ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Многолюдный банкет в Дижоне обнаружил новые успехи республиканцев «Реформ». В Дижоне собрались возглавляемые Ледрю-Ролленом и Луи Бланом представители других городов Франции и делегаты из Швейцарии. Уже не в качестве одиночек (как было ранее, на других банкетах) прибыли на дижонский банкет рабочие; их было тут около 400 человек.

Банкетная кампания 1847 г. способствовала развитию борьбы за избирательную реформу в различных частях Франции. В движение были вовлечены даже департаментские советы. Но ни одна из группировок оппозиционной буржуазии не решалась поднять вооруженное восстание с целью насильственного свержения правительства Луи-Филиппа. И тем не менее, несмотря на измену либералов и колебания мелкобуржуазных демократов, революция совершилась! Она совершилась именно так, как в 1847 г. предсказывал Энгельс: «В тот момент, когда столкновение между народом и правительством станем неизбежным, — они (рабочие. — Ред.) вмиг окажутся на улицах и площадях, разроют мостовые, перегородят улицы омнибусами, повозками и каретами, забаррикадируют каждый проход, каждый узкий переулок превратят в крепость и двинутся, сметая все препятствия, от площади Бастилии к Тюильрийскому дворцу»[385].

6. Революция 1848 года. Вторая республика

Февральская революция

Накануне 1848 г. многое сигнализировало о приближающемся новом революционном взрыве. Из всех фракций французской буржуазии финансовая аристократия оказалась наименее способной управлять страной.

Отвергая все требования оппозиции и предложения об избирательной реформе, король и правительство Гизо упорно не хотели видеть грозного смысла множившихся революционных симптомов.

«Франция склоняется теперь и готова к консервативной политике. Она уже давно достигла своей цели и вошла в равновесие. Много еще будет колебаний, но они будут все более и более слабыми и короткими, как у часового маятника, который хочет остановиться», — писал Гизо в мае 1847 г. Меттерниху[386] обнаруживая редкостную близорукость относительно ближайшей политической перспективы для Франции. Самоуверенность выдающегося историка-министра передавалась его властолюбивому, но недалекому «королю-гражданину».

Такая слепота не была проявлением лишь «старческого упрямства» короля и Гизо, как то полагают вплоть до наших дней многие буржуазные историки. Это слепое упрямство было органически свойственно самому «царству банкиров». Господство финансовой аристократии в тот период, основанное на монопольных привилегиях крупного денежного капитала и на сращивании его с государственным аппаратом, на хищнической эксплуатации государственного бюджета, биржевой игре и спекуляциях вокруг государственной политики, — словом, на разнообразных возможностях обогащения буржуазной плутократии вокруг государственной власти и с помощью государственной власти, такое господство никак не мирилось с приобщением к власти других прослоек буржуазии. Последнее неизбежно вело бы к преобладанию интересов крепнущей промышленной и торговой буржуазии, которую развитие капитализма выдвигало на передний план.

Еще более несовместимым с «царством банкиров» казалось предоставление избирательного права широким массам мелкой буржуазии. Во Франции мелкая буржуазия настолько была придавлена крупными капиталистами, разорялась и ограблялась ими, что, получив право голоса, она немедленно прибегла бы к мерам прямого нападения на денежных тузов. Ф. Энгельс писал, что в этой борьбе французская мелкая буржуазия вынуждена была бы даже против своей воли заключить союз с рабочим классом, что неизбежно вело к свержению монархии. «И Ротшильд и Луи-Филипп прекрасно понимают, что включение в круг избирателей мелкой буржуазии означает не что иное, как — „LA REPUBLIQUE“»[387].

И действительно, взрывчатая сила демократического союза рабочих и мелкой буржуазии немедленно дала о себе знать, как только ход событий объединил эти классы в общем восстании против гнета финансовой аристократии.

Либеральная оппозиция после поражения в стенах парламента возобновила банкетную кампанию против правительства Гизо. Новый большой банкет сторонников избирательной реформы в столице, назначенный на 19 января и тогда же запрещенный властями, перенесен был на 22 февраля. Он должен был сопровождаться мирной уличной демонстрацией в защиту свободы собраний. После того как власти заявили, что не допустят ни банкета, ни демонстрации, либеральная оппозиция вновь отступила. Либералы знали о громадном возбуждении, которое стремительно нарастало в Париже, возмущенном полицейским произволом властей, и теперь опасались более всего революционных действий народных масс. Хорошо осведомленный писатель Мериме, рассказывая в эти дни о настроениях в столице, уверял, что не меньше чем правительство озабочена всем этим либеральная оппозиция: «Ее главари похожи на всадников, которые разогнали своих лошадей и не знают, как остановить их»[388]. Вечером 21 февраля оппозиционные депутаты и журналисты призвали народ подчиниться властям.

Большинство республиканцев и демократов также не решалось призвать народ к борьбе. 19 февраля на совещании в редакции газеты «Реформ» Ледрю-Роллен, поддержанный Луи Бланом, высказался против использования банкетного конфликта для организации выступления масс, доказывая, что народ не подготовлен к борьбе и не имеет оружия. Несмотря на возражения участников совещания Коссидьера, Лагранжа и Бона, связанных с тайными обществами и высказывавшихся за революционные действия, точка зрения Ледрю-Роллена взяла верх. «Реформ» призвала парижан сохранять спокойствие и оставаться 22 февраля дома. От участия в революционной борьбе предостерегали и мелкобуржуазные социалисты Леру, Прудон, Консидеран.

Вопреки всем этим увещеваниям, тысячи парижан, возглавляемые студентами и рабочими из предместий, вышли 22 февраля на площади, объявленные сборными пунктами запрещенной демонстрации. Войска и муниципальная гвардия, щадя буржуазную молодежь, набросились на рабочих демонстрантов. Последовал отпор рабочих. Появились первые баррикады. На следующий день стычки и схватки демонстрантов с войсками и полицией продолжали разрастаться. В борьбу вступали участники тайных обществ, число баррикадных бойцов в центре и предместьях непрерывно увеличивалось.

Опасные для правительства симптомы обнаруживало поведение парижской национальной гвардии. Приказы ее командования о сборе батальонов выполнялись плохо, а являвшиеся на сбор национальные гвардейцы из мелкой буржуазии проявляли сочувственное отношение к демонстрантам и явно уклонялись от борьбы с ними, нередко даже брали их под защиту от полиции и регулярных войск. Замешательство обнаруживалось и в тех батальонах национальной гвардии, которые состояли из чисто буржуазных и аристократических элементов. Крики «Да здравствует реформа!», «Долой Гизо!» с каждым часом усиливались.

К концу дня 23 февраля король Луи-Филипп, напуганный оборотом событий, решился наконец пожертвовать Гизо. Главой нового правительства был назначен граф Моле, пользовавшийся репутацией либерального орлеаниста. В кругах буржуазии эта весть была встречена с восторгом. Деятели либеральной оппозиции и офицеры национальной гвардии обращались к народу с призывом прекратить борьбу.

Но рабочие, помнившие об уроках революции 1830 г., на этот раз не дали себя обмануть и продолжали бороться против монархии. «Моле или Гизо — это для нас все равно, — отвечали рабочие революционеры. — Народ баррикад держит в руках оружие и не сложит его до тех пор, пока Луи-Филипп не будет свергнут с своего трона. Долой Луи-Филиппа!»[389]

Этот лозунг находил все более мощный отклик, достаточно было толчка, чтобы мгновенно выкристаллизовались элементы всенародного восстания в столице. Таким толчком явилось трагическое происшествие в центре Парижа, на бульваре Капуцинок, вечером 23 февраля. Колонна безоружных демонстрантов, направлявшаяся к зданию министерства иностранных дел, где проживал Гизо, была расстреляна охранявшим здание воинским подразделением. Несколько десятков человек были убиты и ранены. Весть об этом злодеянии мгновенно разнеслась по городу и подняла на ноги все трудовое население Парижа. Тысячи рабочих, ремесленников, лавочников, студентов ринулись в бой и за одну ночь построили свыше 1500 баррикад. Восстание против монархии приняло подлинно всенародный характер. Костяком его и организующей силой стали члены тайных республиканских обществ.

вернуться

385

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч, т. 4, стр. 364.

вернуться

386

Memoires, documents et ecrits divers de M. de Metternich. Deuxieme partie: L’ere de paix (1816–1848), t. Vil. Paris, 1883. p. 401.

вернуться

387

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 193.

вернуться

388

Цит. по: P. Dominique. Les journees de quarante-huit. Paris, 1948, p. 16.

вернуться

389

Delbrouck. 22, 23 et 24 fevrier. Revolution de 1848 et les evenements qui l’ont cause. Paris, 1848, p. 18.

67
{"b":"228816","o":1}