ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продаван на телефоне. Техника продаж по телефону, в мессенджерах, соцсетях
Серый: Серый. Подготовка. Стальной рубеж
Самый полный гороскоп на 2020 год. Астрологический прогноз для всех знаков Зодиака
Черчилль и Оруэлл
Тараканы
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Лука Мудищев (сборник)
Ведунья против князя
Мозг. Такой ли он особенный?
Содержание  
A
A
История Франции т.2 - i_059.png
Валерий Врублевский

Неудачный исход боев 3–4 апреля побудил Военную комиссию Коммуны заняться реорганизацией вооруженных сил. Был принят ряд мер для укрепления порядка и дисциплины в войсках. Комендантом парижского укрепленного района был назначен талантливый и энергичный военачальник генерал Ярослав Домбровский. Другой видный польский революционер, Валерий Врублевский, командовал южным участком фронта. Общее руководство вооруженной борьбой было передано военному делегату генералу Клюзере. Но он придерживался ошибочной тактики пассивной обороны.

Соотношение военных сил складывалось крайне неблагоприятно для коммунаров. К концу апреля и началу мая число бойцов национальной гвардии на линии укреплений составляло только 15–16 тыс. человек, т. е. в восемь раз меньше, чем у версальцев.

30 апреля в связи с ухудшением положения на фронте Клюзере был смещен и арестован. На пост военного делегата был назначен бывший начальник главного штаба, кадровый офицер полковник Россель. Он предпринял ряд мер по укреплению и реорганизации вооруженных сил и совместно с Домбровским разработал план контрнаступления на Версаль. Но огромное численное превосходство версальцев привело к тому, что осуществить этот план оказалось невозможно. 9 мая пал форт Исси — важный опорный пункт коммунаров на южном участке фронта. Россель подал в отставку, написал вызывающее письмо на имя членов Коммуны, был смещен и арестован, но бежал из-под ареста[768]. Во главе Военной делегации был поставлен Делеклюз, стойкий революционер, но человек, малокомпетентный в военных делах.

В середине мая версальцы вплотную подошли к крепостному валу Парижа. 20 мая 300 версальских орудий начали яростный обстрел крепостной стены. 21 мая версальцы вторглись в Париж через разрушенные бомбардировкой и оставленные их защитниками ворота Сен-Клу, на которые указал солдатам один шпион. К утру 22 мая в Париж вступило около 100 тыс. солдат правительственных войск. К концу этого дня в руках армии Тьера находилась уже четвертая часть города.

Немецкие оккупационные войска, занимавшие восточную и северо-восточную часть окрестностей Парижа, пропустили отряды версальской армии[769], которые получили таким образом возможность проникнуть в город через пункты, откуда коммунары не ожидали появления врага и где они не подготовились к отпору.

История Франции т.2 - i_060.png
Баррикады в Нейи

Вследствие этого уже 23 мая версальцы завладели высотами Монмартра[770].

Стойкое сопротивление встретила армия буржуазной контрреволюции на площади Согласия, где под руководством члена Коммуны полковника Брюнеля были возведены три редута, которые несколько сот бойцов в течение 50 часов отстаивали против двух версальских дивизий. Исключительную стойкость проявили и отряды коммунаров, действовавшие под общим руководством генерала Врублевского.

Особенно упорный характер приняла оборона коммунаров 25–27 мая, когда основной ареной борьбы стали рабочие кварталы восточной и северо-восточной части Парижа, особенно Бельвилль, где главным руководителем обороны был член Коммуны Габриэль Ранвье. С боем отстаивали здесь каждый квартал, каждую улицу героические бойцы первой пролетарской революции. Женщины не отставали от мужчин, дети подражали взрослым. Одна из самых кровопролитных схваток произошла на кладбище Пер-Лашез, где были расстреляны все взятые в плен коммунары. Только 28 мая, через неделю после начала непрерывных ожесточенных боев, было сломлено мужественное сопротивление защитников Коммуны[771].

В море крови потопили враги славную рабочую революцию 1871 г. Десятки тысяч лучших сынов и дочерей французского народа пали в борьбе за свободу и независимость своей родины, за освобождение ее трудящихся масс от капиталистического гнета. Многие видные деятели Коммуны, в том числе секретарь парижских секций Интернационала Варлен, прокурор Риго, член ЦК национальной гвардии Эдуар Моро, делегат общей безопасности Ферре, были расстреляны. Некоторые другие умерли от ран и болезней. 36 300 человек были преданы военным судам, заседавшим до 1876 г.

Обвиняемые проявили на суде исключительную стойкость. «Я не буду скрывать того, что есть, — заявил член Интернационала рабочий Жантон, — и скажу, что при империи я боролся за республику, а при буржуазной республике буду бороться за республику социальную»[772]. «Вся моя жизнь принадлежит социальной революции, и я принимаю на себя ответственность за все свои действия без исключения», — сказала на суде бесстрашная коммунарка Луиза Мишель, «красная дева Монмартра»[773].

Общее число расстрелянных, заключенных в тюрьмы, сосланных на каторгу достигло 70 тыс. человек. Вместе с эмигрировавшими за границу рабочий и демократический Париж потерял не менее 100 тыс. своих лучших бойцов.

Уроки Коммуны и ее историческое значение

Коммуна просуществовала только 72 дня и пала в неравной Зорьбе с французской контрреволюцией, поддержанной немецкими милитаристами. Но, несмотря на короткий срок своего существования, она оставила неизгладимый след в истории освободительной борьбы рабочего класса Франции и всего мира.

История Франции т.2 - i_061.png
Стена федератов 26 мая 1871 г. С картины Э. Пиккьо

Причины поражения Коммуны коренились прежде всего в крайне неблагоприятно сложившейся для нее обстановке внутри Франций. Отрезанность Парижа от провинции в результате блокады города армией версальской контрреволюции и немецкими оккупационными войсками, отсутствие союза между рабочим классом столицы и основной массой крестьянства, недостаточная зрелость и организованность пролетариата, состоявшего в большей своей части из трудящихся, занятых в мелких предприятиях полуремесленного типа, — таковы были важнейшие объективные причины поражения Коммуны. К ним присоединились причины субъективного порядка — отрицательное влияние мелкобуржуазных идеологических течений (особенно прудонизма и неоякобинизма), отсутствие во Франции рабочей партии марксистского типа, тактические ошибки руководителей движения, недооценка ими необходимости наступательной военной тактики и беспощадного подавления сопротивления врагов.

Опыт пролетарской революции 1871 г. подтвердил гениальный прогноз, сделанный Марксом в 1852 г. в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» о необходимости слома военно-полицейской и бюрократической машины буржуазного государства и замены ее принципиально новым типом государства. «Если ты заглянешь в последнюю главу моего „Восемнадцатого брюмера“, — писал Маркс 12 апреля 1871 г. Кугельману, — ты увидишь, что следующей попыткой французской революции я объявляю: не передать из одних рук в другие бюрократически-военную машину, как бывало до сих пор, а сломать ее, и именно таково предварительное условие всякой действительной народной революции на континенте». «Как раз в этом, — добавлял Маркс, — и состоит попытка наших геройских парижских товарищей»[774].

В работе «Гражданская война во Франции», глубоко вскрывая корни и предпосылки революции 18 марта, Маркс яркими красками рисовал героическую борьбу коммунаров с версальцами, анализировал важнейшие мероприятия Коммуны в области социально-экономической политики и государственного строительства, характеризовал ее сущность как первого правительства рабочего класса, разоблачал преступный сговор французской буржуазии с прусскими юнкерами против Коммуны, клеймил кровавую жестокость ее палачей. Маркс предсказывал, что Коммуну «всегда будут чествовать как славного предвестника нового общества» и что ее герои «навеки запечатлены в великом сердце рабочего класса»[775].

вернуться

768

Rossel. Memoires, correspondance et proces. Presentes par Roger Stephane. Paris, 1960; E. Thomas. Le colonel Rossel. Paris. 1967.

вернуться

769

Новые документы, опубликованные в 1956 г. французским историком Ж. Бурженом, дополняют уже известные из исторической и мемуарной литературы данные о сговоре Тьера с Бисмарком, об участии немецких оккупантов в подавлении Коммуны и о полицейской травле эмигрировавших коммунаров: С. Bourgin. Une entente franco-allemande. Bismarck, Thiers, Jules Favre et la repression de la Commune de Paris, mat 1871. — «Report from International Review of Socia l History», vol. I, 1956, part 1, p. 42–44, 47, 49–53.

вернуться

770

Т. Remy. La Commune a Montmartre. 23 mai 1871. Paris, 1970.

вернуться

771

С. Pelletan. La semaine de mai. Paris, 1887; П. Ангран. Версальцьг. — «Новая и новейшая история», 1958, № 2; А. И. Молок. Белый террор во Франции в 1871 г. М., 1936.

вернуться

772

«Gazelle des tribunaux», 18.XII 1871.

вернуться

773

«Gazelle des tribunaux», 18.1 1872.

вернуться

774

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч… т. 33, стр. 172.

вернуться

775

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 366.

118
{"b":"228816","o":1}