ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Марокканский кризис закончился победой французской дипломатии и привел к более тесному сближению Франции, России и Англии. В январе 1906 г. начались переговоры между французским и английским генеральными штабами. После пятилетнего перерыва весной 1906 г. возобновились совещания генеральных штабов Франции и России.

История Франции т.2 - i_079.png
Колониальные захваты Франции в конце XIX в.

Подъем рабочего движения в 1905–1906 годах и влияние Первой русской революции

В связи с подъемом массового рабочего движения с начала XX в. усилилось стремление рабочего класса к созданию единой пролетарской партии. В 1901 г. гедисты и бланкисты объединились в единую Социалистическую партию Франции. В 1902 г. другие социалистические группировки во главе с Жоресом, Брианом и Вивиани, объединившись с аллеманистами и поссибилистами, образовали Французскую социалистическую партию. Таким образом создались две крупные партии социалистов, которые продолжали действовать независимо друг от друга.

Решение Амстердамского конгресса II Интернационала в 1904 г. о создании единых национальных социалистических организаций явилось одной из причин объединения французских социалистов. Важнейшим фактором, ускорившим это объединение, было также влияние русской революции 1905 г. В апреле 1905 г. на конгрессе в Париже была создана Французская объединенная социалистическая партия (СФИО), куда вошли все ранее существовавшие социалистические партии и группы. При объединении всеми группами совместно была выработана «хартия единства», в которой подчеркивалось, что «социалистическая партия… полностью поддерживая осуществление немедленных реформ, требуемых рабочим классом, является не партией реформ, а партией классовой борьбы и революции»[954].

«Хартия единства» заставила значительную часть бывших независимых социалистов, например Бриана, Вивиани, Жеро-Ришара, отказаться войти в новую партию, что было, конечно, положительным для нее фактором. Однако в целом объединение французских социалистов произошло не в результате разгрома оппортунистов, а в силу компромисса с ними. Новая партия не стала однородной ни в классовом, ни в идейном отношении. Руководящая роль в ней постепенно перешла к Жану Жоресу и его сторонникам.

Жан Жорес (1851–1914) был выдающимся политическим деятелем, чуждым карьеризму, искренне и глубоко преданным рабочему классу и социалистическому движению. «Я имею право сказать, — писал он, — что с тех пор, как занимаюсь общественной деятельностью… моим идеалом всегда была социальная республика, республика организованного и суверенного труда. И именно за нее я боролся с самого первого дня, со всей своей неопытностью и незнанием»[955].

Этот невысокий, плотный и коренастый человек, который, спускаясь с верхних скамей левой, шел к парламентской трибуне тяжело, «как маленький слон»[956], был превосходным оратором. Он начал свою деятельность как представитель левой буржуазной партии и никогда до конца не понимал марксизма. Но он шел в течение своей политической жизни справа налево, мужественно сражаясь против сил реакции. Он поддерживал идею всеобщей стачки, хотя принимал ее только как наименьшее зло и только как средство воздействия на правительство для проведения реформ. «В пылу борьбы против крайне реакционных правительств, — писал Жорес, — которые нам угрожали и собирались выбросить нас из республики, отлучить от права на национальную жизнь, я обращался с призывом к бурной энергии пролетариата, как я сделаю это в любой момент, если правительство попытается запретить коллективизму и рабочему классу свободную и легальную эволюцию»[957]. Жорес был также искренним противником войн. Но убеждение, что войны при капитализме не являются неизбежными, даже в условиях того времени, порождало у него иллюзии, и поэтому он приветствовал создание англо-французской Антанты 1904 г. и укрепление франко-русского союза.

В первое время после создания объединенной партии гедисты и бланкисты критиковали жоресистов. Но, поскольку сами они в ряде вопросов не были последовательными марксистами, через несколько лет они приняли многие оппортунистические положения реформистов, постепенно отказываясь от революционной тактики, а в конечном счете и от борьбы за диктатуру пролетариата, выдвигая тактику парламентаризма в качестве основного метода борьбы.

В погоне за голосами крестьянства на выборах серьезные ошибки оппортунистического характера гедисты допустили еще в 90-х годах в аграрной программе, разработанной в основном Лафаргом, и в аграрном вопросе вообще. Весьма серьезные ошибки сектантского характера были у них и в вопросе о взаимоотношениях социалистической партии с профессиональным движением рабочего класса. Они не поддерживали идею всеобщей стачки, за которую выступали широкие массы, и отрицали ее революционное значение. А группа бланкистов во главе с Эд. Вайяном считала всеобщую стачку основным средством революционной борьбы.

Несмотря на то, что во Франции в начале XX в. в связи с ухудшением положения трудящихся и обострением классовой борьбы наблюдался заметный рост профсоюзного движения, только в 1902 г. на съезде ВКТ в Монпелье было осуществлено окончательное слияние федерации бирж труда с основным профсоюзным объединением и была создана единая организация ВКТ. Это явилось несомненным успехом французского рабочего класса и сопровождалось быстрым ростом числа профсоюзов и увеличением числа их членов[958].

После 1902 г. общее количество членов ВКТ значительно увеличилось, деятельность ее организаций активизировалась. Она превратилась в руководящую силу французского забастовочного движения. Однако роль и значение ВКТ в борьбе французского рабочего класса ослаблялись тем, что руководство ею перешло в основном в руки анархо-синдикалистов, не стремившихся к объединению значительной массы пролетариата. В эти годы большая часть французского пролетариата вообще не входила в синдикаты. Наибольшее количество организованных рабочих имелось среди горняков, передовой части французского пролетариата, наименьшее — среди сельскохозяйственного пролетариата.

История международного, и в том числе французского, рабочего и социалистического движения в эпоху II Интернационала была историей борьбы, как отмечал В. И. Ленин, «двух основных тенденций в рабочем движении, революционного и оппортунистического социализма»[959]. Гедисты, олицетворявшие революционную тенденцию во французском социализме, не смогли понять особенностей новой эпохи — эпохи перехода к империализму, не поняли, что новой и основной задачей французского пролетариата становилась борьба за подготовку социалистической революции, поскольку объективные условия для ее осуществления, т. е. необходимые материальные предпосылки, к началу XX в. вполне сложились в стране. Гедисты не сумели в начале XX в. объединить французский рабочий класс вокруг программы и тактики марксизма, не уяснили, что их очередная задача, как сознательного авангарда в рабочем движении, «уметь, — по замечанию В. И. Ленина, — подвести широкие… массы к… новому их положению, или, вернее, уметь руководить не только своей партией, но и этими массами в течение их подхода, перехода на новую позицию»[960].

Если в первые годы XX в. французской буржуазии в общем удавалось справляться с рабочим движением путем отвлечения пролетариата от борьбы за его насущные классовые интересы активной антиклерикальной политикой, то в условиях нового подъема революционного движения во Франции в 1905–1906 гг. и влияния русской революции 1905 г. этого оказалось недостаточно. Русская революция встретила широкое сочувствие среди огромной массы рабочих, служащих и значительной части передовой интеллигенции. В январе — марте 1905 г. по всей Франции происходили многочисленные демонстрации, митинги и собрания солидарности с русской революцией. Об этом свидетельствуют многочисленные статьи в газете «Юманите». Об этом сообщал также в совершенно секретной депеше крайне обеспокоенный событиями русский посол в Париже Нелидов [961]. Особой силы движение солидарности достигло в феврале, когда на многочисленных митингах выступали в защиту русской революции Жорес, Гед, Вайян, Анатоль Франс и многие другие. В один из февральских дней митинги и демонстрации состоялись одновременно в 39 городах. В феврале 1905 г. передовая интеллигенция и левые политические деятели создали Общество друзей русского народа во главе с Анатолем Франсом. Активными членами общества были также профессор Сеньобос, Э. Реклю, Псишари, писатели Поль и Виктор Маргерит, Октав Мирбо, художник Стейнлен и др. Общество организовало многочисленные собрания и митинги в защиту русской революции, издавало брошюры, воззвания и выступало против предоставления займа России. «Юманите» выступила инициатором повсеместного сбора средств для оказания помощи русским революционерам[962].

вернуться

954

J. Carrere et G. Bourgin. Manuel des partis politiques en France. Paris, 1924, p. 148–149; см. также: C. luillard. Le mouvement socialiste en France 1893–1905. Les guesdistes. Paris, 1965, p. 572–590.

вернуться

955

J. Jaures. Discours parlementaires, t. 1. Paris, 1904, p. 3.

вернуться

956

R. Priouret. La Republique des deputes, p. 148.

вернуться

957

J. Jaures Discours parlementaires, t. 1, p. 4; см. также A. 3. Манфред Очерки истории Франции XVIII–XX вв. М., 1961; H. Н. Молчанов. Жорес. М… 1969.

вернуться

958

J. Bruhal et М. Piolot. Esquisse d'une histoire de. la C. G. T. (1895–1965). Paris, 1966.

вернуться

959

В И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 120.

вернуться

960

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 78; см. о гедистах: С. Willard. Le mouvemenl socialiste en France 1893–1905. Les guesdistes.

вернуться

961

«Красный архив», 1925, т. 9, стр. 40.

вернуться

962

См. А. 3. Манфред. Очерки истории Франции XVIII–XX вв-, стр 417–482; Н. М. Лукин. Избр. труды, т. III. М. 1963, стр. 302–342.

138
{"b":"228816","o":1}