ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Участником Коммуны был выдающийся русский публицист, ученый-историк Петр Лаврович Лавров. Будучи членом одной из парижских секций Интернационала (секции Терн), Лавров горячо приветствовал провозглашение Коммуны, среди деятелей которой он имел близких друзей. Еще накануне Коммуны (в январе 1871 г.) он задумал издание 15 серий книжек «Наука рабочих» (курс знаний о природе, о человеческом обществе, об истории). После провозглашения Коммуны Лавров обратился к ее членам с предложением реформ в области народного образования[753]. «Существующее в Париже правительство честнее и умнее, чем какое бы то ни было перед этим в настоящем веке… — писал он в Петербург своей приятельнице Е. А. Штакеншнейдер. — В первый раз на политической сцене не честолюбцы, не болтуны, а люди труда, люди настоящего народа». «Борьба Парижа в настоящую минуту — борьба историческая, и он действительно находится теперь в первом ряду человечества»[754], — писал он тому же адресату в другом письме. В середине апреля Лавров выехал из Парижа и направился в Брюссель, а затем в Лондон с поручением от Коммуны к Генеральному Совету Интернационала. В Лондоне он познакомился и подружился с Марксом и Энгельсом. В 1880 г. была опубликована книга Лаврова «Парижская Коммуна 18 марта 1871 г.». Под влиянием Маркса Лавров правильно оценил в своей книге сущность Коммуны. «Это была, — подчеркивал он, — первая революция пролетариата»[755].

В Соединенных Штатах Америки события Парижской Коммуны вызвали резко враждебные нападки реакционных кругов. Передовые слои рабочего класса и демократической общественности выражали глубокое сочувствие парижским коммунарам. Секции Интернационала проводили собрания и демонстрации солидарности с Коммуной, публиковали брошюры с текстом работы Маркса о ней. «Это было восстание трудящихся против вековой бессовестной узурпации власти», — писал демократический публицист Линтон. «Слава побежденной Коммуне!» — добавлял он[756]. «Люди, руководившие Коммуной, — подчеркивал один из лидеров аболиционистов, Уэнделл Филлипс, — являлись самыми выдающимися, самыми чистыми и благородными патриотами Франции…» Знаменитый ученый Л. Г. Морган, одобряя принципы и действия коммунаров, резко осуждал кровавую бойню, устроенную версальской военщиной.

Генеральный Совет Интернационала и прежде всего Маркс, его идейный вождь, стремились возглавить и расширить кампанию солидарности рабочих организаций различных стран с коммунарами Парижа. «Для распространения правды о Парижской Коммуне Генеральным Советом была использована вся сложившаяся за шесть лет существования Интернационала организационная сеть, вся система связи с местными отделениями, с их органами печати и руководителями» [757]. 26 апреля Маркс сообщал Лео Франкелю, что «в письмах различных секретарей секциям на континенте и в Соединенных Штатах рабочим всюду был разъяснен истинный характер этой величественной парижской революции»[758].

Уже на заседании Генерального Совета 21 марта с подробной информацией о событиях в столице Франции, основанной на личных впечатлениях, выступил Серрайе, которого дополнил Энгельс [759]. На следующем заседании Совета, происходившем 28 марта, было решено обратиться к парижскому народу с воззванием, и Марксу поручено было составить его [760]. На заседании 11 апреля Энгельс дал подробный анализ сложившейся в Париже обстановки. «Положение трудно, — говорил он, — шансы не так хороши, как две недели тому назад»[761]. 18 апреля обсуждался вопрос о предательском поведении социалиста Толена, депутата версальского Национального собрания, подло клеветавшего на Коммуну. Была принята резолюция утвердить решение об исключении Толена из Интернационала, как только подтвердится известие, что парижский Федеральный совет принял такое постановление[762].

Поддерживая связь с деятелями Коммуны, давая им практические советы, Маркс критиковал их тактические ошибки (особенно их пассивную позицию в первые две недели после восстания 18 марта), предостерегал коммунаров против влияния мелкобуржуазных интриганов. «Коммуна тратит, по-моему, слишком много времени на мелочи и личные счеты, — писал он 13 мая Френкелю и Варлену. — Видно, что наряду с влиянием рабочих есть и другие влияния. Все это не имело бы значения, если бы вам удалось наверстать потерянное время»[763]. Выражая восхищение революционной активностью коммунаров, Маркс писал 12 апреля Кугельману: «Какая гибкость, какая историческая инициатива, какая способность самопожертвования у этих парижан… История не знает еще примера подобного героизма!»[764]

Подчеркивая огромное значение революционных событий 1871 г., Маркс писал: «Борьба рабочего класса с клаесом капиталистов и его государством вступила благодаря Парижской Коммуне в новую фазу. Как бы ни кончилось дело непосредственно на этот раз, новый исходный пункт всемирно-исторической важности все-таки завоеван»[765]. «Принципы Коммуны вечны и не могут быть уничтожены, — говорил Маркс на заседании Совета 23 мая, — они вновь и вновь будут заявлять о себе до тех пор, пока рабочий класс не добьется освобождения»[766]. 30 мая — через два дня после того, как пали последние баррикады Парижской Коммуны, — Маркс огласил написанное им воззвание о гражданской войне во Франции. Оно было принято Советом единогласно[767].

Майская «кровавая неделя». Падение Коммуны

Первые схватки между коммунарами и версальцами начались в конце марта. К этому времени между правительством Тьера и командованием немецких оккупационных войск было заключено соглашение: версальцам было разрешено увеличить численность своей армии вдвое. 60 тыс. французских солдат были отпущены из плена.

История Франции т.2 - i_058.png
Ярослав Домбровский

2 апреля версальская армия начала наступление на Париж. Возмущенные этим нападением коммунары потребовали организации немедленного похода на Версаль. Поход начался утром 3 апреля. Он был плохо подготовлен. Коммунары не взяли с собой достаточного количества полевых орудий, так как были уверены, что версальцы не окажут серьезного сопротивления. В ходе боев обнаружилась необоснованность этих расчетов. Форт Мон-Вальерьен, на нейтралитет которого рассчитывали коммунары, открыл сильный огонь по наступающим отрядам, которыми командовал член Коммуны Бержере. Он пытался продолжить наступление, но превосходящие по численности версальцы заставили коммунаров отступить. Отряд коммунаров под начальством члена Коммуны Флуранса был разбит. Сам он был захвачен жандармами и зверски убит. Другая колонна, которую вели члены Коммуны Эд, Ранвье и Авриаль, сначала успешно продвинулась вперед, но вскоре была остановлена и отброшена назад. Левая колонна, которою командовал член Коммуны Дюваль, достигла ближайших подступов к Версалю. Но нехватка артиллерии и снарядов помешала дальнейшему продвижению коммунаров. Утром следующего дня отряд Дюваля был окружен и взят в плен. Вероломно нарушив обещание сохранить жизнь пленным коммунарам, данное генералом Винуа, версальцы расстреляли Дюваля и двух других командиров национальной гвардии.

вернуться

753

Б. С. Итенберг. Россия и Парижская Коммуна. М., 1971, стр. 118–120.

вернуться

754

«Голос минувшего», 1916, № 7–8, стр. 121, 124.

вернуться

755

Л. Лавров. Парижская Коммуна 18 марта 1871 г. Л. — М. 1925, стр. 165–166.

вернуться

756

«The Radical», September 1871, р. 97, 103 (цит. по: «Парижская Коммуна 1871 г.», т. II, стр 417); S. Bernstein. The Impact of the Paris Commune in the United States. — «The Massachusetts Review», summei 1971.

вернуться

757

«Карл Маркс. Биография». M., 1968, стр. 557.

вернуться

758

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 33, стр. 182.

вернуться

759

См. «Генеральный Совет Первого Интернационала 1870–1871. Протоколы», стр. 109–111.

вернуться

760

См. там же, стр. 115.

вернуться

761

Там же, стр. 120.

вернуться

762

См. там же, стр. 124.

вернуться

763

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 33, стр. 189.

вернуться

764

Там же, стр. 172.

вернуться

765

Там же, стр. 175.

вернуться

766

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 629.

вернуться

767

«Генеральный Совет Первого Интернационала 1870–1871. Протоколы», стр. 146.

117
{"b":"228816","o":1}