ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Французская экономика оказалась не подготовленной к такой длительной войне. Правительство не сумело быстро и четко приспособить к условиям войны ни работу промышленности, ни сельское хозяйство, ни деятельность административных государственных учреждений. В феврале 1915 г. в совете министров не могли выяснить, сколько же во Франции имеется ружей.

В то время как значительная часть народа жертвовала жизнью в этой империалистической войне, правительство помогало всякого рода предпринимателям и просто проходимцам безудержно на ней наживаться[1095]. Так, например, акционерная компания Гочкис, поставлявшая пулеметы для армии и располагавшая к началу войны акционерным капиталом в 4 млн. фр. и реальным в 6100 тыс. фр., объявила свои прибыли за два с половиной года войны в размере 42 475 тыс. фр. За вычетом 23 337 тыс. фр., согласно установленному позже налогу, это составило среднюю прибыль за год в 7700 тыс. фр., тогда как за 1911–1913 гг. ее средняя ежегодная прибыль не превышала 697 тыс. фр. Таким образом, во время войны компания получила прибыли в 11 раз больше довоенных[1096].

Общество «Гном и Рона», производившее авиационные моторы, продавало до 31 августа 1916 г военной администрации части мотора по цене в 7,10 и 21,7 фр… в то время как в действительности после пересмотра цен оказалось, что они стоят 4,5 и 6,25 фр.[1097] На этом общество заработало в 1915 и 1916 гг. за всеми вычетами 24 200 тыс. чистой прибыли. Другая авиационная фирма «Сальмсон», основанная в 1913 г. с капиталом в 2400 тыс. фр., получила в 1914–1916 гг. чистой прибыли 30 млн. фр.[1098]

Конечно, несмотря на вопиющие злоупотребления, военная промышленность развивалась. 1 апреля 1915 г. Мильеран заявил в палате, что производство снарядов увеличилось на 600 %. Но оно могло бы развиваться с гораздо меньшими затратами, в конечном счете падавшими на плечи трудящихся масс.

В первый же год войны из-за оккупации части территории и мобилизации в армию значительной части деревенского населения снизилось производство по всем видам сельскохозяйственной продукции. Если в 1913 г. Франция произвела 87 млн. ц пшеницы, то в 1915 г. — лишь 60 млн. Примерно в той же пропорции упал урожай овса и других видов зерновых культур. Значительно снизился урожай картофеля: со 135 млн. ц в 1913 г. до 93 млн. в 1915 г. Поголовье скота сократилось. Если в 1913 г. во Франции имелось 3 200 000 лошадей, то в 1915 г. их насчитывалось лишь 2 200 000. За то же время поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 2 млн. голов, поголовье овец — на 4 млн. и свиней — на 2 млн. Недостаток продуктов привел к резкому повышению цен на них, против чего власти не приняли никаких мер.

Французское правительство постепенно теряло авторитет. Президент республики Пуанкаре не смог направлять деятельность правительства, хотя и неизменно руководил его заседаниями. Прибывший с фронта Абель Ферри в феврале 1915 г., потрясенный неосведомленностью министров, тут же на заседании записал: «Это ужасно, на какой неопределенности покоится судьба народов. Кто из наших солдат, которые идут на смерть, мог бы вообразить подобную бездну?»[1099]

Министерский кризис, давно назревший, начался 13 октября 1915 г. с уходом в отставку Делькассе. 30 октября был объявлен состав нового кабинета, возглавленного Брианом, взявшим и портфель министра иностранных дел. В состав кабинета вошли ряд бывших премьеров и видные деятели Франции Комб, Дени Кошен, Фрейсине, Леон Буржуа, Гед, Вивиани, Рибо и др. В министерской декларации Бриан назвал новый кабинет «правительством национального единения», объявляя его целью победу, а непосредственным лозунгом — «все для войны». За доверие правительству проголосовало 515 депутатов, 25 — воздержались и 1 был против.

Французская социалистическая партия продолжала прежнюю политику полной поддержки буржуазного правительства. Гед, Самба и Тома входили в правительство, как и раньше. Конечно, старый социалист Гед, сидя рядом с крупным капиталистом Рибо, чувствовал себя далеким всему этому. «Обычно он остается неподвижным и молчаливым во время заседаний совета министров, — замечал Ферри, — и в то же время скованным и пристально наблюдающим»[1100]. Но если Гед плохо разбирался в практических вопросах, то Самба и Тома чувствовали себя в подобной обстановке как рыба в воде. Альбер Тома продолжал с большой энергией заниматься военной промышленностью и вопросами снабжения.

Социалистическая партия, перейдя на позиции шовинизма и «классового мира», решительно высказалась против стачечного движения.

Аналогичную позицию «мира в промышленности» заняли и лидеры профсоюзного движения. Но этот отказ от борьбы не только за политические, но и экономические требования трудящихся неизбежно приводил к еще большему ухудшению их положения.

А положение французского народа со времени начала войны резко ухудшилось. Прикрываясь патриотической шумихой, правящие классы создали в стране военный режим для трудящихся, ликвидировав в сущности буржуазно-демократические свободы. Рабочий день, особенно на военных предприятиях, доходил иногда до 12 часов. Средняя реальная зарплата французского рабочего понизилась. Если принять ее за 100 в 1900 г., то в 1914 г. она составляла 105, а в 1915 г. упала до 95.[1101] Война приостановила подъем рабочего движения, профсоюзы потеряли вследствие мобилизации более половины своих членов, а ряд мелких союзов и федераций распался. Стачечное движение почти прекратилось.

И все же в первые годы войны некоторая часть рабочих выступала против «классового мира», предъявляя свои требования и отказываясь безропотно принять на себя все издержки войны. Так, парижские землекопы 1 мая 1915 г. приостановили работы, несмотря на грозившие военные репрессии. В 1915 г. уже насчитывалось 98 стачек с общим охватом 9344 человек.

Еще осенью 1914 г. начались первые выступления против войны. Против политики «классового мира», проводимой руководителями ВКТ во главе с Жуо, выступил ряд синдикалистов, в основном руководители журнала «Ви увриер», в том числе П. Монатт и секретарь федерации металлистов А. Мерргейм[1102]. Голоса протеста начали раздаваться и в социалистической партии. В мае 1915 г. одна из крупнейших в СФИО федерация Верхней Вьенны приняла резолюцию, осуждавшую пропаганду шовинизма и милитаризма, а департаментская газета партии «Попюлер дю сантр» критиковала в том же духе лидеров партии. В той или иной мере позицию федерации Верхней Вьенны поддержали федерации Роны, Изеры и Парижа (сторонники Лонге). Так возникло движение меньшинства, занимавшее центристскую позицию, но все же заявившее о стремлении «возродить и укрепить Интернационал» и добиться мира.

На проходившей в сентябре 1915 г. в Циммервальде международной конференции социалистов, где левое крыло делегатов возглавлял В. И. Ленин, Францию представляли секретарь Союза металлистов А. Мерргейм и секретарь Союза бочаров социалист Бурдерон. Французские делегаты, примкнув к большинству конференции, отвергли программу циммервальдской левой, но подписали общую декларацию вместе с немецкими делегатами и одобрили манифест к пролетариату Европы, в котором говорилось о классовом долге рабочих и выставлялось требование мира без аннексий и контрибуций на основе права народов на самоопределение. Объективно тем самым французские делегаты вместе со всем циммервальдским большинством делали «шаг вперед к действительной борьбе с оппортунизмом, к разрыву и расколу с ним»[1103].

вернуться

1095

Е. Beau de Lomcnie. Les responsabilites des dynasties, boingeoises, t. Ill, p. 71.

вернуться

1096

«Annales de la Chambre des Depules. Documents parlementaires, t. LXXXXI, Session ordinaire de 1917», part II. Paris, 1918, p. 2184–2192, N 4072.

вернуться

1097

«Annales de la Chambre des Deputes», part I. Paris, 1918, p. 629–631, N 3271.

вернуться

1098

«Annales de la Chambre des Deputes», t. LXXXXII. Session ordinaire de 1918, part. I. Paris, 1919, p. 306–312, N 4411.

вернуться

1099

«Les carnets secrets d'Abel Ferry», p 48.

вернуться

1100

Ibid., p. 59.

вернуться

1101

Ю. Кучинский. История условий труда во Франции. М., 1950, стр. 231.

вернуться

1102

Жан Фревиль. Рождение Французской коммунистической партии, стр. 40–41; см. также: Г. Морозов, Р. Собсович. Очерки истории профсоюзного движения во Франции. М., 1961, стр. 69; В. М. Дилин. Люди и идеи. М., 1970, стр. 203–293.

вернуться

1103

В. И. Ленин. Полн. собр. соч, т. 27, стр. 41.

152
{"b":"228816","o":1}