ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В мае — июне 1917 г. после поражения Нивеля создалось угрожающее положение во французской армии, охваченной революционными настроениями. 20 мая солдаты ряда воинских частей отказались идти на фронт и потребовали немедленного прекращения войны и заключения мира без аннексий и контрибуций. 30 мая солдаты 36-го и 129-го полков двинулись на помощь рабочим, забастовавшим в Париже, но были встречены артиллерийским огнем правительственных войск. 7 июня главнокомандующий Петэн восстановил смертную казнь для нарушивших дисциплину солдат. Восстание охватило 75 пехотных, 12 артиллерийских полков и 23 стрелковых батальона[1118].

Одновременно с революционным движением в армии развернулось широкое забастовочное движение во многих городах Франции.

По сравнению с предыдущими годами войны в 1917 г. забастовочное движение было особенно сильным. Только на июнь падало 285 стачек с количеством участников свыше 108 тыс. человек. Всего же в этом году бастовало 293 810 человек с общим количеством потерянных дней в 1 481 621. В 1918 г. при диктатуре Клемансо общее число стачечников составило 176 187 человек, а число потерянных ими рабочих дней — лишь 979 634[1119]. Стачечное движение охватило не только Париж, но и Руан, Лион, Ренн, Нант, Сен-Назер, Тулузу и другие города. Рабочие выдвинули требования о повышении зарплаты, улучшении условий труда, сокращении рабочего дня.

Положение трудящихся действительно резко ухудшалось. Цепы на хлеб и другие товары возрастали. Были введены карточки на хлеб. Через несколько месяцев новый министр снабжения Виолетт ввел два постных дня в неделю и карточки на сахар. Ощущался резкий недостаток продуктов. Огромные очереди стояли у магазинов.

Но одновременно стачечное движение приобретало и политическую окраску. 1 мая 1917 г. ВКТ выпустила воззвание, приветствовавшее русскую революцию. Федерация металлистов, число членов которой с 1914 по 1917 г. возросло с 7 тыс. до 200 тыс. человек, призывала рабочих выступать против войны: «Мы сумеем, если потребуется, объединиться с нашими русскими и немецкими товарищами, чтобы выступить единым фронтом с трудящимися всего мира против захватнической войны»[1120]. Комитет по восстановлению международных связей организовал митинг в честь русской революции, на который явилось 10 тыс. человек, была принята резолюция, в которой говорилось, что «революция в России — сигнал к мировой революции». Комитет защиты профсоюзных свобод раздавал рабочим прокламацию: «Повсюду восставшие народы должны освободиться от своих классовых врагов для того, чтобы поставить на их место депутатов от рабочих и солдат, перешедших на сторону народа»[1121]. Левые синдикалисты выступили против политики классового единения.

Таким образом, в 1917 г. во Франции назревал революционный кризис, положение французской буржуазии становилось угрожающим. Лишь с большим трудом правительству удалось путем репрессий, с одной стороны, и частичных уступок — с другой, ослабить стачечное движение. Поражение революционного движения в тылу и на фронте было связано прежде всего с его стихийностью, с отсутствием руководства со стороны профсоюзных организаций и со стороны социалистической партии.

Революционные события усилили разногласия в социалистической партии и заставили ее занять более левые позиции, чтобы не потерять влияния на массы. Поэтому, когда 13 сентября 1917 г. было образовано министерство Пенлеве, социалисты в него не вошли, хотя им был предложен ряд портфелей. Формально не входя в кабинет, социалисты по существу продолжали прежнюю политическую линию и поддерживали буржуазное правительство. Но кабинет Пенлеве просуществовал всего месяц. В исключительно напряженной обстановке буржуазия предпочитала иметь у власти человека, способного на диктаторские действия, а на эту роль Пенлеве не подходил. 13 ноября, после того как во Францию проникли известия об Октябрьской революции в России, Пенлеве был заменен Жоржем Клемансо, установившим в стране подлинную диктатуру и осуществлявшим ее железной рукой.

Великая Октябрьская Революция в России. Окончание первой мировой войны

Придя к власти, 76-летний Клемансо в первой же своей речи в палате заявил: «Я выступаю перед вами с единственным помышлением о ничем не ограниченной войне. Всех пораженцев — к военному суду! Никакой пацифистской кампании! Ни измены, ни полуизмены! Мой девиз: везде я веду войну, во внутренней политике я веду войну, во внешней политике я веду войну. Я продолжаю вести войну и буду продолжать вести ее до последних минут, которые будут принадлежать нам»[1122]. В декабре 1917 г. он начал судебное дело по обвинению в «сообщничестве с неприятелем». Обвиняемым был Мальви, который входил во все министерства с августа 1914 г. до сентября 1917 г. и сослужил большую службу буржуазии своим умелым подходом к социалистическим и синдикалистским лидерам. Клемансо добился осуждения и изгнания его из Франции на пять лет[1123]. Он добился также осуждения Жозефа Кайо.

В условиях перехода к открытой диктатуре буржуазии проходило дальнейшее усиление революционных настроений во Франции.

Большое влияние на французское революционное движение оказала Великая Октябрьская социалистическая революция.

Французская империалистическая буржуазия заняла резко враждебную позицию по отношению к русской революции, а затем приняла самое активное участие в организации интервенции против Советской России. Французские империалисты надеялись таким образом вернуть вложенные в России капиталы и предохранить свою страну от революционного влияния. Для французской дипломатии вообще выгодно было иметь прежнюю Россию, где французские империалисты благодаря своим капиталовложениям могли бы принимать закулисное, но решающее участие в направлении политики.

Французское правительство, исходя из этих соображений, явилось одним из первых инициаторов вооруженной интервенции в Советскую Россию. Франция через своего посла Нуланса поддерживала движение белогвардейцев и различные контрреволюционные правительства на территории Советской России.

В мае 1918 г. по прямому заданию французского генерального штаба начался мятеж 40 тыс. пленных чехословаков в Сибири. Действия французских империалистов в России закончились организацией интервенции в районе Черного моря. Антисоветская политика правящих классов встречала резкое противодействие со стороны французского пролетариата, который со всей решительностью выступил на стороне Советской России.

Путем жесточайшего террора Клемансо временно добился в 1918 г. некоторого снижения стачечного движения. Революционное движение в армии и среди французского пролетариата беспощадно подавлялось правительством, однако были случаи, когда даже ему не удавалось одержать верх. Так, когда по приказу Клемансо был арестован секретарь синдиката металлистов Андриё, в ответ забастовали рабочие прилуарских территорий, и «французские солдаты отказались выступить на фронт в самый опасный момент из-за ареста т. Андриё, которого пришлось правительству освободить, чтобы двинуть войска»[1124].

После вступления США в войну во Францию к февралю 1918 г. прибыло 200 тыс. американских солдат, а к июню того же года их численность достигла примерно 1 млн. Но большинство американских солдат не было направлено на фронт, хотя положение французской армии было очень тяжелым, а сосредоточено в одном месте с тем, чтобы американская армия сама нанесла немцам решающий удар.

В таких условиях война продолжалась. К 1918 г. ясно обозначилось преобладание военно-экономической мощи Антанты, особенно в связи с вступлением в войну США. Поэтому немецкое командование спешило нанести удар противнику до прибытия войск из США. К началу 1918 г. у Антанты насчитывалось 274 дивизии, а у германской коалиции 370; Германия еще сохраняла превосходство в артиллерии, хотя в отношении авиации и танков перевес был на стороне войск Антанты. Замысел немецкого командования заключался в том, чтобы направить удар против английских войск между Аррасом и Ла-Фером и, разъединив англичан и французов, отбросить английские силы к Ла-Маншу.

вернуться

1118

«Революционное движение во французской армии в 1917 г,». М. — Л., 1934, стр. 258.

вернуться

1119

Ю. Кучинский. История условий труда во Франции, стр. 262.

вернуться

1120

Жан Фревиль. Рождение Французской коммунистической партии, стр. 56, 57; А. П. Кожевникова. Рабочее и социалистическое движение во Франции в 1917–1920 гг. М… 1959.

вернуться

1121

А. Гильбо. Социализм и синдикализм во Франции во время войны. Пг., 1920, стр. 48.

вернуться

1122

«Annales de la Chambre das Deputes, III Legisl. Debats parlementaires. Session ordinaire de 1917», t. unique, part. III. Paris, 1919, p. 3053.

вернуться

1123

L. J. Malvy. Mon crime. Paris, 1921, p. 35–42, 270–282.

вернуться

1124

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 69.

155
{"b":"228816","o":1}