ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Через несколько месяцев было заключено еще одно соглашение, также сохранявшееся в течение многих лет в глубокой тайне. 1 ноября 1902 г. состоялся обмен идентичными по содержанию нотами между Баррером и министром иностранных дел Италии Принетти. По существу это был настоящий договор о нейтралитете между Францией и Италией. В нем подтверждалось соглашение о разделе колоний и указывалось: «В случае, если Франция прямо или косвенно сделается объектом нападения со стороны одной или нескольких держав, Италия сохранит строгий нейтралитет. То же самое будет в случае, если Франция вследствие прямого вызова окажется вынужденной для защиты своей чести и безопасности принять на себя инициативу объявления войны»[932]. Таким образом, Франция сумела обезопасить себя со стороны Италии, которая, подписав соглашение о нейтралитете, фактически отказалась от участия в Тройственном союзе против нее. В дальнейшем французская дипломатия продолжала укреплять отношения с Италией, о чем убедительно свидетельствовал визит итальянской королевской четы во Францию с 14 по 18 октября 1903 г.

Подготовка ответного визита Лубе в Италию была чрезвычайно осложнена непримиримо враждебной позицией римского папы, считавшего себя главой светской власти в Риме. Тем не менее в марте 1904 г. парламент вотировал кредит в 450 тыс. фр. на путешествие президента в Италию, которое состоялось 23–29 апреля того же года. Вскоре после возвращения Лубе из Рима и Неаполя, Жорес опубликовал в «Юманите» текст письма папы, оскорбительного для Франции. Вынужденное порвать отношения с Ватиканом, французское правительство усиленно укрепляло свои отношения с Италией.

Стремясь путем тайных соглашений с Италией обеспечить себе дипломатическим путем захват в недалеком будущем такого лакомого куска, как Марокко, французские политики не забывали и о необходимости урегулировать предварительно этот вопрос с другой своей южной соседкой — Испанией. Переговорами с этой страной с начала 1901 г. занимался лично Делькассе. 6 октября 1904 г. было подписано франко-испанское соглашение о Марокко. «Делят Марокко», — писал по этому поводу В. И. Ленин[933], Договорившись о доле Испании в Марокко, французы пригласили в мае — июне следующего года короля Испании посетить Париж. Несмотря на покушение там на испанского короля, этот визит свидетельствовал об укреплении франко-испанских отношений.

В начале XX в. на Дальнем Востоке резко обострилась борьба империалистических держав за сферы влияния. 30 января 1902 г. был заключен договор Японии с Англией, который обеспечивал Японии финансовую помощь и создавал для нее благоприятные международные условия в случае вооруженного столкновения на Дальнем Востоке.

Франция и Россия были обеспокоены англо-японским договором, но он затрагивал прежде всего Россию. 16 марта была опубликована совместная франко-русская декларация по поводу англо-японского союза, которая в сущности ни к чему Францию не обязывала. Русский посол во Франции Урусов, сообщая о впечатлении, произведенном опубликованием этой декларации на общественное мнение, отмечал, что в общем оно было благоприятным и «главной причиной тому было сознание большего скрепления союза с Россией»[934].

Французская дипломатия по-прежнему считала союз с Россией основой своей политики, но теперь она все больше стремилась использовать его в своих империалистических интересах. Франция готова была уладить конфликт на Дальнем Востоке, легко пожертвовав империалистическими интересами России. Зато ее руководители желали заручиться решительной помощью России в осуществлении планов овладения Францией Марокко и Сиамом. «Наконец, и особенно, — писал по поводу беседы об этом Делькассе с Лубе генеральный секретарь последнего, — президент желает заставить императора энергично поддерживать Францию в целях установления ее влияния в Сиаме и Марокко»[935].

13 января 1904 г. Япония фактически предъявила России ультимативные требования. Но Делькассе еще две недели вел в Париже переговоры с японским послом во Франции Мотоно. 21 января Делькассе писал своему послу в Токио относительно возможности русско-японского соглашения: «По моему мнению, заключение этого соглашения не неосуществимо»[936]. Неожиданно 27 января Мотоно категорически отверг посредничество Франции[937]. Япония была готова к войне. Она имела не только союз с Англией, но в октябре 1903 г. получила заверения канцлера Бюлова в том, что Германия сохранит нейтралитет в этой войне[938]. 8 февраля 1904 г. Япония вероломно напала на Порт-Артур, и началась русско-японская война, обнажившая техническую отсталость царской России. Эта отсталость чрезвычайно обеспокоила французскую дипломатию, рассчитывавшую прежде всего на использование мощной русской армии. Теперь ей необходимо было энергичнее изыскивать дополнительные возможности, чтобы противостоять усиливающейся Германии. Русско-японская война ускорила перегруппировку империалистических держав вокруг двух враждебных центров — Германии и Англии.

Одновременно с ростом англо-германских противоречий усиливались противоречия между Германией и Францией. Эльзас и Лотарингия, имевшие ранее прежде всего военно-стратегическое значение, приобрели с изобретением Томаса также большое экономическое значение. Резко усиливались противоречия по колониальным вопросам — обе страны стремились к захвату Марокко. Все это создавало предпосылки для сближения Франции и Англии. Нападение Японии на Россию лишь ускорило решение вопроса.

В мае 1903 г. Эдуард VII прибыл в Париж. В личной беседе президент и король пришли к соглашению по всем вопросам внешней политики. Делькассе, как это видно из инструкции, направленной им 11 мая 1903 г. французским послам, возлагал большие надежды на переговоры с Англией. «Мы вправе приветствовать, — писал он, — визит короля Эдуарда и надеяться, что он не будет бесполезен для нашей политики»[939]. Делькассе поручил французскому послу в России Бомпару выяснить, не повредили ли франко-русскому союзу переговоры Франции с Англией. Бомпар с удовлетворением убедился, что нет[940].

Однако между Францией и Англией оставалось немало трудных, нерешенных вопросов. 4 июля 1903 г. Лубе и Делькассе отправились с ответным визитом в Лондон. В Англии французской делегации устроили торжественный прием, а король на обеде в Букингемском дворце произнес тост, в котором были слова: «Франция и Англия, бывшие некогда врагами, ныне являются друзьями и союзниками». Будучи в Лондоне, 7 июля Делькассе начал конкретные переговоры с Ленсдауном, который также стремился к улаживанию отношений с Францией. Затем переговоры продолжил в Лондоне Поль Камбон. Наконец, 8 апреля 1904 г. Ленсдаун и Камбон подписали соглашение, известное в истории под именем «сердечного согласия» и положившее начало Антанте.

В соглашении, направленном против Германии, ни словом не упоминалось об этой стране. В нем лишь говорилось об урегулировании колониальных споров между Англией и Францией. Оно состояло из трех частей: 1) Конвенция о Ньюфаундленде и Западной Африке; 2) Декларация о Египте и Марокко; 3) Декларация о Сиаме, Мадагаскаре и Гебридских островах. К договору было приложено секретное соглашение о Египте и Марокко, состоявшее из трех статей[941]. Основным вопросом был, конечно, вопрос о Марокко и Египте. В предназначенном для опубликования тексте указывалось, что английское правительство не имеет намерения изменять политическое положение Египта, а французское — Марокко. Но в статьях секретного соглашения предусматривалось, что оба правительства могут «в силу обстоятельств изменить свою политику в отношении Египта и Марокко»[942]. Остальные части договора улаживали вопрос о разделе Сиама на сферы влияния по реке Менам (Западный Сиам — сфера влияния Англии, Восточный — Франции), а также ряд более мелких колониальных споров.

вернуться

932

Там же, стр. 305.

вернуться

933

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, стр. 504.

вернуться

934

АВПР, ф. Канцелярия, д. 74, ч. I, 1902 г., л. 66.

вернуться

935

A. Combarieu. Sept ans a l’Elysee…, p. 185.

вернуться

936

«Documents diplomatiques francais», serie II, t. IV, N 205, p. 280.

вернуться

937

Ibid., N 220.

вернуться

938

Б. Бюлов. Воспоминания. М. — Л., 1935, стр. 255.

вернуться

939

«Documents diplomatitjues fiancais». Scrie II, t. Ill, doc. 237, p. 323.

вернуться

940

M. Bonipard. Mon Ambassade en Russie…, p. 5.

вернуться

941

Ю. В. Ключников и А. Сабанин. Международная политика новейшего времени…, ч. I, стр. 313–316.

вернуться

942

Секретные статьи о Марокко стали известны только в 1911 г.

136
{"b":"228816","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хороший год, или Как я научилась принимать неудачи, отказалась от романтических комедий и перестала откладывать жизнь «на потом»
Зона обетованная
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Кари Мора
Пентаграмма
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
5 методов воспитания детей
Левиафан. С комментариями и объяснениями
Шпага императора