ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заговоры карбонариев

После роспуска «бесподобной палаты» правительство Реставрации в течение трех с лишним лет придерживалось политики компромисса между интересами дворянства и крупной буржуазии. Проявлением этой политики был закон об избирательной системе, опубликованный 5 февраля 1817 г. Закон носил открыто антидемократический характер: он предоставлял право участия в выборах только лицам, достигшим 30-летнего возраста и платящим 300 фр. прямых налогов. Право быть избранным предоставлялось только лицам не моложе 40 лет, платящим налоги в размере 1000 фр. Несмотря на то, что количество избирателей по этому закону не превышало 80-100 тыс., а количество кандидатов в депутаты 16–18 тыс., представители старей аристократии утверждали, что он недостаточно ограждает интересы крупных землевладельцев.

Недовольство ультрароялистов вызвал и новый закон об устройстве армии, утвержденный 10 марта 1818 г. Представители дворянской знати возражали против предусмотренного законом порядка замещения командных постов по старшинству и требовали предоставления королю неограниченного права назначения на все офицерские должности. Депутаты либеральной оппозиции одобряли закон за то, что он положил конец периоду, когда военная служба составляла привилегию знати. Но они умалчивали о таких антидемократических пунктах закона, как предоставление богатым людям возможности откупаться от службы в армии и перекладывать ее бремя в основном на плечи трудящихся.

В сентябре 1818 г. прекратилась оккупация французской территории иностранными войсками. Ультрароялисты добивались продолжения оккупации, так как опасались, что с уходом оккупантов в стране поднимут голову либералы и демократы. Близкий к графу д’Артуа барон Витроль обратился к дворам европейских монархов с секретной нотой, в которой ходатайствовал об оставлении во Франции иностранных войск для защиты правительства Бурбонов[244]. Этот изменнический шаг ультрароялистов не достиг цели.

В октябре 1818 г. политическая обстановка во Франции снова обострилась. Избрание в палату депутатов 23 либералов (среди них был генерал Лафайет) вызвало сильную тревогу при дворе. Ультрароялисты стали добиваться изменения избирательной системы. Глава кабинета Ришелье отказался от своего поста. Политический кризис разрешился 29 декабря 1818 г. образованием нсвого кабинета, во главе которого стал генерал Дессоль[245]. За исключением министра юстиции шевалье де Серра, все члены нового кабинета были выходцами из буржуазии. Новое министерство близко стояло к умеренному крылу либералов («доктринерам»). Никогда еще, ни до, ни после этого, правительство Бурбонов не сближалось в такой мере с буржуазными кругами, как в этот период. Были подготовлены законопроекты о местном самоуправлении, о преобразовании суда присяжных, о гарантиях свободы личности и т. д.

Все эти проекты были оставлены, и министерство круто повернуло вправо, как только выяснились новые успехи левого крыла либеральной партии («независимых») на выборах в палату депутатов в сентябре 1819 г. (оно провело 35 своих кандидатов). В составе правительства произошли новые изменения. 17 ноября место Дессоля занял Деказ, который стал искать сближения с правыми и в угоду им согласился на изменение избирательной системы с целью увеличения представительства крупных землевладельцев. Известия о революции, начавшейся в Испании, еще более усилили тревогу среди ультрароялистов.

14 февраля 1820 г. в палате депутатов должно было начаться обсуждение нового избирательного законопроекта. Но тут случилось событие, сразу изменившее политическую ситуацию во Франции: 13 февраля ремесленником Лувелем был убит племянник короля герцог Беррийский. Ультрароялисты поспешили использовать этот террористический акт, чтобы свалить Деказа и проложить себе путь к власти. Во главе кабинета снова был поставлен герцог Ришелье. Началась новая полоса крайней реакции, получившая название «третьей реставрации». 29 июня 1820 г. был принят новый избирательный закон («закон о двойном вотуме»), значительно расширивший представительство крупных землевладельцев в палате депутатов.

15 декабря 1821 г. министерство Ришелье было смещено и уступило место министерству графа Виллеля[246]. Крупный помещик, бывший эмигрант Виллель был ставленником ультрароялистов. Придя к власти, он сместил многих чиновников, слывших либералами, закрыл некоторые факультеты Парижского университета, ввел ряд ограничений в законодательство о печати.

Ответом на усиление правительственной реакции явились революционные выступления, начало которым положили демонстрации и схватки с войсками в Париже в июне 1820 г. В августе в столице был раскрыт антиправительственный заговор, в котором участвовала группа прогрессивно настроенных офицеров. Революционные демонстрации и уличные столкновения под лозунгами «Да здравствует нация!», «Да здравствует республика!» происходили и в провинциальных городах[247].

С конца 1820 г. движение стало принимать более организованный характер. Возникают ячейки (венты) тайного революционного Общества карбонариев. Организация носила строго конспиративный характер: каждый карбонарий знал только девять прочих членов своей венты. Вступая в члены организации, он приносил клятву хранить все ее тайны, неустанно бороться против тирании, за свободу и независимость родины. Членами Верховной венты и Верховного исполнительного совета карбонариев являлись публицисты Базар и Бюшез, генерал Лафайет и ряд других видных деятелей левого крыла либеральной партии[248]. К началу 1822 г. ячейки карбонариев были созданы в 35 департаментах. В 50 вентах Парижа насчитывалось от 3 до 4 тыс. членов.

Объединенные ненавистью к монархии Бурбонов, карбонарии расходились между собой по вопросу о том, чем заменить ее. Многие карбонарии — особенно офицеры и унтер-офицеры — были бонапартистами (их кандидатом был сын Наполеона герцог Рейхштадтский); другие члены организации (выходцы из буржуазных кругов) были орлеанистами (их кандидатом являлся герцог Луи-Филипп Орлеанский); среди карбонариев имелись и республиканцы (то были преимущественно студенты и торговые служащие). Для преодоления разногласий было созвано три конгресса (первые два в Бордо, а третий в Париже), но они не достигли цели.

В марте 1821 г. под впечатлением известия о революции в Пьемонте была предпринята попытка поднять революцию во Франции. 20 марта в Гренобле толпа народа с трехцветным знаменем совершила нападение на префектуру, но была рассеяна войсками. Неудачу потерпели и попытки поднять восстание в некоторых других городах.

Эти неудачи не обескуражили карбонариев, общая численность которых к концу 1821 г. достигла 50–60 тыс. Был разработан план общенационального восстания, которое должно было начаться 1 января 1822 г. в крепости Бельфор. Полиции удалось выследить заговорщиков и помешать выступлению. Раскрыты были и другие венты, в частности в крепости Ла-Рошель, где во главе заговорщиков стояло четыре сержанта 45-го полка — Бори, Губен, Помье и Рауль. Суд приговорил их к смертной казни. Они умерли как герои[249].

24 февраля 1822 г. в местечке Туар бывшему генералу Бертону, участнику сражения при Ватерлоо, удалось поднять восстание против Бурбонов и сформировать отряд из отставных военнослужащих, крестьян, ремесленников и рабочих. Призывая к свержению правительства Реставрации, Бертон заявлял, что стоит за отмену налогов на соль и вино, за обеспечение прав покупщиков национальных имущесгв. Отряд Бертона двинулся на Сомюр, но к вечеру того же дня, не получив поддержки от карбонариев этого города, был рассеян правительственными войсками. Бертон был схвачен и казнен[250].

вернуться

244

«Note secrete exposant les pretextes et le but de la derniere conspiration». Paris, 1818; J. Deschamps. Une affaire Chateaubriand en 1818. — «Revue d’histoire litteraire de la France», 1924, t XXXI, p. 404–418.

вернуться

245

P. Duvergier de Hauranne. Histoire du gouvernement parlementaire en France, t. 4. Paris, 1857, p. 507–554; A. de Lamartine. Histoire de la Restauration, t. VI. Paris, 1852, p. 163–192.

вернуться

246

R. de Cisternes. Richelieu. Paris, 1898.

вернуться

247

В. Бутенко. Из истории революционного днижеиня во Франции в эпоху Реставрации. Саратов, 1918, стр. 6–8.

вернуться

248

A. Calmette. Les Carbonari en France soils la Restauration (1821–1830). — «La Revolution de 1848. Bulletin de la Societe d'histoire de la Revolution de 1848». Paris, 1913, mars-avril, t. X (N 53), p. 60–62.

вернуться

249

J. Lucas-Dubreton. Les quatre sergents de la Rochelle. Paris, 1929. p. 18, 62, 101.

вернуться

250

H. Pontois. La conspiration du general Berton. Etude politique et judiciaire sur la Restauration. Paris, 1877.

46
{"b":"228816","o":1}