ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Узкозаговорщическая тактика, оторванность от широких масс населения, разногласия среди руководителей движения, нерешительность многих из них обрекли карбонариев на поражение.

Последняя попытка карбонариев поднять восстание против правительства Реставрации была связана с французской военной интервенцией против революционной Испании в 1823 г. Война эта, затеянная по решению Священного союза с целью восстановления феодально-абсолютистского режима в Испании, была крайне непопулярна во Франции. Прогрессивно настроенные люди повторяли стихи Беранже, разоблачавшего преступные цели этого похода и предсказывавшего, что следствием его будет закабаление как испанского, так и французского народа[251]. Видный либеральный публицист Поль-Луи Курье в «Воззвании» к солдатам французской армии, сосредоточенной на пиренейской границе, разъяснял им, что их посылают в Испанию, чтобы восстановить там, а затем и во Франции феодально-абсолютистский режим, палки и черный хлеб для солдат[252]. Кучка смелых людей — французских и итальянских эмигрантов во главе с полковником Фавье, членом одной из карбонарскнх вент, — сделала попытку помешать продвижению французских войск в глубь Испании и открыть им глаза на контрреволюционную сущность похода, но эта попытка потерпела неудачу.

Подавление революции в Испании явилось тяжелым ударом и для революционного движения во Франции. Новые выборы, происходившие в феврале 1824 г., принесли победу ультрароялистам. Две трети новой палаты депутатов составляли крупные помещики-дворяне. Либералы получили в ней только 19 мест (из 430). Одним из первых шагов этой реакционной палаты было принятие закона об увеличении срока ее полномочий до семи лет.

Экономическое развитие Франции в 1814–1830 годах

В период Реставрации Франция продолжала оставаться страной аграрной по преимуществу. Сельское хозяйство все еще занимало преобладающее место в ее экономике: в 1827 г. из 8,7 млрд, фр., составлявших общую сумму ее национального дохода, на долю сельского хозяйства приходилось 5 млрд. Городов с населением свыше 100 тыс. человек было всего три: Париж, Лион и Марсель. Большая часть жителей страны — 22 млн. из 31 млн. — была занята в земледелии. Количество рабочих и ремесленников исчислялось в 4 млн. 300 тыс. человек[253].

Распределение земельной собственности было весьма неравномерным. Из общей массы в 3 млн. 805 тыс. земельных собственников, насчитывавшихся во Франции в 1815 г.[254], 21 456 владели 42,3 % земли: эта горстка крупнейших землевладельцев составляла 0,6 % от общей численности земельных собственников. В то же время на долю 1,5 млн. собственников средних хозяйств (величиной от 3 до 12 га каждое), составлявших 37,9 % общего числа землевладельцев, приходилось только 19,5 % всех земель. Мелкие и мельчайшие собственники, общее число которых равнялось 1 952 701 (несколько больше половины всего числа земельных собственников), владели только 4,2 % земельного фонда страны, причем более половины хозяйств этой группы представляло собой крохотные участки, средний размер которых не превышал 0,5 га.

В условиях развивающегося капитализма значительная часть французского крестьянства уже через два-три десятилетия после революции превратилась в чисто номинальных собственников. Чтобы прокормиться на своем маленьком участке, они вынуждены были заниматься подсобным промышленным трудом. Их зависимость ог ростовщиков усиливалась с каждым годом. Многие крестьяне превращались в безземельных батраков, работавших на землях помещиков и сельских богатеев.

Политика правительства Реставрации имела своим результатом укрепление позиций крупных землевладельцев, наживавшихся на дороговизне хлеба на внутреннем рынке. Это было следствием высоких таможенных пошлин, установленных в 1819 г. для защиты интересов французских помещиков от конкуренции иностранного хлеба. Высокими таможенными пошлинами обложены были и привозной скот, и привозная шерсть: это делалось в интересах французских скотоводов.

В отличие от Англии, крупное землевладение обычно сочеталось во Франции с мелким землепользованием. Большинство крупных помещиков сдавало свои земли в аренду крестьянам на тяжелых условиях половничества. Большая часть крестьян и арендаторов не имела необходимых средств для повышения техники обработки земли. Это обстоятельство сильно замедляло прогресс в области сельского хозяйства.

Гораздо более заметным был прогресс в области промышленности и торговли. С 1815 по 1829 г. в различных отраслях промышленности было основано 98 акционерных обществ[255]. В 1817 г. количество патентов, выдававшихся владельцам торговых и промышленных предприятий, составляло 847 000, а в 1830 г. — 1 163 000[256].

Об успехах текстильной индустрии, по-прежнему занимавшей первое место в обрабатывающей промышленности, свидетельствуют следующие данные. Потребление хлопка увеличилось за эти годы почти в три раза. В 1829 г. на французских предприятиях применялось 3600 тыс. механических веретен, производивших около 28 млн. кг пряжи. Общая стоимость производства прядильных фабрик достигала в это время 144 млн. фр. в год. «Рабочих, занятых в бумагопрядильном производстве, было 200 тыс. человек, ткачей — вдвое больше; в ткацком производстве (тогда еще преимущественно ручном) было занято 450 тыс. человек»[257]. Стоимость производства шелковых изделий возросла вдвое — с 40 млн. фр. (в 1815 г.) до 80 млн. фр. (в 1830 г.). В 1812 г. шерстяная промышленность потребляла 35 млн. кг шерсти, а в 1825 г. — 50 млн. кг[258].

Расширился и объем металлургического производства. В 1818 г. было выплавлено 114 тыс. т чугуна, а в 1828 г. -220 тыс., число доменных печей достигло в 1825 г. — 379. Производство железа возросло в полтора раза. Добыча каменного угля, составлявшая в 1814 г. 1 млн. т, поднялась в 1825 г. до 1,5 млн. т. В 1818 г. началась плавка железа и чугуна на каменном угле, а в 1825 г. уже почти треть всего произведенного железа была выплавлена таким способом. Технические нововведения в области железоделательной промышленности вызвали к жизни изготовление новых изделий (например, железных кроватей, металлической посуды). Произошло улучшение качества и удешевление иголок, ножей, пил, ключей, увеличилось производство кос.

Важные изобретения в химической промышленности привели к возникновению производства цемента, стеариновых свечей, светильного газа. Благодаря введению машин произошел переворот в типографском и издательском деле: в 1814 г. из французских типографий вышло 45 млн. оттисков, а в 1826 г. — 144 млн., не считая газет и журналов. Успехи шелкоткацкого производства были связаны с распространением механического «станка Жаккара»: в 1819 г. в Лионе насчитывалось 1200 жаккаровских станков, а в 1825 г. — 4202.

Однако большая часть механических станков, применявшихся тогда во французской промышленности, были гидравлическими. Паровых машин было еще мало; все же число их увеличилось — с 65 (в 1820 г.) до 620 (в 1830 г.). Появился ряд машиностроительных предприятий. Правда, многие из них принадлежали английским капиталистам, привозившим с собой иногда рабочих из Англии[259]. Некоторые французские машиностроители заимствовали из Англии чертежи машин и станков, вывозили оттуда и машины[260].

Процесс промышленного переворота, начавшийся во Франции в последние годы XVIII в., продвинулся вперед за время Реставрации, но развивался он еще довольно медленным темпом. Маркс подчеркивал, что дробление земельных участков, препятствуя быстрому росту населения, задерживав и развитие промышленности. Система парцеллирования приводила к этому результату также и прямым путем. «Она удерживала значительную часть населения прикрепленной к земле и занятой на ней». Более быстрому развитию капиталистического производства во Франции мешало и то обстоятельство, что там «сбережения и накопления» мелких собственников имелись «в относительно высокой степени»[261]. Индустриальное развитие страны задерживалось также из-за нехватки угля и железа.

вернуться

251

П. Ж. Беранже. Полн. собр. песен, т. 1 (1810–1830). М., — Л., 1934, стр. 470–471.

вернуться

252

P. L. Courier. Oeuvres completes Paris, 1839, p. 110.

вернуться

253

S. Charlety. La Restauration. Paris, 1921, p. 314–315.

вернуться

254

L. de Lavergne. Economie rurale de la France depuis 1789. Paris, 1861, p. 49.

вернуться

255

S. Charlety. La Restauration, р. 303, 311.

вернуться

256

H. Methivier Les debuts de l’epoque contemporaine. De 1789 а 1848. Paris, 1947, p. 413.

вернуться

257

Ф. В. Потемкин. Промышленная революция во Франции, т. I. М., 1971, стр. 189..

вернуться

258

S. Charlety. La Restauration, p. 302.

вернуться

259

A. L. Dunham. La Revolution incluslrielle en France (1815–1848). Paris, 1953, p. 218-219.

вернуться

260

Ibid, p. 221.

вернуться

261

К. Маркс. Неопубликованная рукопись к первому тому «Капитала». — «Архив Маркса и Энгельса», т. II (VII), 1933, стр. 249, 251.

47
{"b":"228816","o":1}