ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но такое кардинальное решение англо-французских колониальных разногласий означало в тех условиях, что обе страны готовились к совместной войне против основного соперника — Германии. В. И. Ленин указывал: «1904: Договор Англии с Францией (8. IV): делят Африку (готовятся к войне с Германией)»[943]. Это было дальнейшее оформление антигерманского блока держав.

Создание англо-французской Антанты было одобрено и русским правительством, несмотря на его разногласия с Англией по ряду колониальных проблем.

Дружеский характер франко-русских отношений не нарушился в общем и во время русско-японской войны. Однако именно тогда особенно ясно проявилась чрезвычайная заинтересованность французского правительства в использовании вооруженных сил русской армии в своих империалистических целях. Русско-японская война представляла известный рубеж в русско-французских отношениях. С момента этой войны и связанного с ней ослабления России влияние Франции в франко-русском союзе заметно усиливается. Необходимо впрочем отметить, что Россия, несмотря на войну, перебросила на Дальний Восток из состава своей европейской армии, насчитывавшей 984 тыс. солдат, всего лишь 60 тыс.[944]

Французская дипломатия была явно заинтересована в скорейшем прекращении русско-японской войны, и потому Делькассе, не выходя из рамок нейтралитета, все же старался оказать России некоторую помощь. Об этом говорилось даже в ежегодном отчете русского министерства иностранных дел за 1904 год: «Правительство Франции делало и продолжает делать все совместимое с соблюдением нейтралитета для облегчения нашего положения как воюющей стороны»[945]. Кроме того, французы понимали, что, несмотря на поражения, Россия еще очень сильна, а высокие боевые качества русского солдата отчетливо проявились даже и в этой неудачной войне. Начальник германского генерального штаба Шлиффен отмечал тогда: «Русский солдат считается одним из лучших в мире Его выдержка и презрение к смерти общеизвестны»[946].

5 сентября 1905 г. подписанием Портсмутского мира была закончена русско-японская война. Но царское правительство оказалось перед лицом первой русской революции, на подавление которой ему потребовались новые займы. Однако предоставление займа французское правительство поставило в зависимость от позиции России по марокканскому вопросу, заявив, что заем не может быть дан России, пока не будет урегулирован конфликт с Германией[947]. Это вынуждало Россию занять позицию безоговорочной поддержки Франции. В результате, Франция, возглавлявшаяся тогда правительством радикалов, предоставила России в 1906 г. огромные средства (2250 млн. фр., г. е. 843 750 тыс. руб.), которые царское правительство бросило на подавление первой русской революции.

В. И. Ленин, говоря о займе 1906 г., отмечал, что буржуазия «дает миллиардные займы явному банкроту, царю, не только потому, что ее прельщают, как всякого ростовщика, высоким барышом, но и потому, что буржуазия сознает свою заинтересованность в победе старого порядка над революцией в России, ибо во главе этой революции идет пролетариат»[948]. Буржуазная Франция использовала таким образом свое все возрастающее влияние на Россию в явно реакционных целях, совершенно презрев собственное революционное прошлое.

После окончания русско-японской войны и предоставления в 1906 г. займа России франко-русское военное и дипломатическое сотрудничество вновь укрепилось. В области военной это нашло свое выражение в организации систематических совещаний генеральных штабов Франции и России. В области дипломатической это проявилось прежде всего в позиции России в период первого марокканского кризиса.

Цепко держась за уже захваченные колониальные владения, империалистическая Франция усиленно готовилась к ожесточенной борьбе за пока не поделенное Марокко, богатое полезными ископаемыми и имеющее большое стратегическое значение. В 1899–1900 гг. Франция заняла ряд оазисов в южной части Марокко. После того как Испания 3 октября 1904 г. присоединилась к англо-французскому договору от 8 апреля 1904 г., Франция предоставила султану заем, взамен которого получила право контроля над важнейшими таможнями. Полиция в Танжере была подчинена французским офицерам. В феврале 1905 г. Франция предъявила султану требования о реорганизации марокканской армии с помощью французских инструкторов, о контроле над финансами страны, об отказе от влияния в Марокко других государств. Неожиданно для французов Абд-эль-Азис отказался принять этот проект, означавший установление протектората над Марокко.

Отказ султана объяснялся позицией Германии, капитал которой в начале XX в. тоже усиленно проникал в Марокко. Ослаблением России в период русско-японской войны решила воспользоваться немецкая дипломатия, которая сочла момент благоприятным, чтобы потребовать своей доли в Марокко. 31 марта 1905 г. Вильгельм II, прибывший на яхте в Танжер, произнес речь о решимости Германии защищать свои интересы в Марокко, султана которого он назвал «независимым монархом». 11 и 12 апреля Бюлов направил своим послам в Лондоне, Петербурге и Вене циркуляры о требовании Германии созвать международную конференцию восьми держав, подписавших в 1880 г. Мадридский договор, установивший международное правовое положение Марокко[949].

Премьер-министр Рувье, как он сказал русскому послу, опасался войны, учитывая, что если Англия и разобьет еще слабый германский флот, то все-таки Германия может напасть на Францию «пока Россия, занятая на Дальнем Востоке, не в силах прийти на помощь своей союзнице»[950]. Англия, конечно, не могла заменить русскую армию, и это не хуже Рувье понимал Делькассе. Последний, однако, был твердо убежден, что Германия только запугивает французов, но войны сама не начнет. Тем не менее германская пресса подняла шумную антифранцузскую кампанию, и напуганный Рувье настоял на отставке Делькассе, объявленной 7 июня 1905 г.

В Германии ликовали. Делькассе считался ее опаснейшим врагом[951]. И после того как, по выражению Витте, «Делькассе слетел», Бюлову был пожалован княжеский титул. Но Германия не умерила своих претензий и отвергла попытки Рувье уладить дело двусторонними переговорами. Она требовала международной конференции и угрожала. Рувье был явно растерян, но не мог пойти на соглашение с Германией за счет разрыва с Россией и Англией. И он подтвердил прежнюю внешнеполитическую линию французского правительства.

Начавшиеся переговоры о прекращении русско-японской войны заставили германскую дипломатию взять более примирительный тон, и 8 июля было достигнуто предварительное соглашение об условиях созыва международной конференции. В Париже поддержке со стороны России на предстоящей конференции придавали большое значение. Рувье в беседе с Нелидовым дал понять, «хотя и очень издали, — как сообщал посол, — что поддержка, оказываемая его правительством русскому финансовому кредиту во Франции, является и проявится еще в будущем как бы оплатой за добрые услуги России в марокканском вопросе»[952]. Получив уведомление от Витте, что Россия полностью поддержит Францию на конференции, Рувье устроил России аванс в 100 млн. руб. в счет будущего займа. 11 января русский министр финансов Коковцев подписал соответствующее соглашение.

С 15 января по 7 апреля 1906 г. проходила Альхесирасская конференция с участием 11 европейских государств, США и Марокко. Германия оказалась полностью изолированной на конференции, если не считать слабой поддержки со стороны Австро-Венгрии. Русский представитель на конференции граф Кассини, получив соответствующие инструкции, поддержал все притязания Франции. Он сообщал Ламздорфу: «Я делаю все от меня зависящее, чтобы оказать поддержку Франции»[953]. Заключительный акт конференции от 7 апреля 1906 г. признал формальную независимость Марокко и экономические свободы для всех держав. Однако Франция получила преобладающую и руководящую роль в финансовых и военных делах и, в частности, право руководить марокканской полицией.

вернуться

943

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, стр. 669.

вернуться

944

«Die Grosse Politik der Europaischen Kabinette», Bd. XIX, Th. I. Berlin 1925, Nr. 6032, S. 176 (далее — «Die grosse Politik»).

вернуться

945

АВПР, ф. Отчеты, 1904 г., д. 133, л. 171.

вернуться

946

«Die Grosse Politik», Bd. XIX, Th. II, N 6193, S. 423.

вернуться

947

M. Bompard. Mon ambassade en Russie…, p. 149.

вернуться

948

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 16, стр. 445.

вернуться

949

A. Tardieu. La conference d’Algesiras. Paris, 1907, p. 475–479.

вернуться

950

АВПР, ф. Канцелярия, т. 86-a, д. 161.

вернуться

951

Б. Бюлов. Воспоминания, стр. 285, 286, 298; «Русский Вестник», 1906, № 7, стр. 349–350.

вернуться

952

АВПР, ф. Канцелярия, д. 86-а, л. 398; R. Poideven. Financys et relations internationales. 1887–1914. Paris, 1970.

вернуться

953

«Красный архив». 1930, т. 4–5, стр. 12.

137
{"b":"228816","o":1}