ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В начале января 1828 г. ультрароялистское министерство графа Виллеля, стоявшее у власти около семи лет, уступило место министерству графа Мартиньяка, близкого к партии конституционалистов-роялистов. Этот вынужденный поворот влево в политике правительства оказался непродолжительным. Указы, ограничивавшие права ордена иезуитов, и некоторые другие либеральные начинания нового кабинета вызвали сильное возмущение среди крайних реакционеров. С другой стороны, передовые круги буржуазии были разочарованы половинчатыми действиями Мартиньяка в деле чистки провинциальной администрации от ультрароялистов и в вопросе о реформе местного и областного самоуправления.

Идя навстречу требованиям торгово-промышленных кругов, добивавшихся расширения экономических связей Франции со странами Востока, правительство Карла X стало на сторону греков, восставших против гнета Турецкой империи. В 1827 г. между Россией, Англией и Францией было подписано соглашение о сотрудничестве в греко-турецком конфликте. 20 октября 1827 г. в бухте Наварин турецко-египетский флот был разгромлен соединенными эскадрами Англии, Франции и России. Вслед за тем по решению Лондонской конференции европейских держав в июле 1828 г. отряд французских войск был послан в Морею, чтобы помешать отправке туда новых турецко-египетских войск для борьбы против греческого восстания.

Эти действия правительства были одобрительно встречены либеральной буржуазией Франции. Однако решающую роль в освобождении Греции от турецкого господства сыграла победа России в войне с Турцией в 1829 г.

Внешнеполитические успехи министерства Мартиньяка не упрочили на сколько-нибудь продолжительный срок его пошатнувшееся положение внутри страны.

8 августа 1829 г. Карл X дал отставку кабинету Мартиньяка. Новый кабинет, составленный из одних ультрароялистов, возглавил князь Полиньяк, принадлежавший к самому реакционному крылу французской аристократии, выходец из семьи, тесно связанной с династией Бурбонов.

Июльская революция 1830 года

Приход к власти крайних монархистов во главе с Полиньяком привел к резкому обострению политической обстановки в стране. Курс государственной ренты на бирже понизился. Началось изъятие вкладов из банков. Либеральные газеты напоминали о контрреволюционном прошлом новых министров и предостерегали правительство против покушения на хартию. Отвергая революционные методы борьбы, представители умеренного крыла буржуазной оппозиции утверждали, что лучшее средство борьбы с реакционными замыслами правящих кругов — отказ от уплаты налогов. В ряде департаментов стали возникать ассоциации налогоплательщиков, готовившиеся к отпору правительству в случае нарушения им конституции.

Общественное недовольство поддерживалось промышленной депрессией, ростом безработицы и повышением цен на хлеб. На 1 января 1830 г. во Франции насчитывалось более 1,5 млн. человек, имевших право на пособие по бедности. В одном только городе Нанте насчитывалось 14 тыс. безработных (1/6 часть населения). Заработная плата местных рабочих, по сравнению с 1800 г., уменьшилась на 22 %. За то же время цены на предметы первой необходимости повысились в среднем на 60 %[329].

Бедственное положение трудящихся масс вело к росту революционных настроений в стране. Усиливались антиправительственные выступления в оппозиционной прессе В начале 1830 г. была основана новая либеральная газета «Националь», вступившая в острую полемику с реакционными органами печати. Редакция газеты, в которую входили публицист Арман Каррель, историки Тьер и Минье, ставила своей задачей защиту хартии и высказывалась за конституционную монархию, при которой «король царствует, но не управляет». Постепенно тон газеты становился открыто угрожающим по адресу династии Бурбонов. Вместе с тем газета не скрывала своего страха перед новой революцией.

В отличие от конституционалистов-роялистов и умеренных либералов, продолжавших надеяться на мирный исход конфликта между министерством и оппозицией, демократы и республиканцы готовились к решительной борьбе с правительством. В январе 1830 г. в Париже возникла тайная Патриотическая ассоциация во главе с редактором леволиберальной газеты Огюстом Фабром. Члены ассоциации, в большинстве своем студенты и журналисты, запасались оружием и готовились к вооруженному сопротивлению попытке правительства отменить хартию. Некоторые члены Патриотической ассоциации поддерживали связь с рабочими. Наряду с этой ассоциацией, группа республиканцев создала в конце 1829 г. тайные революционные комитеты («муниципалитеты»), во главе которых стояла Центральная коммуна. Эта организация, состоявшая преимущественно из представителей республиканской интеллигенции (студент Годфруа Кавеньяк, доктор Трела и др.), восходит к карбонарским вентам.

Политическая обстановка в стране становилась все напряженнее. Возбуждение еще более усилилось под влиянием известий о пожарах, опустошавших деревни Нормандии. Оппозиционная печать обвиняла правительство в бездействии и даже в попустительстве поджигателям. Крестьяне вооружались для охраны своих ферм. Пожары прекратились лишь после того, как на место действия прибыли войска. Эти поджоги, бывшие, по-видимому, делом рук агентов страховых компаний, давали новую пищу для противоправительственной агитации[330].

Серьезные волнения разыгрались с весны 1829 г. в сельских местностях департаментов Арьеж и Верхняя Гаронна. Волнения эти были вызваны новым лесным кодексом, принятым в 1827 г. Кодекс запрещал производить расчистку леса без разрешения властей, самовольная рубка каралась большими штрафами; крестьянам запрещалось пасти коз и овец даже вблизи своих домов. Эти суровые правила грозили крестьянам тяжелым материальным ущербом и нарушали древние права сельских общин, восстановленные во время революции.

Первые волнения на этой почве произошли осенью 1828 г. Восставшие крестьяне именовались «демуазелями» (девицами), вследствие того что облачались в длинные белые рубахи, намазывали на лица желтые и красные полосы, надевали маски в виде кусков холста с отверстиями для глаз. С осени 1829 г. и особенно с начала 1830 г. движение приняло широкие размеры. Судебная расправа с группой его участников не запугала крестьян. Отряды «демуазелей» продолжали громить усадьбы помещиков и фермеров, захватывать лесные угодья и после суда над ними в марте 1830 г.[331]

2 марта 1830 г. открылась сессия обеих палат. Карл X в своей тронной речи обрушился на либеральную оппозицию, обвинив ее в «преступных замыслах» против правительства. 16 марта палата депутатов приняла ответный адрес, который содержал прямой выпад против министерства Полиньяка. В ответ на это заседания палаты были прерваны до 1 сентября.

16 мая палата депутатов была распущена; новые выборы были назначены на 23 июня и 3 июля. Подготовка к выборам сопровождалась острой борьбой в печати по вопросу о правах обеих палат, о пределах королевской власти, о полномочиях министров. Ультрароялистские газеты пропагандировали теорию неограниченной власти монарха. Либеральная пресса требовала отставки кабинета Полиньяка, восстановления национальной гвардии, введения областного и местного самоуправления, борьбы с клерикальным засильем, смягчения режима для печати, уменьшения налогов, защиты прав покупщиков национальных имуществ.

Чтобы отвлечь внимание французского общества от внутренних затруднений, обуздать либеральную оппозицию, поднять свой престиж в армии и обеспечить себе расположение торговой и промышленной буржуазии, давно добивавшейся упрочения влияния Франции в Средиземном море и на североафриканском побережье, правительство Карла X предприняло завоевание Алжира. Предлогом для этой экспедиции послужило оскорбление, нанесенное алжирским беем Гуссейном французскому консулу Девалю. Затевая поход, Франция могла рассчитывать на моральную поддержку России. Дипломатические интриги Англии, которая пыталась свести на нет плоды русских побед в войне 1828–1829 гг. с Турцией, побудили Николая I занять позицию, благоприятную Франции. Английское правительство подстрекало алжирского бея к сопротивлению Франции. Оно добивалось от французского правительства письменного обязательства, что Франция не претендует на завоевание Алжира, грозило посылкой своего флота к его берегам[332].

вернуться

329

M. Giraud-Mangin. Nantes en 1830 et les journees de juillet. — «Etudes sur les mouvements liberaux et nationaux de 1830». Paris, 1932, p 114–120.

вернуться

330

F. В. Artz. La crise des assurances en 1830 et les compagnies d'assurance. — «Revue d’histoire moderne», mars-avril 1929, p. 97, 99-105.

вернуться

331

Ф. В. Потемкин. Промышленная революция во Франции, т. II. М., 1971, стр. 75–96.

вернуться

332

I. Garnier. Charles X. Paris, 1967, p 163–181.

55
{"b":"228816","o":1}