля в ответ на расстрелы пленных федератов Коммуна издала декрет о заложниках. Согласно этому декрету, всякое лицо, уличенное в сообщничестве с версальским правительством, подлежало немедленному аресту в качестве «заложника парижского народа». За каждого расстрелянного коммунара декрет грозил казнью тройного числа заложников[726].

На основании этого декрета было арестовано несколько сот человек. Среди них были архиепископ Дарбуа, бывший сенатор Бонжан, крупный банкир бонапартист Жеккер, группа жандармов, чиновников и священников. Издание декрета о заложниках вынудило версальцев на время приостановить расстрелы пленных. Но когда выяснилось, что Коммуна не спешит с казнью заложников, расстрелы пленных федератов возобновились. Угроза казни заложников была частично осуществлена лишь в дни последних боев на улицах Парижа.

Руководителям революционного правительства 1871 г. явно недоставало понимания необходимости суровых репрессий против классовых врагов парижского пролетариата. Анализируя причины гибели Коммуны, Ленин указывал на то, что, как отмечали в свое время Маркс и Энгельс, «Коммуна недостаточно энергично пользовалась своей вооруженной силой для подавления сопротивления эксплуататоров»[727].

Внешняя политика Парижской Коммуны

В области внешней политики правительство Парижской Коммуны и его Комиссия внешних сношений ставили перед собой двойную цель: 1) поддержание дружеских связей с другими коммунами страны для создания общефранцузской федерации коммун; 2) установление дружеских отношений с другими государствами, признание условий прелиминарного мирного договора и выплату Германии части военной контрибуции[728]. Выступая против милитаризма и реваншизма, Коммуна отстаивала принципы мира и дружбы народов, братства трудящихся всех стран.

5 апреля делегат внешних сношений Паскаль Груссе обратился к дипломатическим представителям иностранных держав с нотой, в которой извещал их об образовании правительства Коммуны и заявлял о его желании «крепить братские узы», связующие парижский народ с другими народами[729]. Ответа на это обращение не последовало. Почти все представители иностранных держав перебрались после событий 18 марта в Версаль. Английский посол лорд Лайонс остался в Париже, но не скрывал своего враждебного отношения к Коммуне. Посол США Уошберн вел себя двулично. В своих донесениях в Вашингтон он всячески чернил действия Коммуны. Он поддерживал связи с контрреволюционными элементами в Париже и пересылал в Версаль военные сведения, добытые шпионским путем, а в беседах с руководителями революционной власти уверял их в своем сочувствии ее программе. В дни последних боев Уошберн своим вероломным поведением способствовал ускорению разгрома Коммуны[730].

Чтобы оградить Париж и всю страну от возобновления немецкой агрессии, облегчить связи столицы с провинцией и обеспечить себе свободу рук для борьбы с версальской контрреволюцией, Центральный комитет национальной гвардии уже 19 марта объявил о своем намерении соблюдать условия предварительного мирного договора, заключенного 26 февраля. Идя по тому же пути, Коммуна предприняла ряд попыток договориться с немецкими властями об эвакуации оккупационных войск из окрестностей Парижа и выразила готовность уплатить германскому правительству часть военной контрибуции, возложив ее выплату на виновников войны (членов бывшего правительства Второй империи)[731]. 26 апреля для переговоров по этому вопросу военный делегат Клюзере встретился с уполномоченным германского правительства фон Гольштейном[732].

Переговоры эти, начатые Коммуной с целью улучшить стратегическое положение революционного Парижа и избежать войны на два фронта (против версальцев и против немцев), не достигли цели. Одной из причин этого было отсутствие у Коммуны реальной возможности уплатить германскому правительству хотя бы часть контрибуции. Но главной причиной неудачного исхода попыток коммунаров Парижа добиться действительного нейтралитета германского правительства в отношении гражданской войны во Франции была острая ненависть правящих кругов Германской империи к революционному пролетариату французской столицы. Выступления представителей германской социал-демократии в поддержку Коммуны еще более усиливали страх германской буржуазии и прусского юнкерства перед влиянием новой французской революции на подъем борьбы рабочего класса в Германии[733].

Яркое представление об антимилитаризме и интернационализме в политике Коммуны дает выступление одного из ее руководителей, рабочего Шарля Амуру, на многолюдном собрании в клубе Николая-на-Полях 14 мая, горячо встреченное присутствующими Амуру говорил: «Париж — победитель скажет Европе: мы не хотим больше войн, мы проливали нашу кровь во имя человечества, чтобы уничтожить тиранов, которые нас угнетали Тот, кто захочет войны, будет уничтожен во имя человечества…»[734]

вернуться

720

«Journal officiel» (Парижа), 24.V 1871.

вернуться

721

«Протоколы заседаний Парижской Коммуны», т. II, стр. 371–374.

вернуться

722

«Journal officiel» (Парижа), 30.111 1871.

вернуться

723

P. О. Lissagaray. Histoire de la Commune de 1871. Paris, 1919, p. 483–486.

вернуться

724

B. Laurent. La Commune de 1871. Les postes, les ballons, le telegraphe, etc. Paris, 1934.

вернуться

725

«Journal officiel» (Парижа), 3. IV 1871.

вернуться

726

«Journal officiel» (Парижа), 6.1 V 1871.

вернуться

727

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 192.

вернуться

728

«Протоколы заседаний Парижской Коммуны», т. I, стр. 36, 40.

вернуться

729

«Journal officiel» (Парижа), 6.IV 1871.

вернуться

730

См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 388–391.

вернуться

731

А. И. Молок. Германская интервенция против Парижской Коммуны 1871 г. Л., 1939. стр. 57–59, 64–69.

вернуться

732

Memoires du general Cluseret, t. II. Paris, 1887, p 1-15 (L'entrevue d’Aubervilliers); «Bismarck und die Friedensumerhandler 1871». Bearbeitet und eingeleitet von Hans Goldschmidt. Berlin und Leipzig, 1929, S. 100–106, N 57.

вернуться

733

«Neue Preussische Zeitung», 28.111 1871; «Allgemeine Zeitung» (Augsburg), 6.IV 1871; «Ausserordentliche Beilage zur Allgemeinen Zeitung», 30.111 1871.

вернуться

734

«La Revolution politique et sociale», 16.V 1871.

115
{"b":"228816","o":1}