ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Грабежам и насилию оккупантов над мирным населением не было предела. «Они забирают содержимое казначейств, захватывают управление соляного налога, табачный акциз, гербовый сбор, торгуют реквизированным углем, дровами, солью»[235]. Из занятых крепостей вывозились не только пушки и снаряды, но и все изделия из железа, стратегические карты и планы. Более 5 тыс. картин, статуй и других произведений искусства было изъято из Лувра и отправлено за границу. Убытки от вражеского нашествия превысили 1,6 млрд. фр.

Гнет оккупантов усугублялся разгулом белого террора. Банды роялистских погромщиков, предводительствуемые выходцами из аристократической молодежи, мучили и убивали людей, которые пользовались репутацией либералов или якобинцев. За два дня резни в Марселе было умерщвлено около 500 человек. В Ниме резали протестантов под фальшивым предлогом, будто только католики могут быть верными подданными короля. Общее число жертв составило тут 450 человек. В Авиньоне и в некоторых других городах убийства продолжались несколько месяцев. Тысячи крестьян, терроризированных насилием оккупантов, скрывались в лесах. В ряде мест жители, вооруженные чем попало, вступали в бой с солдатами оккупационных войск.

Общее число арестованных к августу 1815 г. достигло 70 тыс. Арестовывали по малейшему подозрению в республиканских настроениях, в симпатиях к Наполеону, за участие в революционных событиях конца XVIII в. Житель Нима Бонижоль провел в тюрьме целый год только за то, что во времена якобинской диктатуры являлся членом местного революционного комитета. Бросали в тюрьмы и людей «повинных» в том, что они приобрели в годы революции земли духовенства или земли эмигрантов[236].

Среди арестованных, расстрелянных или приговоренных к многолетнему тюремному заключению было много офицеров и генералов, верно служивших своей родине. Маршал Брюн пал жертвой самосуда в Авиньоне, маршал Ней был расстрелян по приговору верховного суда, маршал Бертье покончил жизнь самоубийством. Военные суды и чрезвычайные трибуналы вынесли в общей сложности 10 тыс. обвинительных приговоров. Из армии были уволены многие выдающиеся военачальники (маршалы Даву, Массена, Сульт и др.), которых побаивались генералы коалиции[237].

«Чистка» была проведена и в гражданской администрации. Общее число уволенных со службы чиновников достигло 100 тыс. «Чистка» коснулась и научных учреждений. Знаменитый художник Давид, выдающийся математик Монж и 19 других деятелей науки и деятелей искусства были исключены по политическим мотивам из Академии. Некоторые из них были изгнаны из Франции как бывшие «цареубийцы».

Среди изгнанных оказался и Фуше, которому припомнили его прошлое якобинского комиссара и члена Конвента. Во главе нового кабинета был поставлен герцог Ришелье, бывший эмигрант, пользовавшийся дружеским расположением Александра I.

Чрезвычайно реакционной по своему составу оказалась вновь избранная палата депутатов. Из 388 ее членов 233, т. е. почти две трети, были крупными помещиками, выходцами из старых дворянских фамилий. Почти все они принадлежали к партии ультрароялистов. Такой исход выборов объясняется тем, что они происходили в обстановке белого террора, под давлением оккупационных войск [238].

Ультрароялистское большинство новой палаты (она вошла в историю под названием «бесподобной палаты») кичилось тем, что его члены — «более последовательные монархисты, чем сам король». Депутаты не скрывали, что хотят вернуть старой знати господствующее положение в стране, восстановить былые привилегии католического духовенства, закабалить трудящиеся массы, задушить все проявления либеральных и демократических настроений, расправиться со всеми активными деятелями революции.

Одной из главных забот «бесподобной палаты» было укрепление экономической базы католической церкви. С этой целью палата разработала ряд законопроектов об увеличении бюджета культов, о разрешении духовенству владеть земельной собственностью, о возвращении ему лесов, конфискованных в годы революции, о передаче в его руки записи актов гражданского состояния и контроля над делом народного образования. Выдвигались также предложения о восстановлении цеховых корпораций, существовавших в дореволюционной Франции, о предоставлении избирательных прав одним только крупным землевладельцам и т. п.

Реакционные выходки ультрароялистского большинства палаты вызвали сильное беспокойство в стране, даже в некоторых кругах дворянства, опасавшихся, что притязания крайних монархистов могут дать толчок новой революции. Тревожились и европейские дипломаты [239].

5 сентября 1816 г. «бесподобная палата» была распущена. Решение о ее роспуске было принято по настоянию министра полиции любимца короля графа Деказа, близко стоявшего к верхушке буржуазии. Новые выборы принесли победу роялистам-конституционалистам.

Народные волнения в 1816–1817 годах

Распря между лагерем клерикально-аристократической реакции и лагерем буржуазного либерализма составляла одну из сторон общественной жизни Франции в период Реставрации. Одновременно с этим развивалась борьба народных масс против экономического гнета и политического бесправия, встречавшая враждебное отношение как ультрароялистов, так и роялистов-конституционалистов. Всякое проявление антиправительственных настроений жестоко подавлялось властями. Так, по делу о тайном обществе «патриотов 1816 г.», ставивших своей целью свержение монархии Бурбонов, трое были казнены, а 17 других заключены в тюрьму[240].

Сурово расправились власти с участниками гренобльского заговора, во главе которого стоял либеральный адвокат Жан Поль Дидье, один из организаторов Общества национальной независимости, созданного для борьбы За освобождение страны от гнета оккупантов. Общество имело тайные ячейки в различных частях страны. Оно опиралось на уволенных в отставку офицеров и солдат, на передовые слои крестьянства, некоторые группы буржуазии и интеллигенции. Дидье составил обращение к французскому народу, призывавшее к восстанию против правительства Бурбонов и разоблачавшее его зависимость от командования иностранных войск. «Лорд Веллингтон — вот, кто правит нами! — восклицал Дидье. — Тот, кто называет себя нашим королем, есть союзник англичан, а мы — их пленники»[241].

В ночь на 5 мая 1816 г. три колонны повстанцев общей численностью в 1200–1500 человек двинулись на Гренобль, но были наголову разбиты правительственными войсками. 24 участника восстания были расстреляны по приговору военного суда. Дидье бежал в Пьемонт, но был задержан и выдан французским властям; суд приговорил его к смертной казни.

В октябре 1816 г. народные волнения охватили значительную часть страны. Толпы в несколько сот, а иногда и тысяч рабочих, ремесленников, батраков и беднейших крестьян, доведенные до отчаяния хозяйничанием оккупантов, вздорожанием хлеба, безработицей, врывались на рынки, принуждая торговцев продавать продукты по пониженным ценам, громили амбары помещиков и зажиточных фермеров. В Тулузе 9 ноября вспыхнуло народное восстание; оно было подавлено войсками лишь через пять дней. Вооруженные столкновения происходили и в других городах. Наибольший размах движение приняло весной 1817 г. «Это была настоящая Жакерия», — замечает один историк [242]. В департаменте Сены-и-Марны был раскрыт антиправительственный заговор. Заговорщики намеревались поднять жителей окрестных сел и городов и двинуться на Париж, чтобы установить цену на хлеб в 2 су и провозгласить право на труд и свободу. Лозунгом заговорщиков были слова: «Долой Бурбонов, роялистов и попов!» Правительство беспощадно расправилось с движением. Были произведены массовые аресты. Несколько человек было казнено [243].

вернуться

235

R. Andre. L’Occupation de la France par les allies en 1815 (juillet-novembre). Paris, 1924, p. 81.

вернуться

236

Levis Gwinor. La Terreur blanche et l’application de la loi Decazes dans le departement du Gaid (1815–1817). — «Annales historiques de la Revolution fiancaise», N 176, avril-juin 1964, p. 174–193.

вернуться

237

Marcel Daher. Proscrits et exiles apres Waterloo. Paris, 1965.

вернуться

238

В. A. Бутенко. Либеральная партия во Франции в эпоху Реставрации, т. 1 (1814–1820). СПб., 1913, стр. 278–279.

вернуться

239

«Сборник русского императорского исторического общества», т. 112, стр. 510 (записка, приложенная к депеше министра иностранных дел графа К. В. Нессельроде русскому послу в Париже от 14 мая 1816 г.).

вернуться

240

«Dictionnaire biographique (lu mouvement ouvrier francais», t. I. Paris, 1964, p. 350.

вернуться

241

F. Vermale. Un conspirateur stendhalien. Paul Didier (1758–1816). Paris, 1951, P 138.

вернуться

242

R. Marjolin. Troubles provoquees en France par la disette de 1816–1817. — «Revue d'histoire moderne», novembre-decembre 1933. p. 437.

вернуться

243

L. Cueneau. La disette de 1816–1817 dans une region productive de ble. La Brie. — «Revue d’histoire moderne», janvier 1929, p. 29, 37.

45
{"b":"228816","o":1}