ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Особое место среди идеологов дворянско-монархической реакции 1814–1830 гг. занимал писатель и публицист Шатобриан. Выходец из старого дворянства, он эмигрировал во время революции, но в 1800 г., воспользовавшись амнистией, возвратился во Францию. В 1802 г. Шатобриан выпустил книгу «Гений христианства», в которой воспевал католическую религию. Книга эта оказала большое влияние на умы современников. Большой успех имели и романы Шатобриана, в которых он идеализировал нравы первобытных людей, рыцарей и монахов средневековья. Произведения Шатобриана дышали глубокой ненавистью к революционным переворотам. В книге «Опыт о революциях древнего и нового времени», изданной в 1797 г. и переизданной в 1820 г., он призывал отказаться от «химер» политической борьбы и утверждал, что все вообще революции доказали якобы бесплодность тех «насилий и жестокостей», которыми они сопровождались.

Однако Шатобриан не верил в возможность полного восстановления абсолютистско-феодального строя. Свою позицию в этом вопросе он изложил в брошюре «О монархии согласно хартии» (1816). Признавая превосходство конституционно-парламентского строя над абсолютистским, автор выдвигал, однако, такие реакционные требования, как чистка государственного аппарата от чиновников, служивших при республике и империи, возвращение духовенству еще не проданных церковных земель, передача в его руки народного образования, установление неделимости дворянских поместий и т. п. В 1819 г. Шатобриан разработал следующую программу (она была опубликована в журнале «Консерватор»): 1) увеличение представительства крупных землевладельцев в палате депутатов; 2) расширение права короля назначать офицеров армии; 3) усиление наказаний за нападки в печати на религию и церковь; 4) расширение прав органов областного и местного самоуправления с целью создания привилегий для помещичьей аристократии; 3) издание закона о неделимости поместий членов палаты пэров; 6) принятие мер против дробления земельных владений дворянства; 7) уплата денежного возмещения бывшим эмигрантам за конфискованные у них земли[281].

Некоторые из пунктов этой программы впоследствии были осуществлены правительством Реставрации.

Идеологам дворянско-монархической реакции противостояли идеологи буржуазного либерализма. Среди них различались две группы — конституционалисты-роялисты и либералы-парламентаристы. Главой конституционалистов-роялистов, выражавших интересы крупной буржуазии и либеральной части дворянства, был профессор философии и адвокат Ройе-Коллар. «Время аристократии, — доказывал он, — миновало безвозвратно, она стала только „историческим воспоминанием“. Привилегии сошли в могилу, и никакие человеческие усилия не воскресят их» [282]. Политическое преобладание, утверждал Ройе-Коллар, должно принадлежать «средним классам», т. е. буржуазии, в которой он усматривал естественного представителя всей новой Франции.

Более радикальных взглядов придерживался писатель и публицист Бенжамен Констан — видный теоретик французского либерализма первой трети XIX в., выражавший интересы широких слоев торгово-промышленной буржуазии и буржуазной интеллигенции. В своем главном труде — «Курс конституционной политики» (1818–1820) — он выдвигал учение о пяти основных органах государственной власти: королевской власти, исполнительной власти (министры), постоянной представительной власти (палата пэров), власти, представляющей общественное мнение (палата депутатов), и судебной власти. При этом Констан считал, что королевская власть стоит над четырьмя другими властями как «высший и посреднический» орган. Большое значение придавал он местному и областному самоуправлению, в котором готов был видеть особый, шестой орган власти[283].

Большой популярностью пользовалось в кругах либеральной буржуазии и либеральной интеллигенции учение Бенжамена Констана об «индивидуальных правах» человека, под которыми он подразумевал свободу личности, суд присяжных, свободу совести, свободу промышленности, неприкосновенность собственности, свободу печати. Однако, ратуя за свободу личности, за права человека, он имел в виду свободу и права только для имущих классов. Под лживым предлогом, будто трудящиеся ничего не смыслят в политике, Бенжамен Констан отказывал низшим классам в политических правах.

Идеологическая борьба между либеральной буржуазией и реакционным дворянством отражалась и в историографии. Период Реставрации был временем всеобщего увлечения историей. Книжный рынок был завален историческими сочинениями. Исторические концепции использовались борющимися партиями для обоснования своих политических программ. Так, например, ультрароялистский публицист граф Монлозье в своем трактате «О французской монархии» оспаривал притязания французской буржуазии на участие в политической власти на том основании, что буржуазия этой страны ведет будто бы свое происхождение от прежних рабов французской аристократии — галлов, покоренных франками. Идеализируя дореволюционный режим, Монлозье называл революцию XVIII в. «великим социальным преступлением»[284]. Оспаривая мнения тех, кто видел в этой революции «преходящее потрясение», он с тревогой указывал на возможность новых революций. Чтобы предотвратить их, писал он, необходимо укрепить положение земельной аристократии, усилить права палаты пэров, обеспечить политическое преобладание дворянства также и в палате депутатов, ограничить избирательные права буржуазии. Отвергая претензии буржуазии на политическое господство, Монлозье с большой проницательностью предсказывал, что с того момента, как «средний класс» (т. е. буржуазия) станет у власти и превратится в новый «высший класс», против него тотчас же восстанут «низшие классы» и свергнут его так же, как он сверг прежний «высший класс»[285].

Крупнейшим представителем буржуазной историографии являлся в этот период Франсуа Гизо. В первые годы Реставрации он стоял довольно близко к правительственным кругам, но с усилением реакции был лишен административных постов и примкнул к умеренному крылу либеральной оппозиции. Свои политические взгляды и свою историческую концепцию Гизо впервые изложил в книге «О правительстве Франции со времени Реставрации и о нынешнем министерстве» (1820). История Франции изображалась в этой работе как история борьбы между завоевателями Галлии — франками и ее коренным населением — галлами. «Франки и галлы, сеньеры и крестьяне, дворяне и разночинцы», — так определял Гизо борющиеся стороны, подчеркивая, что потомком «народа-победителя» (франков) является дворянство, а потомком «народа побежденного» (галлов) — третье сословие. «В наши дни, — писал Гизо, — разыгралась решающая схватка между ними. Она называется революцией»[286]. Революция изменила, по его словам, взаимоотношения обоих лагерей. Правительство Реставрации, дав конституционную хартию, стало на сторону «народа побежденного». Обличая контрреволюционные происки старой знати и высшего духовенства, Гизо призывал к сотрудничеству буржуазии и дворянства и считал, что монархия Бурбонов является удобной формой для такого сотрудничества.

Ультрароялисты встретили книгу Гизо в штыки. Реакционные газеты обвиняли автора этого сочинения в проповеди гражданской войны[287]. В либеральных кругах книга имела огромный успех: два издания разошлись в две недели, вскоре вышло третье, за ним четвертое издание. В другой работе — «О средствах управления и об оппозиции в нынешнем состоянии Франции» — Гизо осуждал стремление правительства опираться только на аристократию, убеждал его перестать бояться растущего влияния «среднего класса» и отдать ему часть государственной власти. Только таким путем, доказывал автор, можно оградить страну от притязаний сторонников «старого режима», упрочить конституционную монархию и предотвратить новую революцию[288].

вернуться

281

«Le Conservateur», 1818, t. V, p. 292–293 (Vicomte de Chateaubriand. Politique).

вернуться

282

P. de Baranle. La vie politique de Royer-Collard, ses discours et ses ecrits, t. I. Paris, 1891, p. 310; t. II, p. 25–30, 134–135.

вернуться

283

Benjamain Constant. Cours de politique constitutionnelle, t. I. Paris, 1861, p. 19–21, 98-103.

вернуться

284

«De la Monarchie francaise au 1,r Janvier 1821, par M. le comte de Montlosier». Paris, 1824, p. 113, 164, 179.

вернуться

285

«De la Monarchie francaise… par M. le comte de Montlosier», p. 61–62.

вернуться

286

F. Guizot. Du Gouvernement de la France depuis la Restauration et du ministere actuel. Paris, 1820, p. 1–2.

вернуться

287

Ch. Pouthas. Guizot pendant la Restauration (1814–1830). Preparation d’un homme d’Etat. Paris, 1923, p. 272–274.

вернуться

288

F. Guizot. Des moyens de gouvernement et de l’opposition dans l’etat actuel de 1? France. Paris, 1821, p. VII.

50
{"b":"228816","o":1}